На лыжню!

Чего-то хотелось: не то конституции,
не то севрюжины с хреном,
не то кого-нибудь ободрать.

М.Е. Салтыков-Щедрин

2 декабря в теледебатах на российском телевидении один из лидеров политического блока «Родина» Наталья Нарочинская, говоря о проблемах внешней политики Российской Федерации, упомянула давление Запада на Минск. Это был единственный, зафиксированный автором этих строк, случай конкретного упоминания Беларуси в российском телеэфире в период завершившейся вчера избирательной кампании по выборам в Государственную Думу. До этого несколько раз у претендентов с левого политического крыла вырывались призывы к возрождению «могучего единого государства». Если не считать по одной ритуальной фразе в предвыборных программах трех левоцентристских партий и КПРФ, то на этом «белорусский фактор» в российской политической предвыборной стихии, о «мощи» которого годами там много говорили коллеги из оппозиционной аналитики и государственных СМИ, себя полностью исчерпал.

Однако его неожиданно попытался возродить господин Немцов.

Борис Ефимович, совершив ради предвыборного рейтинга молниеносный визит в Минск, занял позицию ярого сторонника интеграции между Россией и Беларусью. Объясняя необходимость собственного «партизанского рейда» на берега Свислочи, он заявил: «Союз России и Белоруссии крайне необходим. Сегодня объединительным процессом занимается руководство страны, но ничего не получается. Нет единой валюты, Конституционного акта, российские инвестиции не идут в экономику Белоруссии. Необходимо начать договариваться не на уровне Лукашенко и Кремля, а на уровне гражданских организаций и простых людей. Это подразумевает объединение бизнеса, совместные действия партий, правозащитных организаций» (Б. Немцов. Когда-нибудь марионетки соскочат со своих ниточек. Известия, 05.12.03).

Интеграционное позиционирование одного из руководителей СПС – партии, в которой концепция «Либеральная империя» лежит на партийных дискуссионных столах, – заставляет на слова Б. Немцова обратить особое внимание. Тем более что политическим партнером Союза правых сил в РБ является, пожалуй, самая респектабельная белорусская политическая структура – Объединенная гражданская партия. Но антиинтеграционная направленность ОГП общеизвестна. Обратимся к партийным идеологам: «…история с «ЮКОСом» показала, что нынешняя власть в Москве является достойной наследницей многовековой традиции российской государственности с ее самодурством, пренебрежением к закону, общественному мнению, частной собственности. И потому все более утопической выглядит надежда Беларуси получить из России демократические и рыночные импульсы… В этой связи и на фоне российской кампании борьбы с олигархами тем актуальнее звучит лозунг «Беларусь в Европу». Привязка к России делает такой путь очень неопределенным и зигзагообразным. А последние события на российском фондовом рынке еще более демонстрируют всю сомнительность идеи перехода на российский рубль. Зачем нам расплачиваться за чужие проблемы и риски?» (В. Карбалевич. Олигарх и олигархи, «СНплюс», 16.11.03). Нет нужды напоминать, что основная часть обоснования опасности и вредности введения в денежный оборот Республики Беларусь российского рубля, которое было и выложено официальным Минском на стол перед М. Касьяновым, была позаимствована у одного из лидеров ОГП – С. Богданкевича. Ну и как уважаемый Борис Ефимович планирует организовывать «совместные действия партий» по реальному объединению двух стран?

Любопытная получается «загогулина». В апреле-мае была сформирована стратегия использования «белорусского фактора» на российском политическом поле в период избирательной кампании 2003 года. К разработке «осеннего плана» имели непосредственное отношение господа Березовский и Зюганов, а также косвенно, как выяснилось только сейчас, и некоторые российские олигархи, не порывающие связей с Борисом Абрамовичем. В едином походе на ГосДуму каждому из партнеров, соответственно их заявленного политического «веса», был выделен определенный фронт. К декабрю выяснилось, что все участники «триумвирата» выложили на стол вместо реального потенциала «пустышки».

В первую очередь посыпалась стратегия самого господина Березовского. Вместо общероссийской политической партии либерального направления получился сущий вертеп убийц. В итоге жертвой расправы стал депутат Юшенков. Остатки «Либеральной России» пересели на танк российских автомобилистов. Электоральный результат печальный.

Заявления Бориса Абрамовича в духе конфедеративного будущего России вызвали крайне негативную реакцию большинства российских политических сил, за исключением, пожалуй, феодального руководства Башкирии и некой партии истинных патриотов России, которые, по-моему, после каждого предвыборного митинга готовы кричать «Аллах Акбар».

Создать в регионах блок в составе компартии, среднего и малого бизнеса не получилось в принципе. С одной стороны, сами коммунисты не горели желанием обниматься с «кровопийцами», а с другой – активизировался СПС. Зато при посредничестве «лондонца» вполне удался союз с крупным бизнесом при формировании партийного избирательного списка КПРФ.

Но самое главное: удар по «ЮКОСУ» обрубил финансирование КПРФ. Коммунисты сами себя подставили под удар народной ненависти к олигархам. Их предвыборная кампания превратилась в публичное оправдание, какой-то бред о «пришедших» к ним «честных миллионерах». Все это стало смахивать на политическую агонию.

Самую большую «пустышку» подсунул А. Лукашенко. Он «продал» партнерам легенду о том, что россияне каждое утро просыпаются с вопросом: «Ну когда же будет создано единое Союзное Государство во главе с Александром Григорьевичем?!...» Но надо отдать должное руководителю Беларуси. Продавая «куклу», он, пожалуй, имел самый трезвый взгляд на свой потенциал на российской политической арене. Поэтому, начиная с июня, белорусский президент предпринял все возможные, не раз выручавшие в прошлом, усилия по реанимации интеграционного бума в России. В ход пошел газовый шантаж, многочисленные пресс-конференции с привезенными с Востока журналистами, скандалы на двусторонних встречах, военные учения с рыдающими российскими гвардейскими офицерами, приезды российских губернаторов. Автор этих строк осмелится утверждать, что А. Лукашенко честно пытался отработать свою часть «осеннего плана». Причем ради политических дивидендов на Востоке он не боялся подставить под удар экономические позиции собственного государства и белорусского народа.

Более того, Александр Григорьевич не был бы самим собой, если бы не попытался одну и ту же «пустышку» не продать дважды. Выступая на октябрьской пресс-конференции, он умудрился предложить свои услуги заодно и Кремлю. Но Администрация президента России была прекрасно информирована не только о политическом «весе» А. Лукашенко в российской политике, включая региональную, но и о том, что ей предлагают купить товар, уже проданный ярым антипутинским силам. Предложение белорусского президента было проигнорировано.

Отсутствие А. Лукашенко в российской предвыборной борьбе было закономерным явлением. В сознании россиян лавры интегратора давно плавно переместились на голову В. Путина. А. Лукашенко в российских СМИ твердо занял место зарубежного В.В. Жириновского. Кроме того, Россия переживает сейчас период определенной самоизоляции от внешнеполитических проблем. Россиян гораздо больше волнуют перипетии выборов губернатора в соседней области, чем пресс-конференции «союзного» президента. Кроме того, Кремль вообще стал несколько «глуховат» к различного рода заявлениям из столиц СНГ. Политические хитросплетения на постсоветском пространстве все больше уступают место диалогам в формате оптового рынка: «Не желаете? Ваше дело, выбирайтесь сами».

Так что, по идее, Александр Григорьевич должен быть благодарен Б. Немцову за внимание к интеграционной тематике. Ведь обсуждение перспектив Союзного государства даже в антилукашенковском формате объективно льет воду на мельницу белорусского президента. Возможно, что это была одна из причин, из-за которой Б. Немцову дали доехать до Минска. Арестовывать его уже в Минске было бы огромной политической ошибкой белорусского руководства. Ведь если бы Борису Ефимовичу надели наручники в белорусской столице, то можно только представить силу политического скандала, последовавшего бы за этим гипотетическим фактом. Естественно, потребовалось бы обращение В. Путина к А. Лукашенко, кампания в СМИ, и в итоге – несомненный солидный прирост голосов за СПС 7 декабря. А. Лукашенко совладал с собой и в ловушку не полез.
Интервью благополучно вернувшегося в Москву Б. Немцова и ограничилась белорусская тема в российских электронных СМИ перед выборами 7 декабря. Сейчас можно с полным основанием говорить, что планы «триумвирата» рухнули окончательно. «Поезд ушел» навсегда.

А. Лукашенко не привык проигрывать. Участвуя в походе олигархов и коммунистов на Охотный ряд, то есть пытаясь прорваться на российское политическое поле, белорусский президент рассчитывал решить вопросы своего политического будущего и экономические проблемы неэффективной экономики страны. Успех должен был носить «пакетный характер». Беда в том, что и поражение получилось «пакетное».

В итоге, с чем пришли к декабрю 2003 года:

1. Интеграции нет. Есть отмобилизованный российский капитал, который, естественно, только частично российский, но который пока готов инвестировать в белорусскую экономику солидные капиталы под жесткие гарантии законов. Естественно, деньги ждать не любят.

2. Политический потенциал белорусского президента, как и потенциал интеграционного «белорусского фактора» на российском политическом поле, равен нулю. Откровенно говоря, 90% политического капитала А. Лукашенко в России было создано его хорошими личными отношениями с хозяевами Кремля. Не стало отношений – не стало и капитала. Какой-то интеграционный «ЮКОС».

3. Десятилетние «газовые каникулы» закончились. Население новые газовые тарифы «переварит», а вот экономика только частично. Но белорусское руководство, по-моему, с этой очередной «победой» «белорусской экономической модели» уже «смирилось».

4. Нет и российского рубля, а вместе с ним и перспективы решения массы накопившихся финансовых проблем.

5. А. Лукашенко, судя по всему, навсегда лишился подавляющей поддержки собственного электората. Накопленная усталость от растянутой на десятилетие «шоковой терапии», мировые инфляционные рекорды, наивысшие в СНГ цены на продукты, одежду, товары первой необходимости, коммунальные услуги, «бутылочные» пенсионеры, огромная скрытая безработица, умирающее село и деградирующий на глазах белорусский малый город, плодово-ягодное вино на «разлив», сокращение населения, эмиграция за рубеж в спектре от компьютерщика-программиста и нефтяника-буровика до проститутки – все это становится нестерпимым.

Но ведь страна как-то живет? Во-первых, не живет, а выживает. Люди переходят на натуральное хозяйствование. У нас рекордный уровень «серой экономики» - до 70% (по различным экспертным оценкам). Причем наша «серая экономика» зачастую базируется на государственных основных фондах. Размах сопутствующей «серой» экономике коррупции впечатляет.

Этот странный «серый» экономический континент, тем не менее, живет и даже расширяется. Глубоко ошибались «белорусоведы», которые считали, что власть загонит белорусов на дачные и приусадебные участки, где они будут жить лебедой. Во-первых, все-таки у А. Лукашенко в паспорте записана не фамилия Ким Чен Ир, а во-вторых, белорусы оказались более изворотливы и прагматичны, чем от них ожидали те, кто десятилетиями претендует на статус национальных пророков.

С годами, как из-под снега, то одним, то другим боком выползает «вторая Беларусь» – своя экономика, свои товарные и финансовые потоки, своя внешняя торговля (!), свои силовики-многостаночники, даже своя система образования и, как следствие, свои политические взгляды. Можно годами, не соприкасаясь с государственной властью, жить и работать в стране тысяч озер и болот. Нет нужды объяснять глубину пропасти, существующей между этими двумя фактически отдельными государствами на одной территории. Но ведь между ними имеют место и серьезные столкновения. Фактически идет подспудная борьба за страну.

Государство, как правило, проигрывает в этой борьбе. Только слепой не видит, что ареал влияния президента сужается на глазах. Зачастую его инициативы не спускаются ниже пятого этажа Администрации президента. Глохнут еще на лестницах. Но это полбеды. Хуже, когда «вертикаль», как по указке, бросается «истово» выполнять «ценные указания». Словно специально, бюрократия мгновенно доводит «идею» до полного абсурда, чем приводит Александра Григорьевича в искреннее изумление. Конечно, он зарабатывает некоторые пропагандистские очки, публично «заворачивая оглобли», что иногда и планируется, но, в принципе, ведь такие «проколы» являются симптомами, что власть проигрывает на своем же поле. Это говорит о том, что система неэффективна, действует устаревшими методами и неадекватно реагирует на вызовы сегодняшнего дня.

Президента всегда согревала уверенность, что он, как никто, знает свой народ. Он уверен, что способен играть на его самых черных инстинктах, натравливать народ на своих внутренних и внешних врагов. Но он или забыл, или не учел, что исторически выстраданное свойство белоруса «носить фигу в кармане» может в итоге обернуться против него.

Где-то в водовороте событий завершающегося 2003 года А. Лукашенко исподволь понял, что проигрывает борьбу за власть в самом главном направлении – перспективе. Боясь самому себе в этом признаться, он ощутил, что его на все не хватает. Не все можно охватить, не все удушить, не все обобрать. С этого момента белорусская государственная власть вступила в период господства властных группировок, которым президент был вынужден отдавать «в кормление» отрасли и регионы.
Формально все оставалось по-старому. Череда совещаний, разносы, выговоры, отстранения и отставки, но все это сопровождалось невиданным усилением нескольких «авторитетов», имеющих неограниченный доступ к «телу». В итоге А. Лукашенко сузил свой «горизонт» до взглядов 5-6 наиболее доверенных лиц.

У белорусского президента не оставалось иного выхода, так как страх потери власти заставил его сконцентрироваться на своем политическом бальзамировании. В итоге, государственный аппарат, контроль и экономика ушли в руки связки Тозик–Сидорский с примкнувшим к ним министром Семашко. Стоит отметить, что к этой группе вообще немало «примкнуло» высших государственных служащих.

Господин Сидорский на глазах набирает политический вес. «Вертикали» и директорату нравится его медвежья неуступчивость. Даже немногословность (в контрасте) идет ему на пользу. Нет сомнений, что невиданное в современной белорусской истории полугодичное нахождение премьера в стадии «исполняющего обязанности» является ничем иным, как отражением феодальных ухваток «хозяина земли белорусской». Без сомнений, такой половинчатый статус дополнительно раздражает белорусский директорат. Между прочим, и без этого, степень озлобленности «капитанов» белорусской индустрии, их радикализм в оценках методов государственного управления поражает своей исступленностью.

Сергею Сидорскому обязан покориться Кремль. Только тогда он сможет избавиться от приставки «и.о.». Однако периодически появляющиеся новые кандидатуры на пост премьера говорят о том, что А. Лукашенко отдает себе отчет в способностях сегодняшнего исполняющего обязанности премьера.
Снова политическая «загогулина». Поручив Сергею Сидорскому лично им проваленные финансовые и газовые проблемы с Москвой, А. Лукашенко поставил себя в двусмысленное положение. Объективно, он, да и вся страна заинтересованы в успехе и.о. премьера. Конкурентоспособность белорусской продукции и так на грани, коммунальные расходы вогнали население в беспросветную нищету. Но субъективно, глава государства боится успеха Сидорского в переговорном процессе с «Газпромом» и, тем более, с самим М. Касьяновым. Ведь А. Лукашенко годами взращивал свой собственный имидж единственного успешного переговорщика с Россией. Он патологически боится появления в своем окружении политических «тяжеловесов», которые уже своим существованием могут нарушить устойчивость любовно сложенной пирамиды личной власти.

Вот этим А. Лукашенко и опасен своей стране и своему народу. Ведь неспроста он загнал Сидорского в жестко ограниченный переговорный коридор – ни шагу в сторону! Лично он запланировал провал, лично его устраивают новые газовые цены, лично он не против затягивания переговоров о российском рубле. Виновными будут объявлены Москва и не справившийся Сергей Сидорский. До страны ли, когда А. Лукашенко занят иным, вечным – третьим сроком.

Но возникает несколько вопросов, ответы на которые и составят интригу долгих зимних вечеров в здании по ул. Карла Маркса, 38.

Прежде всего, интересно было бы проанализировать перспективы заключения газового соглашения. Причем, с позиции Москвы.

Кроме того, нет сомнений, что в ближайшие недели Минск попытается наладить коммуникации с новым составом Государственной Думы и, прежде всего, с фракцией «Единой России». Ведь карьера старинного друга А. Лукашенко – Геннадия Селезнева – завершилась.

Ждет своего рассмотрения весь комплекс российско-белорусских отношений, позиции внутри которого будут уточняться в ближайшие три месяца – в период до февральского Высшего государственного Совета Союзного Государства. Февральский саммит обещает стать рубежным. Через несколько недель после ВГС в России будут проведены президентские выборы.

Ждет своего часа и аналитическая группа по Беларуси, которая обосновалась в Торгово-промышленной палате России под эгидой Е. Примакова.

Нет сомнений, что белорусские власти детально проанализировали грузинские события, а также ситуацию, сложившуюся в Молдавии и Литве. Определенные выводы сделаны. О них надо рассказать.

Судя по поведению белорусского президента на встрече 5 декабря с депутатами белорусского парламента, он уже все решил по поводу общенародного референдума. Во всяком случае, для себя. Определился он и с собственной партией. Так что же он ждет? Второго срока российского президента? Неужели он рассчитывает, что ему в 2004 году будет дан шанс начать с «белого листа»? Новые тарифы, новые цены, новый шантаж, новая Конституция, новый пятилетний срок… Так что будет в голове А. Лукашенко на декабрьской лыжне в Дроздах? В чем состоит его задание на зиму?

Метки