Европейское тепло: и светит, и греет. Но каждому – по-разному

Исходный момент в понимании современных трендов движения основных показателей экономики – энергоресурсы. С них начинается производство, ими заканчивается день простого европейского обывателя. «Погода в доме» – важней всего, как поется в песне Ларисы Долиной. Это становится понятным для каждого белоруса поздней осенью. Когда в квартирах холодно, но батареи отопления не включают – в ожидании необходимой средней температуры. В Европе иначе. Тепло и свет продаются и покупаются в соответствии с потребностями.

Энергетика – это путь в будущее, либо тормоз даже в настоящем. Предмет переговоров, условностей и безусловности рынка и его императивов. Не случайно столько политической энергии тратится на обсуждение газовой и нефтяной проблематики. Хотя некоторые политики лукаво относят данные вопросы к предмету диалога хозяйственных субъектов. Если бы это было так на самом деле…

Рост ВВП – это и рост энергозатрат, хотя относительные расходы на единицу ВВП будут снижаться. Хорошо, если они снижаются. Цены подталкивают к этому. Второе направление развития этой сферы – интеграция и унификация энергетической политики. На этом и сосредотачивают свои усилия многие страны. Всё более активным становится процесс, когда основные регионы мира, Европа, постсоветское пространство идут к созданию объединенных энергетических мощностей, унификации всей энергетической политики. Сначала в региональном аспекте, а затем – континентальном. В перспективе – мировом, глобальном.

Процесс интеграции усилий в области энергодобычи, транспортировки и потребления энергии в своей основе ориентируется на то, что стоимость объемов производства энергоресурсов постоянно растет. Во всем мире это стало доминантной тенденцией нашего времени. В суммарном виде весь энергосырьевой оборот мирового рынка составляет около 3,5-4 трлн. долларов.

Тем не менее этот рынок перспективен, и даже в Беларуси уже начался поход за нефтью в Латинскую Америку и Иран. Далеко от дома, но нефтяная лихорадка охватила и спокойные провинциальные политические элиты Беларуси. А почему бы и нет? Надо думать о будущем не только в национальном, но и персональном масштабе.

Хотя, наверное, надо было начинать раньше. И не методами далеких походов. Мы всегда были бедны на энергию. Сколько же можем производить сами? Собственные энергоресурсы покрывают не более 4-5% потребности в них Беларуси. Очень мало, но дело не только в том, что страна переключилась в прошлом веке на газ. До этого в дело шли и дрова, и торф. Еще в 50-60-ых годах по городам осенью ходили крепкие мужики и нанимались для пилки и колки дров. Газ был редкостью для малых городов. Дрова выручали всех: и секретарей райкомов, и истопников-диссидентов.

Времена менялись. Для Беларуси в советские времена была возможность участвовать в поиске и добыче нефти и газа на территории России. Именно по этой причине уже в наши дни, в суверенной и независимой Беларуси, в объемах используемых энергоресурсов и готовой электроэнергии доля покупки ее в России составляет около 97%. Мы просто сели на дешевые российские энергоресурсы. Как наркоманы на иглу. Уникальная роль газа, который в силу его дешевизны стал энергетическим наркотиком белорусской экономики. В начале этого столетия в совокупном энергобалансе удельный вес российского природного газа составляет около 80%.

А что в перспективе? Газ или иные виды топлива? Скажем, нефть? Пока газ устраивает больше экономические и политические элиты, особенно в Европе. Необходимо также учитывать, что доказанные запасы природного газа на планете значительно превышают аналогичные ресурсы нефти и оцениваются примерно в 177,7 трлн. куб. м. По расчетам его должно хватить примерно на 70 лет, в то время как нынешние доказанные запасы нефти, при прогнозируемом потреблении, будут исчерпаны в течение 40 лет.

Европа шла своим путем энергопотребления. По формуле: 1/3 газ + 1/3 нефть + 1/3 атомная энергетика. С элементами растущего производства солнечной энергии, ветра и иных источников. Со своей стороны, каждый из сегментов энергетического сектора имеет собственное лобби и свои интересы в денежных доходах. Чернобыль «придавил» ядерное лобби в Европе, чем и воспользовались газовые лоббисты. Неплохо это получилось в Германии, что видно из совместных проектов с Россией. Политики быстро переквалифицируются в газовщиков.

Вместе с тем следует признать объективно и то, что природный газ значительно дешевле и экологически чище при его использовании как топлива для получения тепла и электроэнергии, что дает ему шанс стать основным энергетическим сырьем. С 2002 г. потребление природного газа в странах ЕС-25 достигло примерно 530 млрд. куб. м, или около 20% общемирового потребления.

Европа использует не только и не столько российский газ. Основные районы его добычи и поставки – побережье и шельф Северного и Норвежского морей (Великобритания, Нидерланды, Норвегия), Алжир. Это сегодня, но какова перспектива?

Существо вопроса заключается в том, что российские запасы природного газа (около 40% мировых разведанных запасов) являются наиболее перспективными. Это дает шанс на развитие всей стратегии России по созданию новых платформ экономического и политического сотрудничества с ЕС. При этом реальным становится процесс, когда в Европе природный газ начал вытеснять атомную энергетику. Большой денежный «кусок» просматривается в том, что общие расходы стран ЕС на развитие инфраструктуры энергетики и строительство новых тепловых электростанций приблизятся к 1 трлн. евро в год.

Не менее серьезной проблемой, которая сейчас начинает адекватно восприниматься в Беларуси, является вопрос о цене на газ. Энергетические тарифы поправляют расчеты политиков, которые делались лет десять тому назад, добавляют массу новых проблем в развитии европейского и внеевропейского сообщества. Как известно, евровосток, в лице России и Туркменистана, превращается в главного поставщика газа в ближнюю и дальнюю Европу.

Как меняются тарифы? Сразу и быстро? В 5 раз, как предлагает Алексей Миллер для Беларуси? Посмотрим на общее состояние дел по тарифам. Энергосистемы ближнего зарубежья получают газ по ценам от $46,68 за 1000 куб. м (Беларусь) до $80 для Украины и Молдовы по свободной продаже и $50 за 1000 куб. м в рамках оплаты транзита по их территории.

Тарифы росли, но достаточно осторожно. В целом средняя цена для стран СНГ и Балтии в 2004 году составила $54,2 за 1000 куб. м, в 2003 г. – $49,8, в 2002 г. – $53,2 и в 2001 г. – $48,3. Падение цены в 2003 году обусловлено применением к Беларуси цен пятого российского пояса. Это сказалось на общих усредненных показателях.

Вопрос вопроса: как соотносятся цены на газ для Европы и для Беларуси? Начнем с того, что при любом уровне природный газ для Беларуси всегда будет дешевле. Причина – более короткий путь транспортировки газа из сибирских регионов России. Если исходить из нынешних средних тарифов на перекачку природного газа, примерно 1,8 доллара за 1000 куб метров на 100 км, то по отношению, например, к Германии конечная цена для Беларуси газа будет всегда ниже на 35-40 долл.

На это обращаем особое внимание: не 250, а 210-220 долларов за 1000 куб. м есть некая высокая планка газовых тарифов «до большой Европы». Если подходить экономически, а не политически.

Как следует из приведенных данных, тарифы на газовое топливо менялись постоянно, но нигде они не вырастали за год в 2 раза. Или в 5 раз, как это предлагается Беларуси в 2007 году. Что собой представляет динамика цен на газ для населения стран ЕС, видно из представленной таблицы. Ситуация ровная и сбалансированная. У новых членов ЕС есть уверенность в ее стабильности. Чем они и отличаются от Беларуси.

Цены на газ (для домашних хозяйств) в евро за гигакалорию

(без налогов)

Страна

95

00

01

02

03

04

05

06

ЕС 25

:

:

:

:

:

8.07

8.42

9.93

ЕС-15

6.85

7.24

8.49

8.42

8.37

8.38

8.66

10.17

Бельгия

6.91

7.44

9.45

8.34

8.58

8.39

8.85

10.75

Чехия

:

3.57

4.51

5.81

5.20

5.38

6.30

8.43

Дания

:

8.95

10.96

7.53

8.33

8.45

12.58

13.19

Германия

7.19

6.93

9.65

9.24

8.93

9.10

10.16

12.25

Эстония

:

:

:

:

3.93

3.93

3.92

3.93

Греция

:

:

:

:

:

:

:

:

Испания

8.65

9.15

11.06

10.46

10.43

9.95

10.25

11.75

Франция

7.22

6.99

8.44

9.19

9.06

:

9.00

10.81

Ирландия

7.14

7.28

7.28

7.27

7.27

7.93

8.80

11.02

Италия

7.86

8.79

11.07

9.95

9.86

8.88

8.98

10.40

Кипр

:

:

:

:

:

:

:

:

Латвия

:

:

:

:

:

3.58

3.85

4.54

Литва

:

:

:

:

:

4.62

4.58

5.29

Люксембург

5.14

5.68

7.63

6.64

6.91

6.67

7.68

9.74

Венгрия

2.63

2.97

3.20

3.88

3.94

5.02

5.38

6.44

Мальта

:

:

:

:

:

:

:

:

Голландия

6.00

5.62

6.31

7.03

8.17

8.17

9.64

11.09

Австрия

:

7.80

8.78

8.78

8.85

9.13

8.91

10.72

Польша

:

:

5.29

6.64

5.91

5.20

6.19

7.76

Португалия

:

:

13.68

13.19

12.70

11.48

11.75

13.83

Словения

5.39

5.52

8.18

7.31

7.40

7.23

7.82

10.03

Словакия

:

:

:

:

:

6.11

6.84

9.12

Финляндия

5.14

:

:

:

:

:

:

:

Швеция

:

7.63

9.13

9.63

9.85

10.01

11.72

14.80

Британия

5.95

6.65

6.27

6.63

6.56

6.52

6.91

7.84

Болгария

:

:

:

:

:

5.62

5.61

6.42

Хорватия

:

:

:

:

:

:

6.27

6.42

Румыния

:

:

:

:

:

:

4.03

4.64

 

Что же происходит? Во-первых, тарифы на газ для европейских стран и внутри этих стран растут, но не скачками, а линеарно. Во-вторых, интересно и то, что они не являются едиными. То есть, нет равных экономических условий. И наши дискуссии с россиянами на эту тему становятся сомнительными. В нынешнем европейском контексте.

Обратите внимание на то, что в Германии (12,25) высокие тарифы. Выше, чем во Франции (10,81) или Австрии (10,72). Дело не столько в транспортировке газа, но в самой специфике национальной энергетической политики. Равенства хозяйственных субъектов нет. Хотя рынок у них общий. Это у них, при «их» развитом и интегрированном рынке.

Что же получается? Никаких особых преимуществ при вступлении в ЕС не наблюдается? Да, каждая страна решает собственные проблемы. Если Великобритания добывает нефть и газ, то ее домашние хозяйства отапливаются по цене в 7,84 евро. В несравненно более бедной Словакии тарифы выше – 9,12. И никто не возражает против такого «европейского равенства».

Выводы из представленных данных важны для нас. Так, для европейских стран тарифы на газ спокойно, но повышаются. Нет взрывных вариантов. Того, что называется шоковыми колебаниями. Есть ускорение прироста цен в 2006 году, а до этого – более или менее сбалансированный прирост.

Такой вариант динамики объясним и наличием диверсифицированных поставщиков. В Европе основными поставщиками природного газа на общий рынок являются энергетические компании 5 государств: Алжира (около 14% рынка), Великобритании (13%), Нидерландов (12%), Норвегии (15%) и России (30%). Еще примерно 2-3% производят сами «остальные страны Европы». Участвует в обогреве части «золотого миллиарда» и нищая Африка. Примерно 10% поставляют некоторые африканские государства (Нигерия, Ливия, Египет) и около 3% страны Персидского залива (Кувейт, Оман, Катар), Тринидад и Тобаго.

А что дешевле для европейцев? Добыча по затратам находится на уровне примерно 15 долларов за 1000 м куб. Есть и дешевле. Но для европейцев самым дешевым был и есть алжирский газ. Причина – невысокие издержки на транспортировку. Европа расположена недалеко. По этой причине издержки на добычу и транспортировку составляют около 50 долларов за 1000 м куб. Российский газ, который поступает в Европу, увеличивает свою стоимость вследствие транспортировки с 15 до 100 долларов.

Это всё совершенно простая арифметика. Но если будут расти цены на нефть и другие энергоресурсы, то газ может подорожать до 400-450 долларов. Уже в ближайшее десятилетие.

Пока же вхождение в ЕС не сказалось «очень существенно» для домашних хозяйств новых членов развитой Европы. Что же имеет место по дифференциации тарифов?

Парадоксально, что самые низкие газовые тарифы в 2006 году существуют в Латвии, которая, как известно, газ не добывает. Но в которой проживает много неграждан с российскими фамилиями. Для этой страны российский газ продается всего по 4,54 евро за 1 гигакалорию. Точнее, уже поступает непосредственно в квартиры и дома. Румыния, добывающая газ и нефть одновременно и производящая продажи энергопродуктов, имеет тариф на уровне 4,64. Эти показатели примерно в 2-3 раза ниже соответствующих тарифов для покупки газа населением остальной Европы.

Внимательный аналитик обнаружит, что самый низкий тариф «скрывается» в Эстонии. Он вообще резко отличается от среднеевропейского (9,93) и равен 3,93. Почему так происходит? Особое отношение к своим домашним хозяйствам? Избыток газа? Нет. Хотя Эстония добывает собственные горючие сланцы, ситуация объясняется иными причинами. Дело в том, что поставки газа в Эстонию являются своего рода частью транзита поставок газа из России в саму Россию. Просто газопровод проходит чисто территориально через Эстонию. Технически иначе пока невозможно. Именно по этой причине тарифы на российский газ для Эстонии практически близки к российским. Заметим, что подобные преимущества пока имеют и Беларусь с Литвой в отношении транзита газа в Калининград. Что частично имеет место и в договоренностях по газовым тарифам.

Газовая политика в Европе дает шансы для ее изменения в будущем. Есть соответствующая энергетическая хартия, и она приблизит к тому, что называется диверсифицированным энергетическим рынком Европы. Идея Европейской энергетической хартии (ЕЭХ) была выдвинута на заседании ЕС в Дублине 25 июня 1990 года премьер-министром Голландии Р. Любберсом. Она оказалась практичной и была принята большинством европейских государств 17 декабря 1991 года в Гааге. Для ее реализации был принят Договор к энергетической хартии (ДЭХ), открытый для подписания 17 декабря 1994 года в Лиссабоне. К настоящему времени ДЭХ подписали ЕС и 51 страна, в т.ч. такие как США, Канада, Япония, Турция, Австралия и другие государства. Россия ведет постоянные переговоры в рамках ЕЭХ и ДЭХ, но повернула дело таким образом, что хартию надо будет подправлять. Или делать ее новую редакцию. Это очень интересный вопрос.

Когда Россия станет членом этой хартии, то возникнет новая геоэкономическая ситуация. Пойдет диверсификация собственников, и энергетическая власть перекроит многое в этом мире. Речь идет о подступах к месторождениям и переходе под контроль сырьевых ресурсов добывающих стран. Некое новое энергетическое пространство?

Возможно, мы имеем дело с феноменом дружеского ужина по типу «давайте съедим сначала твое, а потом – каждый свое». Хотя, впрочем, в Европе ничего не осталось от источников природной энергии. Что мы почувствовали на собственной белорусской судьбе гораздо раньше европейцев союзного масштаба.

Может, по этой причине и проводится эксперимент по 5-кратному подъему цен на газ для Беларуси? Конечно, есть и другие причины, но опыты лучше ставить на близких родственниках. Причем не «европейской выделки». Это и есть геоэкономическая стратегия нового столетия? Специально подготовленная для проверки экономического чуда Беларуси? В наступающем 2007 году.

А с Европой всё будет в порядке. Ведь они за новыми тарифами на газ в Кремль не выезжают. Снялись с иглы, без долгой и мучительной ломки. И в ЕС вошли здоровенькими. В отличие от нас.

 

Метки