Лучший год нового столетия

Год 2006-й не оправдал прогнозы пессимистов (а экономисты – пессимисты по природе) и просто удивляет своими результатами. Такого прироста инвестиций – свыше 30% – у нас вообще никогда не было. Внешний рынок дает самые сильные импульсы, хотя это не «наш», а нефтяной рынок. На нем мы и делаем деньги из российского сырья. Не случайно дефицит в торговле с Россией превысил 4 миллиарда долларов, а по окончательным итогам года мы получим сальдо на пятерку. Это может оказаться слишком дорого для национальной экономики.
На внутреннем рынке – растущий спрос, потребительская гонка, за которой не поспевают белорусские предприятия, особенно государственные. И при этом склады переполнены стиральными машинами, часами.
По существу в 2007 год мы не вошли, а влетели. В прямом и переносном смысле. Есть опасности и угрозы, от которых не отмахнешься. Газ и нефть стали факторами стратегических рисков для Беларуси. Не неожиданно, но одновременно. Это большая политика, а не экономика. Или, скажем, не только экономика.
Мало кто понимал, что в 2006 году президентские выборы заставили Россию «не трогать» нас до мая. Чтобы не мешать процессу, что называется. По этой причине и газ был дешевым, и нефть лилась без экспортных пошлин.
Сами мы пытались определить, что же станет в 2006 году главной чертой белорусской экономики? Рост и оптимизм? Или пессимизм? Это важно понять и оценить и в результатах 2006 года. Сначала были сомнения, что слишком много факторов будет тормозить динамику страны. Это внешние рынки, собственные факторы роста, обменный курс и год выборов. Да и без этого главная проблема – конкурентность внешних рынков. Они становятся всё более национально эгоистичными и испытывают действия корпоративных лоббистских групп. Так и случилось, ряд наших товарных групп под давлением российских лоббистов стали выталкиваться с рынка соседней страны. Досталось многим – от производителей сахара до детских игрушек. Уверен, что и в 2007 году легче в этом отношении не будет.
Эгоизм национальных рынков – это не просто данность постсоветского развития. Это тенденция современной экономической истории мира. Европа кусает иностранных трейдеров, Евровосток тоже перестает быть «братским». Интересы расходятся, идет борьба даже за 1-2% собственного рынка. Мы к этому не были готовы психологически, думали иначе. Пора менять и свою белорусскую экономическую психологию. Учиться отстаивать собственные национальные экономические интересы.
Прошлый прогноз подтвердился: мы действительно вошли в новую потребительскую волну. Дома, квартиры и автомобили становятся «ударными» нишами рынка. Они активно расширяются. Пока не наступит время отрезвления. Пока не станем платить по собственным счетам. Особенно России.
Мы находились на такой экономической волне, когда ВВП стал расти по 10% ежегодно. Но даже в нашем растущем хозяйстве происходят многие необычные вещи. Вот пример, пожалуйста: в процессе роста мы имеем разную динамику рынков капитала и рынков домашних хозяйств. Например, в 2005 году в долларовом эквиваленте рынок инвестиций составлял около 7 млрд. долларов, что составляло по 577 миллионов инвестиционных расходов предприятий в месяц. Это много, представьте, что каждый рабочий день инвестируется 20-25 миллионов долларов. За неделю можно новый завод открыть, причем хорошего технического уровня. Собственно, мы сами за месяц можем столько инвестировать, что никакой западный банк просто так не даст. Побоится и остановится. Наши же внутренние инвестиции есть и будут главным средством развития. Даже если премьером Беларуси станет президент крупного российского банка, для которого сотни миллионов доступны и привычны.
В результатах года есть важные макроэкономические эффекты, которые следует использовать в политике будущего развития. Понятно, например, что в экономической политике можно воздействовать на инвестиционный и потребительский спрос разными методами. Так как соотношение этих двух рынков (потоков финансовых средств) составляет 1:2,14, то более результативными будут инструменты активизации склонности домашних хозяйств к потреблению. Это самый простой и надежный инструмент регулирования национальной экономики. По крайней мере на нынешнем этапе ее эволюции. При исключительно благоприятной внешней среде, когда «нефтедоллары» дают беспрецедентные возможности увеличивать доходы корпораций и домашних хозяйств. Но один из трендов является негативным. Дело в том, что белорусская экономика в своей собственной модельной данности постоянно развивается с перепроизводством.
Пора думать о том, что мы сделали за последние годы. Валовым подходом качественные проблемы в экономике не решить.
Подведем основные итоги 2006 года, выделив положительное и отрицательное. У нас, как и в других странах, недостатки явно являются продолжением достоинств.

Достижения – положительные итоги

Недостатки, новые проблемы, негативные тенденции

Сохранение сложившихся в прошлые годы высокие темпов роста ВВП (9-10%), промышленности (10-12%). Рост экспорта почти на 1/4 выше агрегатов прошлого года.

Продолжение политики активного административного давления на предприятия для достижения количественных показателей.
Развитие новых статистических парадоксов (опережение роста потребления по сравнению с производством, уникальные показатели прибыльности аграрного сектора и др.).

Высокий прирост реальных доходов и покупок домашних хозяйств (+18%). Рост новых потребностей развития благосостояния и уровня жизни домашних хозяйств.

Рост заработной платы и доходов вызывает одновременный рост общенационального патернализма. Пролонгация тенденции снижения склонности к сбережениям до уровня в 4%.

Уникальный прирост инвестиций (+32%), увеличение вложений в активно работающий капитал.

Рост стоимости готового жилья, формирование дисбаланса спроса и предложения на жилищном рынке. Необоснованное увеличение «себестоимости» жилья на 30% только за один год, что не имеет аналогов в других сегментах рынка.

Снижение уровня инфляции до критических значений в 3-5%, что считается естественной нормой для развитой экономики.

Существование сегментов высокой инфляции (стоимость 1 кв. м жилья, обучения и образования, одежды и обуви), что не включается в официальные подсчеты индекса потребительских цен.

Увеличение доли ЕС в экспорте практически до 50%. Геоэкономическая переориентация Беларуси.

Рост зависимости общих экономических результатов от переработки нефти и уровня тарифов на газ. Возрастание давления со стороны России.

Активность в разработке новых проектов в Венесуэле, Азербайджане. Рост тенденции выноса белорусского производства в страны мировой экономики, особенно в государства третьего мира.

Отсутствие гибкости в решении экономической и политической проблематики в Беларуси, что сказывается на общей внешнеполитической ситуации.

Суть белорусской экономической модели, используемой в 2006 году, в следующем: дирижизм и этатистский интервенционизм, кейнсианская методология стимулирования совокупного внутреннего спроса, использование ресурсной базы России в активной экспансии на внешних рынках для поддержания собственного производителя. По сути, это государственная экономика с зависимым и слабым рыночным сектором.
Доминантные экономические интересы Беларуси – Россия. Ее сырье и дешевые энергетические ресурсы, ее емкие рынки сбыта, – хотя в последние годы возрастают угрозы антидемпинговых расследований (сахар, молочные товары, кондитерские изделия и др.).
Особенностью экономики начала нового десятилетия является быстрая смена основных потоков экспорта и импорта. По существу произошла внешнеэкономическая революция, последствия которой скажутся достаточно быстро. При этом становится понятным и то, что возрастает уязвимость национальной экономики. Она становится более зависимой от политических решений в соседних странах.
Новая геоэкономика Беларуси – эффект «Ближнего Запада»
С 2004 года начался наш активный «западный поход». Суть – рост продаж нефтепродуктов, что сделало вклад в развитие новой геоэкономики Беларуси. В 2005 году, казалось бы, мы выходили на максимальные темпы роста экспорта на Запад. Но в 2006 году весь наш товарный экспорт увеличился еще на 29%, а вывоз товаров в ЕС вырос на 47%. Получается, что не так уж нас и «не ждут» в Европе. Ждут и покупают нарасхват, особенно нефтепродукты. Бензин и дизельное топливо стали белорусским «ноу-хау» прорыва на рынки ЕС. Хотя схемы продаж разрабатываются и реализуются российскими и иными поставщиками нефти, потоки нефтепродуктов идут в оффшоры или через порты стран ЕС. Сам Евросоюз стал перевалочным пунктом по продвижению белорусских нефтепродуктов по всему миру.
Возникают и новые парадоксы. Скажем, объемы экспорта белорусской продукции в США выросли почти в 2 раза. Эти товарные потоки выше, чем экспорт в Литву или Латвию, которые были традиционными партнерами Беларуси. Экспорт белорусской продукции в США превышает наш экспорт в Казахстан в 1,7 раза. Но что тогда значат переговоры о более тесной интеграции стран Евровостока?
Операции на внешних рынках абсолютно не совпадают ни с внешней политикой Беларуси, ни с политикой стран ЕС и США в отношении Беларуси. Экономическое сотрудничество Беларуси с западными странами возрастает и усиливается, а в политической сфере нарастает отчуждение – на фоне ценностных противоречий. По-видимому, это новые разновидности реализации старого известного принципа «двойных стандартов». Причем с обеих сторон.
То, что происходит с векторами нашего геоэкономического развития, хорошо видно на рисунке 1.


Рис. 1. Геоэкономическая сегментация экспорта Беларуси в 2006 году.
Голландия и Великобритания, как во времена Петра Первого, стали главными партнерами нашего славянского белорусского экономического мира. После России они стали главными покупателями нашей продукции. Преимущественно бензина и дизтоплива. Разгадка еще и в том, что покупатели диверсифицированы. Именно через эти две страны идет по всему миру продукция отечественного нефтехима.
Такой прорыв на мировой рынок – а иначе и не назовешь – никем не прогнозировался. Наша нефтехимическая промышленность оказалась, что называется, в нужное время и в нужном месте. Теперь это вызывает вопросы у российского политического руководства.
Экспертное сообщество, равно как и официальные органы, не совсем ясно представляет себе новые опасности развития ситуации при таких факторах воздействия на общие показатели. Моделируется возможность новых тарифов на газ, но одновременное влияние всех негативных факторов пока не учитывается.
При непринятии ЕС формулы экономических санкций основной удар по национальной экономике страны будет нанесен со стороны России. Внешне он может носить характер «рыночного решения» вопросов урегулирования цен и тарифов на газ и экспортных пошлин на российскую нефть. На самом деле это вопросы не экономические, а политические.
Экономические санкции со стороны России в 2007 году будут реализовываться по двум главным направлениям: (1) тарифы на газ, (2) квотирование поставок нефти, или введение инструментов контроля уплаты российских экспортных пошлин за продаваемые белорусскими и российскими номенклатурными структурами нефтепродукты. Второе важнее, но сделать «плохо» со стороны российских таможенников и контролеров для Беларуси гораздо сложнее. Проще – прямое ограничение поставок нефти. Квота – объемы внутреннего потребления.
Определим следующее: первое – являются ли эти угрозы катастрофическими для страны? Второе – какие шансы возникают для начала новой экономической политики, которая будет соответствовать стратегическим интересам страны?
Оценим экономические возможности национальной экономики. При 30 млрд. ежегодном ВВП совокупные покупки домашних хозяйств в 2006 году составят 12 млрд. долларов. Это то, что представляют собой конечные расходы населения на потребление. Расходы на инвестиции – 7 млрд. долларов. Итого – 19 миллиардов реальных денег. В будущем году эта сумма может быть выше на 10%. Допустим, общие расходы на потребление и инвестиции составят: Y=C+I = 20 млрд. долларов. Мы не рассматриваем кумулятивные процессы, которые могут развиваться при непрофессиональной экономической политике. Это может быть в условиях паники и психологического стресса полисимейкеров. Когда начинается эскалация негативных вариантов шагов со стороны правительства и ответов субъектов экономики.
Повышение цен на газ до 100 долларов при погашении Газпромом деньгами своей доли акций Белтрансгаза потребуется изъять из потребления и накопления в сумме около 500 млн. долларов. Это не вызовет активных шоков в потреблении или инвестициях. Практический результат может быть вполне приемлем.
А что нефтяные потоки?
При введении квотирования поставок нефти в размере потребляемой внутри страны Беларусь теряет до 40% своего экспорта, или 6 млрд. долларов притока валютных средств. Но не доходов. Мультипликационный эффект таких мер будет очень чувствительным. По существу остановится активная политика доходов и исчезнет фактор высоких внутренних инвестиций.
По этой причине 2007 год уже в самом начале будет интересен. Считается, что белорусы в марте 2006 года голосовали за Александра Лукашенко по причине ожидаемой стабильности и сытости жизни. Но теперь-то этого не будет.
Уходит время-времечко, золотое наше и счастливое. Пора приходить в сознание, платить по собственным счетам. Рассчитываться за временный выбор, мартовские победы. Действительно, оглушительные, с учетом реалий будущего года.

 

Метки