Многовекторный тупик

Как практически все предыдущие годы правления нынешнего режима, с точки зрения внешней политики, 2006-й едва ли можно занести в актив официального Минска. Более того, в этом плане он стал одним из самых провальных, уступая, пожалуй, лишь 1997-му и 1998-му. Тогда, напомним, белорусская власть, пребывая в эйфории после приснопамятного конституционного референдума и, казалось бы, намертво приникнув к источникам дешевого углеводородного сырья восточного союзника, позволила себе несколько откровенно недружественных выходок в отношении Запада, за чем последовали исключения страны из международных организаций, скандалы и визовые санкции против чуть ли не всего белорусского истеблишмента.

Что сегодня заставляет поставить неудовлетворительную оценку внешней политике официального Минска в уходящем году? Прежде всего, это крайне негативная международная реакция на условия проведения главного внутриполитического мероприятия – мартовских президентских выборов, а также последовавшие за этим бессмысленно жестокие расправы власти над теми, кто осмелился выразить свой протест. Предыдущие электоральные кампании также были негативно восприняты мировым сообществом, но на сей раз ситуация усугубилась. В результате к нескольким лицам, которым въезд в большинство цивилизованных стран был запрещен ранее, добавилось еще несколько десятков высокопоставленных белорусских чиновников, замешанных в фальсификациях и преследованиях.

Можно, разумеется, вспомнить также многочисленные резолюции европейских структур с жестким осуждением действий правящего режима и критические заявления государственных деятелей самого высокого уровня, которых в прошлом году тоже было достаточно. И если они являются уже достаточно привычными, то решение Европейской комиссии исключить Беларусь из списка стран, пользующихся торговыми льготами в рамках Генеральной системы преференций, представляет собой новое явление – попытку добавить к политическому давлению экономическое.

Теперь, если в течение следующих шести месяцев положение не будет исправлено, данная система прекратит для Беларуси свое действие, в результате чего страна, согласно оценкам экспертов, будет терять до 300 миллионов долларов в год. Деньги, безусловно, немалые, и хотя некоторые экономисты уверяют, что смертельного удара белорусскому экспорту в Европу это не нанесет, поскольку его средний ежемесячный объем превышает объем импорта на 428 миллионов (www.svaboda.org, 06.12.2006), лишаться их не хочется.

Сделанное по этому поводу заявление представителя белорусского внешнеполитического ведомства о том, что «решение ЕС не станет серьезным вызовом для экономики и граждан Беларуси» (www.mfa.gov.by, 21.12.2006), выглядит намерением изобразить хорошую мину при плохой игре. В пользу такого предположения говорит, например, предыдущее высказывание того же источника: «Немотивированные экономические санкции ударят в первую очередь по простым гражданам, что самым негативным образом скажется на имидже Евросоюза в Беларуси. При этом пострадают интересы как белорусской стороны, так и наших европейских партнеров» (www.mfa.gov.by, 05.12.2006).

Как представляется, в такой неустанной заботе о простых людях, вероятно, стоило бы элементарно прислушаться к замечаниям Международной организации труда и выполнить ее рекомендации. К тому же и сейчас на это дано еще полгода. Не менее трогательным выглядит беспокойство об «имидже Евросоюза»: можно подумать, у нас все государственные СМИ с утра до вечера только и делают, что занимаются его укреплением.

На этом фоне особенно ярко выделялось мощное содействие, оказанное Западом единому кандидату от демократических сил Александру Милинкевичу. Его многочисленные встречи с главами ряда ведущих государств и руководителями основных организаций, в том числе Европейского Союза, а также присуждение ему Европейским парламентом премии имени А.Д. Сахарова «За свободу мысли» установили, пожалуй, наивысшую на сегодняшний день планку международной солидарности с белорусской оппозицией. Тем самым Европа демонстрирует, что готова воспринимать оппозиционного кандидата как политика, представляющего цивилизованную страну, как будущего президента, способного привести белорусов в европейскую семью.

В то же время было бы явным преувеличением утверждать, что объединенная Европа использовала в отношении белорусских властей только политику кнута. Наглядным доказательством гибкости такого подхода стала обнародованная Европейским Союзом под занавес года новая стратегия в отношении нашей страны с предоставлением ей значительных конкретных выгод в обмен на демократизацию общественной жизни.

С точки зрения самого ЕС, предлагаемая стратегия ничего принципиально нового не содержит – фактически это изложение простыми словами разработанной сравнительно недавно Европейской политики соседства. Однако в отличие от других стран – участниц данной программы, в том числе бывших советских республик – Украины, Молдовы, Грузии, Азербайджана и Армении, – на Беларусь эта политика, в силу известных причин, до сих пор не распространялась. Соответственно, детали ее были неизвестны не только простому населению, но даже большинству специалистов по международным отношениям. Теперь же появилась возможность донести до граждан нашей страны информацию о возможности достичь с помощью ЕС конкретных улучшений по целому ряду исключительно важных направлений.

Надо сказать, что лидеры оппозиции в целом правильно, то есть позитивно, но без излишней эйфории, восприняли данную инициативу. Правда, некоторые из них попытались пойти еще дальше, выдвинув идею проведения переговоров между властями и оппозицией при посредничестве ЕС. Думается, это едва ли реально, поскольку последней пока нечего предложить своим политическим противникам. Кроме того, Евросоюз вряд ли может стать эффективным посредником, так как он откровенно играет за одну из сторон, а потому другая будет воспринимать его соответствующим образом. Если в данной ситуации и могут быть какие-то переговоры, то только между властями и ЕС, с учетом европейцами точки зрения демократических сил по тому или иному вопросу.

К сожалению, вероятность принятия белорусским руководством выставленных ему условий на данный момент представляется не слишком значительной. По глубокому и, следует признать, совершенно правильному убеждению белорусских властей, предоставление гражданам права избирать лидеров демократическим путем, со всеми вытекающими отсюда обязательствами, права на независимую информацию и свободу слова, права на беспрепятственное создание общественных организаций, права на независимую и непредвзятую судебную систему, равно как и удовлетворение всех остальных требований ЕС в кратчайшее время приведут нынешний режим к полному краху.

Как известно, предыдущие аналогичные предложения, пусть менее масштабные, к успеху не привели. Тем не менее принятие неких мер далеко не самого принципиального характера не исключено. Собственно, отдельные акции такого рода, например досрочное освобождение отдельных политических заключенных, уже были осуществлены. Есть и другие симптомы, скажем, участие высокопоставленных лиц в Минском форуме. Надо полагать, Европа будет внимательно следить, насколько реальными станут шаги официального Минска, и тщательно соизмерять с ними свои действия.

Все эти факты наглядно свидетельствуют о том, что западный мир продолжает поиски эффективных путей преобразования Беларуси в нормальное демократическое государство. А вот со стороны России ничего подобного по-прежнему не наблюдается, хотя в отношениях с, казалось бы, вечным другом и союзником стало проявляться всё более ощутимое охлаждение.

Скорее всего, оно стало следствием невыполнения белорусской стороной обещаний, в первую очередь в отношении газовых вопросов, данных Москве в обмен на поддержку последней во время президентской кампании и признание ее результатов. В ответ Кремль недвусмысленно пригрозил четырехкратным повышением цен на газ, а также лишением нефтяных и иных скрытых дотаций. При этом было совершенно откровенно заявлено, что сохранение данных льгот возможно лишь в случае выполнения российских условий по единой валюте и конституционному акту, что на практике означает вхождение Беларуси в состав РФ. Не вызывает сомнений, что белорусское руководство прекрасно понимает, что подобная инкорпорация ничего хорошего ему не сулит.

Посему сопротивляется оно, надо признать, отчаянно: достаточно вспомнить скачки стоимости Белтрансгаза в устах самого Александра Лукашенко и отсутствие на сегодняшний день соглашений по газовым поставкам. Увы, но то обстоятельство, что время для проведения настоящих экономических реформ было бездарно упущено, сковывает белорусские власти по рукам и ногам. Отсюда возникают опасения: не окажется ли грядущая сделка очередным шагом к утрате Беларусью своего суверенитета.

Грустно сознавать, но после пятнадцати лет ее независимого существования такая угроза всё еще существует. В случае развития событий в этом направлении исключительно важной видится позиция главных действующих лиц на мировой арене: прислушаются ли они к призывам белорусской оппозиции, которая, надо отдать ей должное, делает всё возможное, чтобы сформировать по этому поводу непримиримую реакцию международного сообщества.

Нельзя сказать, что в настоящее время власти не осознают как потенциальных, так и уже вплотную приближающихся проблем. В уходящем году, наверное, как никогда ранее, энергично предпринимались попытки найти новых союзников в политической и экономической областях. В силу категорического нежелания идти навстречу Западу и ухудшения отношений с Россией в качестве главного объекта были выбраны страны третьего мира, входящие в Движение неприсоединения.

Естественно, под столь радикальную смену курса была подведена соответствующая идеологическая база: «В настоящее время всё более очевидным становится такой глобальный процесс, как движение мирового сообщества от однополярного устройства в сторону многополярности. Это факт. Возникают и энергично укрепляются новые центры силы. Их борьба за «место под солнцем» порождает масштабные, я сказал бы, планетарные противоречия, которые чреваты новым переделом сфер влияния и нарушением хрупкого баланса в мире» (www.president.gov.by, 02.08.2006).

Вообще-то, само по себе такое стремление не должно вызывать нареканий: взаимовыгодные связи следует поддерживать с как можно большим числом партнеров, хотя в некоторых случаях эффект может быть и не слишком значительным. Однако, во-первых, даже если в принципе и можно использовать подобные альтернативные источники энергоресурсов, сделать это удастся лишь в достаточно отдаленном будущем, тогда как решение проблемы необходимо найти уже сейчас.

Во-вторых, плохо то, что для белорусского руководства данная ориентация становится не вспомогательной, а главной. Причем среди «новых друзей» явный приоритет отдается не просто тем, кто обладает солидными запасами энергоносителей, но одновременно зарекомендовавшим себя ярым противником Соединенных Штатов и западных моральных ценностей в целом. Таким как, например, Венесуэла и Иран.

Отсюда следует, что конфронтационные настроения сохраняются. А это, в свою очередь, не только не ведет к улучшению международного имиджа белорусского государства, но в весьма значительной степени затрудняет поиск достойного выхода из создавшегося положения. В итоге широко разрекламированная многовекторность на деле обернулась тупиком на всех направлениях.

 

Метки