ОБСЕ: кризис идентичности

Реформирование международных институтов, похоже, становится сквозным сюжетом в текущей международной повестке дня. Вслед за бурными дискуссиями, обсуждениями докладов «мудрецов» относительно судьбы СНГ подошла очередь другой структуры – ОБСЕ.

4 декабря в Брюсселе завершилось заседание Совета министров иностранных дел ОБСЕ. И здесь на протяжении последних лет стержневой темой встреч на различном уровне остается тема реформы этой организации. Так было и в этот раз, правда, «градус» дискуссии оказался повыше ожидаемого. Восток и Запад разошлись на нем по всем ключевым вопросам, и дело даже дошло до того, что Россия пригрозила выйти из состава самой организации.

С необходимостью изменений в принципе согласны практически все 56 входящих стран, но по сути реформ подходы России и блокирующихся с нею большинства стран СНГ с одной стороны и стран Запада с другой абсолютно не совпадают.

Интерес к деятельности ОБСЕ со стороны стран СНГ в последние годы заметно возрос, а позиция по вопросам реформирования консолидировалась. И не без оснований. Испытав на себе, а точнее на собственных выборах, давление международного мониторинга, строгость оценок на предмет соответствия демократическим стандартам и констатируя очевидный перекос внимания этой организации в сторону проблем постсоветского пространства, минимизацию деятельности в области экономики, экологии и безопасности, эти государства вполне предсказуемо выразили общую позицию о необходимости безотлагательного реформирования ОБСЕ в сторону от так называемой «третьей корзины». «ОБСЕ в силу применяемого в этой организации комплексного подхода к безопасности не может и не должна заниматься исключительно человеческим измерением», – обозначил в Брюсселе общую ключевую позицию российский министр С. Лавров.

Неэффективность организации, наступление «кризиса индивидуальности» ОБСЕ многократно констатировали и дипломаты, и журналисты и наблюдатели. Отсутствие общей политической платформы, невозможность договориться по таким принципиальным вопросам, как ситуация в Молдавии и выборы на Украине, нежелание западных участников проводить реформу по российской версии – всё это стало очень похожим на симптомы структурного и, как многие считают, уже неизбежного развала ОБСЕ.

Впрочем, понятие эффективность зависит от того, из какой столицы смотреть на ситуацию. Разве неэффективной, с позиций Брюсселя или Вашингтона, была мониторинговая миссия на последних украинских президентских выборах? Разве неэффективно эта миссия, призвавшая в качестве независимых наблюдателей несколько тысяч человек, участвовала в формировании общей оценочной тональности Запада и международного сообщества?

Особое недовольство у реформаторов из числа стран СНГ вызывает деятельность Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) – главной структуры в вопросе наблюдения за выборами. В последние лет десять в большинстве республик бывшего СССР оценки наблюдателей СНГ и БДИПЧ можно было легко спрогнозировать. Как правило, они диаметрально расходились: одни считали выборы прозрачными и демократическими, другие констатировали многочисленные грубые нарушения. И неудивительно, что Россия от имени группы стран предложила создать рабочую комиссию ОБСЕ по фактически коренному переформатированию именно БДИПЧ. Но американская делегация в Брюсселе заявила, что заблокирует любые попытки направленные на ограничение роли ОБСЕ в наблюдении за выборами.

Дипломатическое фехтование продолжилось и по другому острому пункту брюссельской повестки дня – вопросу о так называемых «замороженных конфликтах». Здесь США также напрямую упрекнули Москву за использование экономических рычагов в давлении на соседей. Эту критику поддержали и многие другие страны, потребовавшие от Москвы определиться с выводом своих войск из Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии.

После подобной полемики и упреков в адрес России требование С. Лаврова о ратификации адаптированного Договора об обычных вооруженных силах в Европе, что называется, повисло в воздухе. В итоге оппоненты России заявили, что пойдут на ратификацию адаптированного ДОВСЕ только после полного вывода российских войск с территории Грузии и Молдавии.

В дополнение к этим нерешенным темам не прошел и вопрос председательства в ОБСЕ Казахстана. Уже около года Астана продвигает свое намерение стать председателем ОБСЕ в 2009 году. Кандидатуру Казахстана активно поддержали Россия и государства СНГ, договорившись об этом накануне, 10 ноября, в Москве, а также ряд западноевропейских стран, включая Германию, Италию, Нидерланды и Францию. Но против выступили США и Великобритания. Главный их аргумент – очевидный дефицит демократии в этой стране. В результате решение о председательстве Казахстана было отложено на год. Не самый худший вариант для Казахстана, однако непринятие этого решения означало, что в повестке дня так и не нашлось ни одной значимой темы, по которой было бы достигнуто согласие. Брюссельская встреча показала, сколь разнятся не только подходы к этой организации, но и ключевые позиции по международной тематике России и Запада.

Такой расклад дел был вполне предсказуем. Неожиданно обостренной была реакция России на эту ситуацию. С. Лавров предложил определиться: или вернуться к истинным корням ОБСЕ, или «узаконить ее превращение в организацию по гуманитарным проблемам». Во втором случае, по словам главы МИД России, «наши страны будут решать, вступать или не вступать в такую организацию». Развитие ситуации по такому сценарию действительно может иметь серьезные последствия. Раскол ОБСЕ, распад организации может оказаться первым реальным шагом по пути явно наметившегося более масштабного расхождения Запада и Востока.

Впрочем, белорусская позиция была поспокойнее. По крайней мере белорусы напрямую о возможности своего выхода не заявляли. В своем выступлении о первых итогах реформирования ОБСЕ в соответствии с Люблянской «дорожной картой» (2004 г.) С. Мартынов высказал сожаление в связи с отсутствием видимых качественных изменений в политическом диалоге и заявил о неприемлемости использования любого рода санкций в отношениях между государствами-участниками. «Мы должны исходить из принципа солидарности и взаимопомощи, а не конфронтации и изоляции. Пришло время изменить саму философию сотрудничества и диалога», – заявил белорусский министр. Он также упрекнул организацию в полном отсутствии прогресса в развитии и обновлении военно-политического инструментария ОБСЕ и выразил обеспокоенность по поводу дальнейшего промедления со вступлением в силу адаптированного ДОВСЕ. При этом С. Мартынов положительно оценил активизацию деятельности ОБСЕ в борьбе с торговлей людьми.

В реформистской повестке дня для белорусов более приоритетным остается вопрос деятельности полевых присутствий ОБСЕ. По словам С. Мартынова, миссии не могут и не должны быть вечными – необходимо своевременно адаптировать их деятельность к потребностям на местах и по мере выполнения мандата планировать постепенное завершение их деятельности, видимо, имея в виду миссию организации в Минске.

Беларусь, как известно, является членом Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе с февраля 1992 г. Вступив в нее, она присоединилась к основополагающим документам того времени – Хельсинкскому заключительному акту 1975 года и Парижской хартии для новой Европы 1990 года. Участие Беларуси в механизмах ОБСЕ, обеспечивающих региональную безопасность и укрепляющих статус страны как нового независимого государства, изначально определялось в качестве приоритетного направления белорусской внешней политики и политики в области национальной безопасности. Справедливости ради надо признать, что, несмотря на принципиальные расхождения, Беларусь достаточно активна в вопросах выработки и принятия документов в рамках работы Постоянного совета ОБСЕ, Форума по сотрудничеству в области безопасности, Совместной консультативной группы и Консультативного комитета по открытому небу. Белорусские представители по-прежнему играют свою роль в Минской группе по вопросу мирного урегулирования в Нагорном Карабахе, а также работают в миссиях ОБСЕ в Албании, Молдове, Македонии, Таджикистане. В 2005 году Беларусь председательствовала на форуме ОБСЕ по сотрудничеству в области безопасности, и ее председательство получило позитивную оценку со стороны большинства делегаций государств – участников ОБСЕ, в том числе Великобритании, США, Канады, Германии, Франции и России.

Однако история взаимодействия Беларуси с этой организацией полна крайностей. Известно, что конституционный референдум, проведенный в Беларуси осенью 1996 г., получил негативную оценку западных государств и международных организаций. Такая же позиция была и у всех структур ОБСЕ. Это положило начало глубоким противоречиям.

С тех пор белорусский вопрос с такой регулярностью рассматривался в различных структурах ОБСЕ, что дипломаты в кулуарах Хофбургского дворца в Вене стали шутить по поводу новой версии прочтения аббревиатуры ОБСЕ – Организация по Беларуси и сотрудничеству в Европе.

Результатом компромисса стало учреждение в сентябре 1997 года Консультативно-наблюдательной группы ОБСЕ в Минске, одной из основных задач которой стало наблюдение за выполнением Беларусью ее обязательств в рамках ОБСЕ в отношении белорусской оппозиции. Критически оценивая ситуацию, группа стала активно помогать оппозиционным политическим силам. В свое время она помогла создать сеть независимого наблюдения за выборами, модель которой очень напоминала параллельный подсчет, осуществленный в последующем в Грузии и на Украине. А накануне президентских выборов 2001 года фактически консолидировала оппозицию и во многом даже принудила ее выдвинуть единую кандидатуру. Такая активность, мягко говоря, не вызывала никакого энтузиазма у белорусских властей. Напротив, реакция порой была очень жесткой. Власти неоднократно препятствовали сотрудникам КНГ в их деятельности, а руководителя миссии Х.-Г. Вика открыто называли «лицом, осуществляющим подрывную деятельность против Беларуси».

30 декабря 2002 г. Постоянный совет ОБСЕ принял решение о закрытии КНГ в Беларуси и об открытии с 1 января 2003 г. офиса ОБСЕ в Минске. Между ОБСЕ и Беларусью был подписан новый меморандум о взаимопонимании. Теперь, в соответствии с решением Постоянного совета ОБСЕ, основной задачей офиса является оказание содействия правительству Беларуси по согласованным направлениям, в частности в дальнейшем институциональном строительстве, развитии гражданского общества, в области экономики и охраны окружающей среды.

Большинство экспертов и журналистов сегодня соглашаются в одном: влияние офиса ОБСЕ на развитие ситуации и предстоящие политические кампании крайне незначительно. Белорусские же власти получили большой опыт противостояния с ОБСЕ. Им в конечном итоге удалось направить деятельность миссии в приемлемое для себя русло.

Закрепить это свое достижение на институциональном уровне официальная Беларусь стремится не один год. Действуя вполне последовательно, белорусские делегации постоянно высказывались за «перефокусировку объектива» ОБСЕ с традиционных направлений деятельности на противодействие новым вызовам и угрозам безопасности, а именно терроризму, нелегальной миграции, а также на организацию сотрудничества в области пограничной безопасности и т.п.

Причем Беларусь стремится фиксировать собственный подход, не оглядываясь в том числе и на Россию. К примеру, на Вашингтонской сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ Беларусь проголосовала против инициированной Россией резолюции по совершенствованию деятельности организации в области наблюдения за выборами. Позиция Беларуси удивила даже Л. Слиску, руководителя российской делегации. По ее словам, Беларусь изначально стремилась стать соавтором документа, но после внесения в него поправок отвергла резолюцию. Зато Россию активно поддержали Соединенные Штаты Америки.

Несмотря на то, что резолюция носила исключительно рекомендательный характер и никого ни к чему по большому счету не обязывала, вероятно, принципы для белорусов оказались важнее. Многие так и не поняли, что за этим стоит: отказ быть в одной лодке с главным импортером демократии на планете Соединенными Штатами или стремление показать, в том числе и России, принципиальность собственной позиции. Скорее всего, и то и другое. Ну а кроме того еще и намерение показать, что сговор по белорусскому вопросу между Россией и США, если допустить такую невероятную фантазию, о которой время от времени судачит братия пишущих международников, никак не способен повлиять на развитие политической ситуации в стране.

 

Метки