Сказка о старике и бабках

…И тогда президент России направил письмо президенту Беларуси. И написал он в том письме о необходимости скорейшего перехода Беларуси на российский рубль. И ответил ему президент Беларуси, обратив в ответном письме внимание на необходимость первоначального принятия Конституционного акта Союзного государства, а уже потом введения единого рубля. И поскольку ответить на это было уж вовсе нечего, президент России промолчал, а правление «Газпрома» известило правительство Беларуси о прекращении поставок газа в Беларусь по внутренним российским ценам. И теперь ответить было нечего уже Беларуси.

Так закончилась 1002-я сказка Шахерезады. Сказка, смысл которой был еще прозрачнее смысла сказки о рыбаке и рыбке. Ибо в сказке о рыбаке и рыбке говорилось о безумной старухе, возжелавшей стать владычицей морскою. А в нашей сказке всего-навсего речь шла о грандиозной халяве – о получении дешевых энергоносителей, продаже их населению и прочим желающим по явно завышенным ценам и о последующей приватизации образовавшейся дельты. Ибо приватизация полученных таким образом средств – это когда они распределяются не гласно и не под контролем парламента, а тишком и тайком, по воле одного человека, которую опять-таки никто не контролирует.

Сказка № 1002 началась давно и длилась дольше ленинградской блокады и даже второй мировой войны. Лукашенко оказался умным и хищным политиком: он нащупал ту единственную струну Ельцина, на которой можно было играть. И подвесил на этой струне систему белорусско-российских межгосударственных отношений. Струна дергалась, но не обрывалась. Нефть и газ в обмен на поцелуи поступали с завидной регулярностью. Сказка длилась до тех пор, пока к власти в России не пришел Путин, которому почему-то не нравится регулярно целоваться с лысым и усатым мужчиной, сипловатый голос которого не оставляет сомнений в его политических пристрастиях. Но Путин оказался заложником выстроенной системы.

Ситуация вновь подвисла – любимый термин Александра Григорьевича: «подвесить ситуацию», только теперь ситуацию подвесил не Лукашенко. На струне теперь подвесили его самого, причем узел очевидно для всех затягивается. Послание «Газпрома» с отказом от идеи создания совместного предприятия на базе «Белтрансгаза» – это как резкое движение руки, затягивающей петлю. Старуха вернулась, по крайней мере, к разбитому корыту. Лукашенко возвращаться некуда. Через два года войдут в ход нити газопроводов через Украину и балтийский шельф. Практически это означает, что белорусская труба становится трубой в никуда. Ибо, как известно, «Газпром» попросту не заинтересован в увеличении продаж газа Европе, поскольку это повлекло бы за собой удешевление газа. Но ведь зачем-то эти нити прокладывали? Значит, произойдет элементарное перераспределение газовых потоков – за счет белорусского транзита. Наша труба будет снабжать газом только нас самих, и теперь уже не Россия будет заложницей климактерических истерик нашего политического руководства, а мы станем заложниками благорасположения правления «Газпрома». «Смилуйся, государыня рыбка!» – а ну, как не смилуется?

Есть и еще один аспект, о котором мне уже доводилось писать. Неумолимо, как окончание президентских полномочий, подступает печальная необходимость замены газовых труб, лежащих в белорусской земле. Общая стоимость предстоящего капитального ремонта системы оценивается специалистами приблизительно в 500 миллионов долларов. Таких бешеных «бабок» у Республики Беларусь нет и быть не может. Они есть на востоке, в России, но Алексей Миллер уже высказался на эту тему, причем, как говорится, в письменном виде. Есть эти деньги и на западе, но западные бизнесмены вряд ли согласятся давать их, во-первых, в обмен на поцелуи все того же стареющего и теряющего харизму политического ловеласа, во-вторых, при данной системе законодательных гарантий инвесторам, наконец, в-третьих, твердо зная, что единственно возможное направление перекачки газа по этой трубе – с востока на запад, из России в Европу, а вовсе не наоборот. Какой смысл в этом случае им вкладывать живые деньги в мертвую и практически не реанимируемую – если нынешнее политическое охлаждение будет и дальше развиваться теми же темпами – газовую трубу? Труба наше дело, и никакой Латыпов не убедит меня в обратном.

Очевидная бессмыслица происшедшего разрыва отношений с «Газпромом» не может не пугать. Она свидетельствует об очевидной паранойе белорусской властной системы, когда здравый смысл перестал работать. Если была какая-то логика во взвинчивании цены на «Нафтан» (скажем, чтобы вначале купили собственные прикормленные бизнесмены, а затем продали подороже Абрамовичу и Богданову), то в упорном отстаивании цены на газовую трубу (цены, которая в страшном сне не приснилась бы нормальному человеку) логики нет никакой. Здесь упорство, как говорится, себе дороже.

Государство – как человек. Оно руководствуется принципом самосохранения. Человек разумен до тех пор, пока он осознает, что приносит ему вред, а что пользу. Если человек сует руку под пламя газовой горелки, то у него не в порядке психика. Даже Алиса в стране чудес твердо помнила: «Если слишком долго держать в руке раскаленную докрасна кочергу, рано или поздно почувствуешь жжение».

Очевидно, что раскаленную кочергу пора выбрасывать, а лучше всего было и вовсе в свое время не брать ее в руку, но задним умом даже депутат Кучинский крепок, так что теперь прошлое лучше не поминать. Но любовь к подвешиванию ситуации превращается постепенно в клинический диагноз, именуемый склонностью к политическому суициду. Так сказать, в приступе меланхолии подписали очередной документ, которым оказался приговор самому себе.

Это удивительное событие практически прошло незаметным для государства. Александр Лукашенко, успешно откачивавший дешевые российские энергоносители и бывший тем самым гарантом благополучного безреформенного существования наших промышленных гигантов, нашего сельского хозяйства, нашей жилищно-коммунальной системы, наконец, заговорил о реформах. И реформы пошли! Кто знает, например, что в Мостовском районе Гродненской области нет ни одного колхоза! Сплошь – кооперативы и акционерные общества. Осталось лишь выяснить, какого черта арестовали Василия Леонова и опозорили Василия Старовойтова, если в конце концов оказались вынужденными пойти по проторенной ими же дорожке. Но кто ж вам ответит на столь провокационный вопрос? Не Глуховский же!

Более того! Пусть возрадуется душа Юрия Ходыко: в том же Мостовском районе Гродненской области осталось лишь одно хозяйство «имени...», причем не имени, там, Ленина, Кирова, Суворова или Пушкина, а очень даже имени Мицкевича. И это – притом, что лицей закрыт, и все ушли на идеологический фронт.

Я не утверждаю, что Лукашенко превратился в реформатора и националиста. Я лишь подтверждаю, что сбылась мечта идиотов: жизнь заставляет его делать то, с чем он категорически не согласен. И поскольку первые, кто должен был понять это, – это чиновники и работающие под государственной «крышей» бизнесмены, то, естественно, он начал очередной раунд борьбы именно с этой социальной категорией. Только так можно продолжать контролировать государственный аппарат – страхом. Бей своих, чтобы чужие боялись. Арестовывай бизнесменов из «Белой Руси», чтобы на примере журавковских «прикормышей» остальные видели, что может случиться при первой же попытке работать не на Него, а на себя. Это, конечно, вряд ли поможет: зимой ведь придется реагировать на возмущение электората в городах, а не в избах с печным отоплением, и здесь любой здравомыслящий чиновник (и бизнесмен) попытается как раз запастись гарантиями для самого себя, а не думать о политическом будущем главы родного белорусского государства. Так велит логика жизни, а это означает, что аресты и разборки будут продолжаться и далее.

Так веселая сказка о сытой и благополучной Беларуси уступила место страшной сказке о Змее Рыгоравиче, пожирающем все на своем пути. Или другое: взбесившаяся старуха, не пожелавшая делиться «бабками» с российскими «жуликами», доказывает всем свое суверенное право и возможность вершить суд над десятимиллионным, постепенно тающим, народом Беларуси. Почти по Пушкину.

Но вернемся к белорусско-российским отношениям. Мы уже выяснили, что газ по нашей трубе может течь только в одном направлении. Так и срок председательства в Высшем Государственном Совете явно подходит к концу. Вряд ли будет пролонгация. И вряд ли Высший Государственный Совет в нынешнем составе соберется для принятия сколько-нибудь эпохальных решений. В 2004–2005 годах референдум в России также не предвидится – законодательство не позволяет. Тогда как же быть? Что остается от сказки, в начале которой водку пили и бокалы били?

В чужом пиру – всегда похмелье. В воздухе парит запах надвигающегося чрезвычайного положения. Законодательная база для этого уже подготовлена. Одно лишь утешает: ЧП не может длиться вечно. Лишь бы дожить до его конца. Такое ведь тоже возможно.

Ничего, господа-товарищи! Мы увидим еще небо в алмазах! Мы доживем!

Метки