Белорусский вызов: демократический ответ

В 2006 году были достигнуты наиболее результативные показатели развития последних 20 лет – благодаря уникальному наложению позитивных внешних факторов. Это цены на нефть и газ, отсутствие ограничений по продаже российских ресурсов на мировом и региональном рынках. Конечно, были краткосрочные периоды доминирования внутренних рынков и внутреннего спроса, который вызывал рост инвестиций и секторальную динамику. Более мощными все-таки оказывались факторы внешнего спроса и продаж белорусской продукции на региональных и мировом рынках. Как сказывались внешние условия на динамике ВВП, можно увидеть на графической диаграмме 1.

Диаграмма 1. Динамика продаж на внешних и внутреннем рынках.

Основные агрегированные показатели 2006 года дают следующую картину. Приоритетной была активность на внешних рынках, что привело к росту доли ЕС в общем экспорте до 50%. Внешний рынок стимулировал активность на внутреннем рынке. За счет 8,3-миллиардной (в USD) дотации со стороны России можно было увеличивать инвестиции на 1/3 и на 17% – реальные доходы домашних хозяйств. Всё это создавало крайне позитивный образ экономической политики правительства.

Начало 2007 года свидетельствует о том, что правительство пребывает в состоянии интеллектуального и системного паралича, что в конечном итоге означает стремление остаться в рамках старых правил. Отличие касается преимущественно способов изыскания ресурсов. В этом отношении очевиден поиск пути защиты и сохранения экономического суверенитета Беларуси. Впрочем, такая формулировка не является достаточно точной, так как защищать правительству приходится главным образом А. Лукашенко и засидевшуюся во власти паразитическую номенклатуру. Что может сделать белорусское руководство? Новое или старое – это вопрос отдельный. Главное, что вообще можно принять в качестве принципиальной основы всей экономической и политической стратегии?

Первый вариант – брать кредиты (Россия, Запад), не меняя затратную и неэффективную политику. Поддерживать тем самым видимость верности выбранного курса. Достаточно USD 1,5 млрд. кредитов России (которая имеет USD 306 млрд. валютных резервов) и USD 650 млн. за счет продажи Белтрансгаза – и тема может быть закрыта. Разновидностью этого варианта является продажа «фамильного серебра» – лучших национальных предприятий (разновидность номенклатурной приватизации). Внешне она может проходить с использованием российского и западного капитала и повторять прецеденты приватизации 90-х гг. в соседних странах. В итоге платить придется дважды: сначала поставщиками энергии проданной собственностью, затем кредиторам – будущими доходами от чего неизвестно. Скорее всего, за счет заработной платы и доходов бизнеса, изымаемых посредством налогов.

Таким образом, в первом варианте происходит финансирование политической элиты либо за счет доходов будущих поколений (кредиты), либо настоящих (собственность). Осуществлять такой вариант спустя 15 лет после обретения независимости и проведения собственной национальной экономической политики – расписаться в собственном бессилии и непрофессионализме.

Второй вариант – экономия и рационализация производства и потребления. Никаких миллиардных кредитов и долгов. Кому бы то ни было – ни Западу, ни Востоку. Нет необходимости продавать и «фамильное серебро». Страна должна сама себя выводить из данной ситуации. Второй вариант и является реальным направлением изменений. Это путь в новую экономику и системное изменение экономической и социальной политики, путь без иллюзий, но и без аскетических ограничений.

Что следует принимать во внимание? Если Россия оказывает кредитную поддержку руководству Беларуси, то оно берет курс на «предпродажную подготовку» страны и затягивает А. Лукашенко и белорусское правительство в кредитный капкан. Последующий сценарий – мягкое, но неуклонное втягивание страны в процесс вхождения в Россию, прежде всего в форме контроля России над экономикой Беларуси. Что в свою очередь приведет к изменению экономической системы.

Необходимо понять, какой тип реакций предприятий и населения мы можем прогнозировать при негативном развитии процессов. Оценка складывается из нескольких «кейсов»: основные макроэкономические агрегаты (динамика, тренды), покупки домашних хозяйств (ситуация потребления), доходы и сбережения, уровень прибыльности и убыточности предприятий страны. Особое место – обменный курс и денежная стабильность, инфляция и разрушение сбережений (возврат к ситуации развала СССР).

Наша гипотеза предполагает, что в 2007 году будут проявляться признаки дисбаланса экономики в связи с изменением цен и тарифов и ухудшением экспортных позиций страны. В совокупности эти факторы могут вызывать краткосрочные финансовые разрывы, давление на валютном рынке и ухудшение бюджетных позиций. Если данные факторы будут накладываться друг на друга, то это приведет к дестабилизации экономической ситуации. Одновременно существует вероятность и социальной дестабилизации, которая будет иметь и общую и собственную логику. В каждом случае фокусировка проблем будет происходить в рамках тех трендов и тенденций, которые проявили себя в 2006 году и представляют результаты официальной экономической политики.

Кейс 1. «Основные агрегаты в динамике конфигурации»

Три года наращивания экспорта и значительного увеличения вывоза нефтепродуктов по-разному сказывались на векторах изменений национальной экономики. Выявим, как экспортные потоки коррелировали с доходами домашних хозяйств, выпуском промышленного сектора и инвестиционными вложениями. Можно считать реальным изменение самой конфигурации потоков товаров и денег, что видно из представленной графической диаграммы 2.

Диаграмма 2. Основные агрегаты в динамике конфигурации.

Что происходит в последние три года? ВВП примерно поддерживается на уровне 9-10%, что является достаточно высоким показателем для транзитивных стран. Это синтез выгодных условий – нефть и газ. Важная тенденция – увеличение инвестиционной динамики. Позитивным является то, что за три года резко стали расти темпы инвестиционных вложений, которые в 2006 году вышли на показатели бума – 31,4% годового прироста. В основном более динамично работают агрегаты экспорта и инвестиций. Выпуск промышленного сектора и доходы более консервативны, хотя и это можно считать условным.

Когда экспорт и инвестиции обладают самой высокой динамикой, такой вариант макроэкономических тенденций является выгодным для долгосрочных изменений. Но в нашем случае экспорт полностью зависит от российского фактора и может резко разрушиться. Восстановить аналогичные показатели можно будет за несколько лет, но в краткосрочной перспективе это сделать невозможно.

Снижение экспортных потоков уменьшает приток валюты и вызывает ослабление национальной денежной единицы. Отрицательные тренды обменного курса могут быть диагностированы уже в первом квартале 2007 года. Для преодоления данной проблемы необходимо либо использование методов девальвации (автоматическое развязывание инфляции), кредиты на поддержку национальной валюты, либо рационализация импорта и сдерживание потребления энергоресурсов (газ, нефть). Лучшим средством является увеличение экспорта, но это требует нескольких лет.

Вариантом может быть и политическое решение возврата отношений с Россией к прежнему состоянию. Скажем, к ситуации до марта 2006 года. Это возможно при правильной постановке задачи и ее решения в пользу национальных экономических интересов.

Оценка вариантов действия должна учитывать ситуацию в сфере доходов и расходов домашних хозяйств, потребительских настроений и потребительского выбора, типа поведения в условиях жестких бюджетных ограничений.

Кейс 2. «Доходы и расходы на национальном уровне»

Одним из серьезных последствий избранного типа развития страны является формирование новой субсидиарности, которая становится препятствием для серьезных изменений экономики и общества. В различных социальных группах нет критического отношения к нарушению равновесия между мерой труда и мерой потребления. Точнее, само нарушение пропорций ВВП и доходов не воспринимается как угроза экономическому и социальному равновесию. Вместе с тем именно такие дисбалансы и создают препятствия нормальному развитию страны, когда собственные ресурсы и потенциал ведут к успехам на внешнем и внутреннем рынках.

В Беларуси в течение последних лет реальные доходы населения оторвались от результатов экономики. В 2006 году, например, ВВП вырос почти на 10%, а доходы – на 17,3%. Страна делит и потребляет незаработанное. Будь то нефть, которую перепродаем в чистом или переработанном виде в ЕС и страны мирового сообщества. Или дешевый газ, который продавался в 3-5 раз ниже, чем в соседние страны.

Диаграмма 3. Динамика доходов и расходов сегментов экономики Беларуси в 2006 году, в %, по сравнению с 2005 годом.

Экономическая ситуация развивается по следующему алгоритму: экспортные продажи – приток валютной выручки – рост доходов на внутреннем рынке – рост продаж национального производителя – рост заработной платы и доходов – рост ВВП.

При этом сам ВВП не развивается как диверсифицированный результат реструктуризации экономики. Идет линеарное увеличение потоков товаров и денег. Конкурентность производства практически не оказывает влияния на решения хозяйственных субъектов. Достаточно лоббировать закрытие ниш внутреннего рынка, чтобы сохранить свои доходы и монопольное положение на рынке. Это явно видно на потребительском рынке. Продовольствие на 14% представлено импортными продуктами питания, которые уже дешевле белорусских. Так, например, в соседней Польше мясопродукты на 30-40% дешевле белорусских, но допуск их на белорусский рынок пока невозможен. Непродовольственные товары более широко представлены иностранными производителями. 30% этих ниш рынка заняты конкурентными импортными товарами.

Особый аспект – импорт. Он в основном развивался за счет импорта нефти, что давало максимальный эффект при экспорте нефтепродуктов на общую сумму в 6 миллиардов долларов. Неуплачиваемая экспортная пошлина в чистом виде составляла 3600 миллионов долларов ежегодно. При снижении импорта нефти почти автоматически будет расти и отрицательное сальдо торговли с Россией. Даже при сохранении других потоков товаров, вывозимых из Беларуси в Россию.

Кейс 3. «Покупки домашних хозяйств на национальном уровне»

Экономическое развитие последних лет существенно сказалось на потреблении домашних хозяйств. На фоне растущих потребительских доходов стали быстро развиваться стандартные потребительские волны, в результате чего домашние хозяйства страны в течение 15 лет переходили от волны продовольственной (первая волна) до четвертой (недвижимость, квартиры, автомобили). В 2006 году мы уже имели конкретные результаты потребительских ориентаций белорусского населения. При средней заработной плате примерно в 600-650 тысяч белорусских рублей расходы и покупки домашних хозяйств имели, по сравнению с 2005 годом, следующую динамику.

Диаграмма 4. Динамика расходов домашних хозяйств Беларуси в 2006 году, в %, по сравнению с 2005 годом.

Главный момент: в последние годы создался потребительский стереотип высокого уровня массового потребления. Как это было в 60-х годах в США и чуть позже в Европе. При росте средней заработной платы до 611 тысяч население перешло к новой типологии потребления – уменьшение прироста покупок «простых» продуктов питания в пользу непродовольственных товаров и товаров типа премиум. В основной части расходов это аналогично переходу к четвертой потребительской волне – увеличение доли расходов на покупку квартир и автомобилей.

Это означает, что рост расходов на непосредственные нужды – квартплата, хлеб, молоко и предметы первой необходимости – составят в психологическом плане негативный тип отношения к ситуации. Правительство будет «переводить стрелки» на энергофакторы. Вместе с тем требуется доказать, что особенности ситуации связаны с бездеятельностью высшего руководства в политике национальной экономической эффективности, включая энергопотребление.

Альтернативой ситуации «кризисного давления» на население будет политика стимулирования деловой активности и самостоятельности выбора политики доходов предприятиями, фирмами и населением. Частичное использование административных мер может и должно сопровождаться новой политикой доходов и потребления. Ограничения – только в отношении тех расходов правительства, которые не скажутся на функционировании эффективного и недорогого аппарата чиновников и институтов государства.

 

Метки