Scoundrel Time

Необычность, выпадение из окружающего геополитического и цивилизационного контекста внутренней и внешней политики Беларуси вряд ли будет оспариваться даже самыми убежденными (или выдающими себя за таковых) сторонниками президента Лукашенко, хотя терминология у них будет иная, а уникальность «белорусского пути» свидетельством, как водится и всегда в таких случаях водилось, гениальности вождя, которому одному выпало подняться над достижениями и уроками почти трехтысячелетней истории Европы Именно ему удалось, напрягшись и «посоветовавшись с простым народом», придумать нечто ранее невиданное и до чрезвычайности эффективное, именуемое между своими «белорусской моделью». Именно его доклады и интервью (за удивительным для философа и экономиста такого масштаба отсутствием книг и статей, – ну да не будем мелочиться) предписано, и это тоже не ново, считать фундаментом наспех сколачиваемой идеологии отечественной государственности.

О том, что вождь разгадал всю правду совершенно самостоятельно, без помощи каких-то там «доцентов с кандидатами», он сам неоднократно и с удовольствием повторял. Рискнет ли кто-нибудь с ним спорить?..

Нельзя сказать, однако, чтобы по высказываниям и поведению вождя была заметна обремененность богатым интеллектуальным и культурным багажом (не говоря уже о нравственной утонченности), сопоставимым с претензией на открытие новых горизонтов всемирной истории и роль поводыря ранее блуждающих в потемках, а теперь захлебывающихся от благодарности народов. Но так даже легче. Проще всего опровергать опыт и идеи, с которыми не знаком или знаком понаслышке, и выдвигать революционные концепты сподручнее на пустом месте, где груз знаний и умений не мешает, не тормозит свободного полета мысли, и где можно чувствовать себя раскованно и вольготно. Прирученность кормящегося с руки окружения гарантирует отсутствие не то что критики, но даже просто робкой полемики. Вообще заурядность лидера, стандартность его мышления и реакций в сочетании с болезненным самолюбованием и абсолютной уверенностью в непогрешимости собственных суждений – явление не такое уж редкое не только для нашего советского прошлого. Но не часто при этом глава государства прямо и бесхитростно заявляет о себе как о пророке и созидателе целой цивилизации. В этом же ряду удивительные для жителей других стран и смело выходящие за пределы здравого рассудка решения о повсеместном запрете должности «президент», если за ней не следует фамилия нынешнего руководителя Беларуси, издевательство над родным языком и культурой, демонстративное, доходящее до хамства неуважение и грубость по отношению к представителям других ветвей власти, публичные распинания и унижения (конечно же, на «ты», вне зависимости от возраста) тоскливо поглядывающих в стороны телекамер некогда мнивших себя почтенными чиновников и т.д, и т.д., и т.д., что всем хорошо известно.

Перспективы «белорусской модели» даже не обсуждаются, никто, включая официальных экономистов, не берется утверждать, что когда-либо она позволит белорусам достигнуть уровня жизни, достойного европейского народа. Другая у этой диковинной, так толком народу до конца и не объясненной модели задача. Лишь бы хватило на срок пребывания у власти нынешних правителей страны.

Проблемы белорусского руководства не в каких-то его особых кровожадных склонностях или врожденных диктаторских задатках, а в полном неумении и неспособности справиться с механизмами демократического управления, бесталанность в обучении, невозможность выкарабкаться из руин знакомых с пионерского детства схем и представлений, прочно и навсегда сковавших сознание. То, что с тех пор прошли десятилетия, и мир ушел далеко вперед, не имеет в этом случае никакого значения. Он как бы и вовсе не существует. Беларусь сегодня пытаются превратить в просроченную, тронутую ржавчиной консервную банку, на которой шутниками выдавлено – СССР. В корабль-призрак, ведомый группой фантомов в истлевших камзолах столетней давности. Но сами то они считают себя бодрыми, живыми и наряженными по последней моде. Потому что подлинная реальность для них непроницаема.

В последние два-три месяца на фоне идеологической кампании политическая ситуация в Беларуси резко обострилась.

Как и следовало ожидать, само содержание идеологических откровений оказалось для белорусского руководства не столь уж принципиальным. Пусть академики что-нибудь нацарапают. Не впервой. В конце концов, есть уже упомянутые речи президента. Главное – механизм отлова и нейтрализации «слишком умных».

И вот зачастили в вузы компетентные кураторы с целью выявления неблагонадежных. Накануне начала учебного года некоторым преподавателям общественных дисциплин в родных университетах было предложено написать заявление об уходе, поскольку профессиональный и жизненный опыт мешает им смириться с абсурдными и безнравственными требованиями крикливой и лишь формально образованной власти, которая не умеет удержаться наверху административной лестницы, не прибегая к насилию над личностью, правами человека и свободой выбора граждан страны. Именно в этом смысл всего грандиозного идеологического мероприятия.

Даже не своими руками, а руками не утративших еще давних навыков вечных «слуг режима» и главным образом «лично такого-то», лезущих в первые ряды или предпочитающих остаться в тени, умных или дураков, специализирующихся на публичных «товарищеских» изобличениях или тайных доносах (близких сердцу любого диктатора – если ничего не изменится, дойдет и до этого, и скоро), – этими руками уже, сейчас ломается жизнь людей, коверкается судьба молодого поколении белорусов, которых стремятся воспитать в ненависти к «цивилизованному миру», нелюбви к свободе и ответственности, призрении к интеллекту и самостоятельности мышления (что прямо и непосредственно противоречит единым идеологическим догмам и бездумному поклонению авторитету вождя), пренебрежении родным языком и историей.

Между тем лишь те, кто обладал редкой прозорливостью (были и такие), в 1994 году могли предвидеть, что относительно молодой и динамичный Александр Лукашенко, одно время даже не чуждый демократической риторики, сделает все, чтобы почти через десять лет вернуть страну в состояние глубокого брежневского маразма, уже казавшегося счастливо преодоленным кошмаром.

И снова на первый план социальных навыков выходит привычка думать одно, а говорить другое, бояться каждого произнесенного невпопад слова, имеющего отношение к политическим оценкам, рассказанного анекдота, недостаточного рвения в превознесении любимого руководителя – очередного, не хватающего звезд с небес, но умеющего распорядиться силовыми структурами (выступающих главным гарантом безусловной правильности избранного пути) гения всех времен и народов.

Снова интеллектуальную территорию постепенно отвоевывает при энергичной поддержке руководства страны примитивная пропаганда, с подъемом осуществляемая соревнующимися в лакействе, за редким и крайне незначительным исключением – одноклеточными государственными СМИ. Таковой их статус прямо проистекает из поставленных перед ними задач и специфического подбора кадров. Никому еще не удавалось блистать умом на ниве убогих идеологических баталий, провозглашения холопства высшей социальной ценностью и безудержной апологии «хозяина». С умом и талантом здесь себя не прославишь, а с совестью, если есть, этим и заниматься не станешь. Истина, давно уже в истории сделавшаяся банальной.

Но впадают в долгий экстаз от каждого слова и чиха вождя телевизионные, газетные и радио журналисты и комментаторы, отвлекаясь только на оплевывание (что тем более недостойно в условиях, когда невозможно возразить публично) тех, кто думает иначе.

Так случилось не сразу. Лишь с течением времени Александр Лукашенко присвоил себе функции генерального секретаря, а заодно и всей властвующей коммунистической партии. Следующий рубеж – установление открытой тоталитарной диктатуры. Если получится. Но отчего ж не получиться?

Белорусская интеллигенция, ходившая гоголем в конце 80-х – начале 90-х, на каждом застолье славящая свободу и демократию, в своем большинстве немедленно сломалась и забилась в придержанную на всякий случай нору, когда за усами Александра Григорьевича стали отчетливо проступать брови Леонида Ильича и иже с ним. Верх отваги и фрондерства – публичное чтение в общественном транспорте «Белорусской деловой газеты». Парадоксально, но белорусские интеллигенты прежде всего (вне зависимости от того, на каком языке они говорят) привели режим к тому, что он сейчас есть. Молча снесли постепенное поднимание планки общественной терпимости: гипертрофированную личную власть, волевое переписывание Конституции, сомнительные выборы, исчезновение людей. Да много еще чего.

Мир, в сущности, как утверждают философы, имеет обыкновение быть таким, каким мы его себе представляем. Не имеющее, как и нынешние белорусские руководители, никакого другого политического и социального опыта, кроме разлагающегося тоталитаризма, среднее и старшее поколение интеллигентов (молодежь, рискну утверждать, уже иная), все еще во многом определяющее атмосферу в стране, даже те, кто настроен либерально и почти радикально, на генетическом уровне очень хорошо научены бояться впрок. Даже если в данный момент ничто еще конкретно не угрожает. Но т-с-с... Разве вы не знаете? Мы живем при тоталитарном режиме! Александр Лукашенко, как человек наделенный недюжинной природной интуицией, почувствовал этот страх и потянулся за ним. Под приветливое подбадривание номенклатуры и казенных обществоведов, белорусский президент решительно двинулся туда, где его нетерпеливо ожидала интеллигенция, со сладостным замиранием сердца предвкушающая возвращение к неописуемому удовольствию и чувству гордости за себя и всех своих предков от глубоко запрятанной в карман и незаметной снаружи фиги. Она привыкла бояться и уживаться с несправедливостью, произнося страстные мысленные обличительные монологи. Сила Лукашенко именно в том, что он – не интеллигент.

Между тем эволюция режима еще не закончена.

Оппозиция – во всех странах просто политические группы, борющиеся за голоса потенциальных избирателей, пока не находящиеся у власти, но имеющие возможность легально получить ее в будущем. В демократическом (плюралистическом) обществе иначе и не может быть. Александр Лукашенко, к сожалению, не изучал политологию, но «научный коммунизм», и, кажется, даже сильно в этом преуспел. Во всяком случае, нет сомнений, что именно этот, мертвый сегодня предмет накрепко сформировал «политико-философское» мировоззрение белорусского президента. Последний в полном соответствии с «основами марксизма-ленинизма» убежден, что политическая оппозиция в Беларуси не имеет права на существование в принципе. Есть народ, есть мистически проникающий в самые его заветные чаяния вождь (в двадцатом веке за этим тезисом стоят даже не Сталин или Брежнев, все-таки ссылавшиеся на фигуру «коллективного руководства», а выстраивающие мифологию абсолютного, имеющего сверхъестественные истоки единовластия Муссолини, Гитлер, Франко). А больше никого не надо. Есть еще, правда, жалкая кучка отщепенцев. (В истории эта кучка иногда превосходила по реальной численности сторонников какого-нибудь фюрера. Но настоящего, твердого в убеждениях и сильного духом вождя этим аргументом не остановишь. Сказано, – кучка!!!). Вот с этой кучкой и надо бороться разными в зависимости от исторических условий средствами. Когда повесить. Когда отправить в концлагерь. Когда просто лишить возможности устроиться на работу и положить пенсию в полтора доллара.

Белорусская оппозиция во все большей степени перестает быть таковой, плавно превращаясь в классическое диссидентское движение, памятное по советским временам. Наперед зная умственные, моральные и практические качества белорусского лидера и тех, кто подобран в его окружение, можно безошибочно прогнозировать усиление политического сыска, преследований людей за их убеждения, яростную борьбу с инакомыслием и зловредным влиянием Запада, поощрение доносительства и развитие контроля за частной жизнью граждан. Это уже происходит.

Однако! Есть вполне обычные, рядовые граждане Беларуси, для которых чувство собственного достоинства выше подачек, ласкового взгляда «хозяина» и теплого места в каком-нибудь восторженно-глумливом государственном СМИ. Есть тихие скромные люди (а пусть даже шумные и честолюбивые), которые сознательно вступают в третируемые сегодня политические партии, работают журналистами независимых газет, отстаивают право на объективную позицию в научных исследованиях и университетском преподавании. Издевающиеся над ними паяцы из «Панорамы» ничем не рискуют. Эти люди – рискуют. Сегодня особенно. Карьерой, судьбой, свободой, кто-то, может быть, жизнью. Многие из них, обыкновенные люди, не претендуют на совершенство и пример для всего народа Вероятно, у них есть, у каждого свои, недостатки и слабости. (Без недостатков и слабостей в Беларуси – один специально назначенный человек). Но дети их будут ими гордиться. Дети доносчиков и политических паяцев – вряд ли, даже если сегодня именно на этой улице – праздник.

Ведь вопрос о будущем Беларуси вовсе не закрыт. Нельзя все время ехать по встречной полосе, особенно при интенсивном движении. Когда-нибудь страна вынуждена будет отбросить колокольчик регионального сумасшедшего и занять более естественное и приличествующее ей место.

Метки