Дыра в системе

В предыдущей статье (Звездные войны. Римейк) была рассмотрена ситуация, складывающаяся вокруг системы противоракетной обороны, которую Соединенные Штаты предполагают установить в Чехии и Польше. Там было приведено высказывание начальника российского Генштаба Юрия Балуевского о готовности расторгнуть Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности 1987 года: «Возможность выхода из него существует, если одна из сторон предоставит убедительные доказательства о необходимости выхода. Сегодня такие убедительные доказательства есть».

Поскольку в нынешнем году данному договору, представляющему собой одно из важнейших соглашений по разоружению, заключенных между США и СССР, исполняется двадцать лет и многие уже не помнят, о чем идет речь, а молодое поколение вообще практически не знакомо с этой историей, представляется целесообразным рассказать о ней более подробно, а также обсудить возможные последствия реализации данной российской угрозы, тем более что она может самым непосредственным образом затронуть безопасность Республики Беларусь.

В середине 70-х годов прошлого века Советский Союз начал развертывание на западных рубежах социалистического лагеря – в Чехословакии и ГДР – ракет средней дальности РСД-10 «Пионер» (в западной классификации – SS-20). В ответ в 1979 году США приняли так называемый «двойной план довооружения Европы», предусматривавший размещение 572 ракет Pershing-2. У Москвы возникли опасения, что США, воспользовавшись их малым подлетным временем (8-10 минут), смогут нанести первый удар по командным пунктам и пусковым установкам межконтинентальных баллистических ракет, сделав невозможным ответный ракетный залп.

Ядерные ракеты малой (500-1000 км) и средней (1000-5500 км) дальности не учитывались в уже существовавших на тот момент советско-американских соглашениях об ограничении вооружений. В октябре 1980 года стороны начали переговоры об ограничении ядерных вооружений в Европе. Они не дали результата, и в ноябре 1983 года США начали развертывать Pershing-2 в ФРГ, Британии, Италии, Бельгии и Нидерландах. В марте 1985 года переговоры возобновились, а в январе 1986 года генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев провозгласил программу поэтапной ликвидации ядерного оружия во всем мире. В ходе переговоров СССР пошел на ряд серьезных уступок: отказался от включения в договор ракет авиационного базирования, по которым США имели превосходство; снял требования учесть вооружения Британии и Франции; согласился уничтожить новейшие ракеты «Ока» (с дальностью 400 км они не попадали под установленные параметры).

В итоге 8 декабря 1987 года президент США Рональд Рейган и Михаил Горбачев подписали Вашингтонский договор о ядерных силах промежуточной дальности, вступивший в силу в июне следующего года. Подписание договора стало, пожалуй, самым значительным действием, направленным на прекращение «холодной войны».

Договор между СССР и США о ликвидации ракет средней дальности и меньшей дальности

Из статьи I: ...каждая из Сторон ликвидирует свои ракеты средней дальности и меньшей дальности, не имеет такие средства в дальнейшем...

Из cтатьи VI: 1. По вступлении в силу настоящего Договора и в дальнейшем ни одна из Сторон:

а) не производит никаких ракет средней дальности, не проводит летные испытания таких ракет и не производит никаких ступеней таких ракет и никаких пусковых установок таких ракет...

В результате были утилизированы 2 692 ракеты данного класса: американские Pershing и крылатые ракеты наземного базирования (КРНБ) BGM-109G Tomahawk; советские РСД-10, Р-12, Р-14 и КРНБ РК-55. СССР уничтожил 1846 ракетных комплексов на 117 объектах (включая произведенные, но не поставленные на боевое дежурство ракеты), США – 846 комплексов на 31 объекте. Развернутых ракет всех категорий было уничтожено примерно поровну.

Особенно болезненно советские военные восприняли утрату оперативно-тактических комплексов «Ока», сверхзвуковые ракеты которых не могли перехватывать американские средства ПВО и ПРО, тем более что они не подпадали под РСМД. Однако по дипломатическим соображениям было решено уничтожить 360 ракет и 106 пусковых установок. Любопытно, что решение о ликвидации «Оки» руководство СССР приняло настолько кулуарно, что тогдашний начальник Генерального штаба Сергей Ахромеев об этом решении узнал из газет.

«С «Окой» мы опередили американцев на целую эпоху», – утверждает ее создатель, бывший главный конструктор Коломенского КБ машиностроения Сергей Непобедимый. – «Ока» поднималась на угол старта за 20 секунд и через минуту запускала ракету. 40-тонную машину и семитонную ракету со сменной боевой частью (ядерная, кассетная) обслуживали всего три человека. Прицеливание происходило еще в горизонтальном положении ракеты. Комплекс действовал безотказно, как автомат Калашникова, в том числе в автоматическом режиме, при температуре от минус 50 до плюс 50 градусов. Четверти часа было достаточно, чтобы переориентировать комплекс на ведение других боевых действий. Комплекс можно было доставить в любую точку самолетом, по железной дороге, на автомобиле. Он держал под прицелом всю Европу» (Время новостей, 16.02.2007).

Понятно, что это очень обидно – держать под прицелом всю Европу и вдруг отказаться от такого удовольствия. Правда, при этом как-то упускается из виду то, что было получено взамен…

Вообще-то договор носил бессрочный характер, но Россия, вероятно, решила в очередной раз доказать справедливость философской истины об отсутствии чего бы то ни было вечного. Вслед за начальником Генштаба на него обрушился экс-министр обороны РФ Сергей Иванов, с солдатской прямотой назвавший его «реликтом «холодной войны». Правда, вышла некоторая нестыковка: по его словам, России не мешало бы снова обзавестись такими ракетами отнюдь не из-за угрозы со стороны упомянутой американской ПРО, а потому, что они есть у Индии, Пакистана, Кореи, КНР, Ирана и Израиля: «Эти страны расположены недалеко от наших границ, и не учитывать этого мы не можем. Только две страны не имеют права обладать этими ракетами: Россия и США. Вечно так продолжаться не может» (Коммерсантъ, 17.02.2007).

Западная пресса не исключает, что Кремль действительно ставит своей целью напугать Польшу, Чехию и Европу в целом. Ставка делается на то, что там начнутся протесты, и в итоге под давлением европейских партнеров эти страны откажутся от реализации американских планов (The Financial Times, 16.02.2007). По сути, это такой же расчет, который в свое время подвиг СССР на развертывание «Пионеров», – запугать Европу и внести раскол в ее отношения с США. Однако военные эксперты считают такие расчеты иллюзией: уж если они не сработали при могучем и страшном СССР, то теперь шансов на успех несравненно меньше.

К тому же эти действия могут привести к созданию значительно больших угроз для самой России. Как заявил Виктор Есин, бывший начальник Главного штаба Ракетных войск стратегического назначения, «это очень опасный ход. Действия России чреваты ответным выходом США из Договора о РСМД. Следуя за нами, Пентагон начнет разворачивать свои ракеты вблизи российских границ. Особенно опасно, если это произойдет в Прибалтике. Там же могут быть развернуты комплексы крылатых ракет наземного базирования, подлетное время которых к стратегическим объектам на территории России окажется во много раз меньше, чем при запуске из Центральной Европы» (Независимая газета, 16.02.2007).

Специалисты напоминают также, что в тот момент СССР располагал налаженным производством ракет средней дальности. В настоящее же время, хотя главком ракетных войск стратегического назначения генерал Николай Соловцов и обещает «решить задачу», у России не слишком много ресурсов для возобновления производства. В частности, первоначальные планы по созданию и развертыванию первых дивизионов новой тактической ракеты «Искандер» были сорваны. В любом случае их развертывание отвлечет ресурсы от производства межконтинентальных баллистических ракет, уменьшив тем самым возможность России угрожать непосредственно территории США. А вот «евроракеты» США фактически будут стратегическими, обладая возможностью наносить удар по всей европейской территории России.

По мнению российского военного аналитика Александра Гольца, расчет Москвы может строиться на том, что напуганные американцы «немедленно вступят с ней в длительные переговоры по ядерной тематике. Именно возобновления таких переговоров Москва добивалась от Вашингтона все последние годы. С точки зрения кремлевских начальников, такие переговоры резко повышают авторитет России, уж точно возвращая ей положение сверхдержавы, которая на равных ведет переговоры с Соединенными Штатами» (Ежедневный журнал, 20.02.2007).

Что же касается Беларуси, то очевидно, что при любых обстоятельствах размещение вблизи наших границ дополнительных вооружений никоим образом не укрепляет безопасности страны. Однако в данной ситуации положение дел может оказаться еще гораздо хуже: в силу тесных связей с Российской Федерацией в военной сфере эти ракеты вполне могут оказаться на нашей территории. По крайней мере, сокрушения некоторых российских авторов по поводу того, что их страна «лишилась жизненно важных для своей обороноспособности систем вооружения», наводят их на мысли об использовании для своей защиты сопредельного государства.

Собственно, идея не нова, помнится, еще в середине 90-х годов прошлого века, когда Россия отчаянно сопротивлялась расширению НАТО, уже высказывались предложения разместить в Беларуси тактическое ядерное оружие (Правда, 29.10.1995). Правда, тогдашний министр иностранных дел РФ Евгений Примаков отверг такую возможность в мирное время (RIA Novosti Hotline, 24.05.1997). Однако теперь ситуация существенно изменилась: Россия ощущает себя на коне и стремится снова стать ведущей мировой державой. В связи с этим прежние сдерживающие факторы, как ей представляется, исчезли, и вести она себя пытается совершенно по-другому.

О наличии подобных настроений свидетельствует публикация в одном из российских специализированных журналов. Там призывают не считать, какие доходы получат Газпром и другие российские компании, повышая для Беларуси цены на энергоносители и заявляя, что дешевле обойдется проложить нефтепроводы в обход, чем оплачивать введенные ею транзитные пошлины. Лейтмотив статьи: «Если не изменить ситуацию, то вполне возможно, мы окажемся в разных окопах. Тем более что в этом заинтересован Запад, который в конфликте уже встал на сторону Беларуси… Не приходится сомневаться: Запад все сделает, чтобы после Лукашенко Беларусь возглавил антироссийский политик, и тогда республика тут же окажется в составе Евросоюза и НАТО».

Дальше поются дифирамбы белорусской армии, напоминается о расположенных здесь российских военных объектах, а в завершение всего делается следующий глубокомысленный вывод: «Лишившись всего этого, мы вынуждены будем расходовать огромные средства для заделывания образовавшейся «дыры» в системе обеспечения безопасности страны. Но с этим еще полбеды – затянем ремень потуже, нам не привыкать. Хуже то, что, потеряв Беларусь как союзника, Россия вернется на четыре столетия назад, когда ее границы проходили по Смоленщине» (Военно-промышленный курьер, 2007, №10).

Вот так, оказывается, сейчас западные границы России проходят, надо полагать, где-то в районе Бреста. Причем следует иметь в виду, что это отнюдь не какое-то одиозное национал-патриотическое издание, оно целиком и полностью поддерживает власть. К сожалению, в последнее время внешняя политика российского руководства, какими бы соображениями оно ни руководствовалось, спокойствию белорусов никак не способствует. Нет уверенности, что, несмотря на очевидную бессмысленность подобных намерений, не будет предпринята попытка их реализации.

 

Метки