Белорусский вызов: демократический ответ

В Беларуси с советских времен существует недетская любовь к промышленности. Этакий вариант любви крестьянина к трактору. Это, как бы, естественно. Не любить же ему газонокосилку?

Наша героическая любовь к промышленности дает ответы на многие вопросы психологических установок нынешней политической и экономической элиты. В русле мировых тенденций мы должны бы всеми силами развивать сферу услуг. Промышленности – содействовать и поддерживать. Проводить ориентированную в будущее промышленную политику и реструктурировать сектора промышленности. Менять товарные позиции.

Это не делалось. Причем скатывались на ровном месте. «Промышленном» месте. К примеру: во всем мире резкий рост производства скутеров и малых мотоциклов, а у нас проваливается со сбытом за пределы собственной страны столичный мотовелозавод.

Кейс 4 «Экономическая динамика секторов и сегментов промышленности»

Успехи нефтепереработки оказали наркотическое воздействие на руководство страны, что нашло отражение и в формулировке мифа о «белорусском экономическом чуде». Крайне негативное воздействие идеологии «экономического чудотворения» оказало и оказывает на само население страны. Снижение дотационного субсидирования со стороны России с 8300 миллионов долларов до 5700 миллионов долларов в год становится поводом ожидаемой истерии со стороны действующих полисимейкеров. Однако действия России были ограниченными и не наносили Беларуси неприемлемого экономического ущерба.

Ситуация 2007 года будет связана с реальным изменением товарных потоков отраслей и сегментов экономики страны. На представленной графической диаграмме 5 можно увидеть дифференциацию в выпуске товарной продукции ведущими отраслями промышленного сектора страны. Ряд отраслей – от топливной до пищевой – имеют приличную динамику агрегатов совокупного выпуска (не учитывая изменения товарных запасов). Действительно, темпы прироста от 23% до 6.7% являются высокими или достаточно приемлемыми для развивающейся рыночной среды. Это – «правое полушарие». Но есть и нечто иное в национальной экономике.

Иное представлено «левым полушарием». Это – отрасли от электроэнергетики до легкой промышленности. Именно данные отрасли странным образом оказались аутсайдерами государственной политики. Вольно или нет? Скорее всего, они были неинтересны для правительства и загонялись на «второй план» в блестящей картинке успехов Беларуси на нефтяной волне. Оценки ситуации ориентируются на динамику отраслевого развития, которая наглядно представлена несколько ниже.

Диаграмма 5. «Динамика отраслей экономики Беларуси в 2006 году, в % по сравнению с 2005 годом »

Итоги отраслевого развития дают основания считать, что жертвами официальной моделистали: легкая промышленность, деревообработка и лесная промышленность, электроэнергетика. Отрасли, которые были очень успешными десятилетия и приносили высокие экспортные доходы. В середине 90-х годов белорусская мебель на 90% экспортировалась, хорошо продавались на внешних рынках одежда и обувь. Эти товарные группы были сферой региональной специализации, и внешние рынки хорошо реагировали на национальные бренды. Качество экспортной продукции легкой или лесной промышленности было более высоким по сравнению с другими производителями. Данное преимущество в последние годы было утеряно очень быстро и очень некстати.

Почему морально и материально разорилась легкая промышленность и стала грузом для страны? Причина – неэффективное государственное управление и руководство. Противоположностью такому положению дел являются примеры удачного национального бизнеса в швейном производстве, развитие малых частных предприятий, особенно в западных областях страны. Брест стал по существу швейной столицей СНГ, где создаются новые модели и новые коллекции одежды, которая легко продается на внешних рынках. Особенно по восточному вектору. Вместе с тем, именно эта часть делового активного сообщества и боится давления власти. Они победили государственную собственность объективно, стали лидерами своего рыночного сегмента, но вынуждены опасаться прессинга со стороны различных органов власти.

Аналогичная ситуация имеет место и в производстве мебели, деревообработке. Там плохо работают государственные предприятия, но выживают и прибыльно работают небольшие и рационально организованные бизнес структуры. Часто очень небольшие и легко диверсифицируемые. Проблемы – с государственными и иными нечастными предприятиями и производствами.

В краткосрочном периоде можно прогнозировать ухудшение ситуации в этих неударных отраслях, что может привести их вообще в кризисное состояние. Для предприятий будет необходима санация, мерджер и кризисное управление по самому жесткому типу. Без вливаний со стороны правительства и без бюджетных субсидий регионов и иных органов власти.

Ситуация в отраслях промышленности связана и с финансовым положением белорусских предприятий. Эти вопросы станут самыми сложными в ближайшие месяцы и годы.

Кейс 5 «Финансовое положение секторов и сегментов экономики страны»

Специфика экспортных позиций и доходов по-разному отразились на положении основных отраслей национальной экономики. Внешние цены были самым главным фактором положительных результатов – при наличии гарантированных и недорогих поставок углеводородного сырья.

Геополитика и геоэкономика в прошедшие годы работали на Беларусь. Российские нефтедобытчики сделали из страны специальную экономическую зону высокой прибыли и ухода от налогов. По существу, все, что связано с нефтью и ее переработкой были высоко прибыльным для предприятий и национальной экономики. Финансовое положение таких предприятий хорошо отражено на диаграмме в ее правой части.

Диаграмма 6. «Прибыльность отраслей экономики (лидеры) Беларуси в 2006 году, в % »

Химическая и нефтехимическая промышленность с прибыльностью под 25-30% были лидерами. Это имеет и специфический оттенок. Сырье для данных предприятий – российское, цены низкие и отсутствовали экспортные пошлины, которые не выплачивались российскому министерству финансов.

У других предприятий норма прибыли была ниже, но их финансовое положение с 20-17% прибыльностью следует считать хорошим. В целом, так как имеются и свои собственные проблемы, которые являются следствием старых и нерешенных системных задач.

Тракторостроение – монополист. Медицинская промышленность – имеет все проявления монополизма, особенно с учетом государственной системы здравоохранения, которое и покупает продукцию данной подотрасли. Всегда и по ценам выгодным для производителя. Оплачивают в конечном итоге – больные и их родственники.

А что у аутсайдеров? Тех отраслей, которые зарабатывают меньше, не имеют возможностей получать высокие финансовые результаты. Вопрос интересный по причине последствий проводимой экономической политики. Менее успешные виды национального производства представлены в следующей графической диаграмме 7.

Диаграмма 7. «Прибыльность отраслей экономики (аутсайдеры) Беларуси в 2006 году, в % »

Отрасли прибыльны, вопрос в средней норме. Среди специалистов существует мнение, что средняя норма прибыли соответствует 14-15%. Это не догма, а руководство к действию. Или мерам по поощрению активности тех или иных секторов экономики. В разных странах получается по-разному. Иногда крупные автомобильные гиганты балансируют на 3-4% норме прибыли. Срабатывает закон больших чисел, и сама масса прибыли дает возможность маневрировать большими, миллиардными величинами. Включая и необходимые инвестиционные решения. При, казалось бы, невысокой норме прибыли. Такова специфика ТНК и крупных компаний, работающих на глобальном рынке.

Прибыльные, но мало прибыльные предприятия страны представляют такие отрасли, как станкостроение, мясную, молочную, текстильную промышленность. Что можно прогнозировать для этих предприятий. При новых тарифах на газ и росте энергозатрат, включая и электроэнергию, именно эти отрасли станут рискованными. В ближайшее время они автоматически могут превратятся в убыточные.

Самое опасное – молочная и мясная промышленность являются в последние годы экспортными ударными группами. Они субсидируются косвенно через аграрный сектор и без этого вообще могли бы стать убыточными. Если бы работали на местном сырье. Если же они переключаются на внешние поставки (мясо по 1 доллару за 1 кг, молоко по 200 долларов за 1 тонну), то рост прибыльности вполне предсказуем. При известной реструктуризации и новой сырьевой базе стоимость продукции снизится и сравняется, например, с Польшей.  

Стоимость конечной продукции аграрного сектора, легкой промышленности сказывается и на уровне жизни белорусских семей. При оценке ситуации в этой сфере следует разделить всех получателей доходов на бенефициаров системы и лузеров. К последним относятся самые низкооплачиваемые отрасли экономики. Эффект роста трудностей скажется самым сильным образом именно на этих категориях населения и профессиональных групп занятых. Данные вопросы будут представлены в следующем кейсе.

(продолжение следует)

 

Метки