Расширение Европы на Восток: опыт для Беларуси

Беларусь, по мнению геополитических пессимистов, пока остается за бортом расширенной Европы. Это часто звучит как приговор. Действительно, а что будет с нами вне этой новой и широкой Европы? Стагнация и загнивание? Медленное угасание? Или нечто другое?

Расширение Европы следует воспринимать как шанс. Шанс для нас плыть быстрее, используя эффект катамарана, двух несущих «бортов» – российского и европейского.

Но как это сделать лучше? Окажемся ли мы вне новой исторической общности – европейцев? И что представляет собой в процессе расширения ЕС такой экземпляр, как «Homo Eurocus» – уникальный посттранзитивный тип представителя «новой исторической общности»? Первые итоги происходящего интересны и самоценны. Для нас – особенно.

ЕС как уходящая ценность постсоциализма

Феномен Европы последних лет является классическим случаем массового когнитивного диссонанса как на европейском западе, так и на востоке. Свершилась мечта жителя авторитарных и тоталитарных государств второй половины прошлого века. Миллионы людей рванули на амбразуры нового рая. В светлое настоящее из стран, где роль светлого выполняло пиво и будущее. Что же лучше? Это стало понятно несколько позже. Когда рассеялись сомнения и стало видно, что наше восприятие Запада было всегда завышенно оптимистичным.

То, что произошло потом, укладывается в синтетическую оценку жителей бывшей ГДР. Звучит она так: «Всё, что говорили коммунисты ГДР о социализме, было абсолютной ложью. Но то, что они говорили о капитализме, было абсолютной правдой».

Между прочим, важный новый элемент опыта нынешней расширенной Европы – «много – не есть хорошо». Опыт Беларуси – «есть хорошо» можно не только за европейским столом. Беларусь – как малое предприятие континентального типа, которое обладает несомненными преимуществами собственных векторов геополитической и геоэкономической свободы. И просто свободы. Что не до конца осознано нашими элитами, включая и тех, кто считает себя правящим классом.

Позитивный опыт расширения Европы для Беларуси весьма существенен. Много, очень много положительного. О чем и спорить не надо. Кроме этого существуют и важные «детали» такого опыта, к реализации которых придется идти десятилетия. Назовем некоторые из них. Это дисциплина соглашений и договоров. Безусловность и точность, что трудно сделать на постсоветском пространстве. СНГ или ЕврАзЭС с трудом могут найти подтверждение одновременной дисциплинированности в выполнении взятых обязательств. Если бы так, как в ЕС выполнялись принятые соглашения в рамках создания единого государства Беларуси и России, то все мы жили бы в другой стране.

Но ситуация неисполнимости принятых решений глав государств не является случайной. Именно она и отражает то, что все попытки интеграции без фундамента, обречены оставаться попытками. Главный для стратегов «единого Евровостока» урок заключается в том, что ЕС – это система интеграции, которая в исходной концептуальности основывается на совместных, единых ценностях. Для них это рынок, демократия, права человека. Все страны-участницы только на основе такого единения, такой идентификации и принимаются в союз. Это главный урок расширения Европы для Беларуси.

Все наши попытки построить союзное государство, интеграция без единства ценностей с партнерами обречены на провал. Но это не означает, что чиновники и политики откажутся от данных проектов. Денег затрачена будет уйма, но весь пар по существу «уйдет в свисток». И «наш паровоз» никуда не полетит, а будет стоять на месте. Пускать пар и свистеть. Получается это в последние годы просто замечательно. И свистулек государственных понаделали вдоволь. Хватает на каждого чиновника.

Это у нас. А у них? Многое в Европе заслуживает самой высокой оценки. Многое, но далеко не всё. Что считать наиболее важным и показательным?

Пока экономика находится на первом месте притязаний на лидерство в мире, мы будем по этому критерию и оценивать европейские результаты. Конечно, количественные параметры не являются истиной в последней инстанции. Они вообще могут и не быть истиной. Жизнь гораздо сложнее и интереснее. Это также привлекает нас к Европе. Не только их доходы или марки красивых автомобилей. Но и красота жизни, интерес к новейшей и своеособенной истории, многообразию жизненных и человеческих проявлений. Европа в этом контексте нам всегда будет интересней Азии или Евразии. Мы должны понимать этот план нашей повседневности.

Дело в том, что когда нас тащат в Евразию, то часто не понимается то, что это не «наше». Военный пенсионер-дальневосточник, выступающий по БТ, в качестве аргумента хорош тем, что он и есть «продукт советской эпохи». Он, но не жители Беларуси. Конечно, что и говорить, интересен Восток, ох как он привлекателен! Ну и достаточно. Восточные сказки хороши в исполнении младых, и не очень, див российской попсы. К которым пытаются обратиться и наши политики. Они совсем недавно начали петь новые евразийские «песни о главном». Совместно с российскими исполнителями. Если не просто солировать и петь, то совместно. Что называется «со-петь». По-простому «сопеть».

А Европа, хотя и заболела азиатскими и восточными болезнями достаточно давно, развивается несколько иначе. В ее новом опыте следует и разобраться. С цифрами и статистикой в руках. При этом немаловажный вопрос: а стоит ли спешить попасть в объятия новой жизни? С ее новыми правилами и традициями, которые для нас не так уж хороши. Смутные сомнения на этот счет терзают белорусов. И хочется и колется. Такие результаты социологических обследований удивляют зарубежных исследователей. Но только не нас. Лучше вертеться на месте. Использовать два весла – восточное и западное. Плыть на катамаране. Точнее, пусть они думают, что именно «они» катамаран. А на самом деле – мы. Что и получилось с нефтью. Российской, которая специально перерабатывается для стран ЕС. И которая нам столько дала в валютном смысле вопроса.

Макроэкономика как результат. «Эффект ВВП»

Начнем с самых простых и понятных показателей. С макроэкономических агрегатных величин, которые являются шифром основной части постоянных и переменных экономических величин.

Что же представляет динамика ВВП на европейском едином экономическом пространстве? Сегодня и завтра, если немного прогнозировать (f) этот показатель.

Темпы роста реального ВВП*

Страны

2000

01

02

03

04

05

06

07

ЕС 25

3.9

2.0

1.2

1.3

2.4

1.6

2.3 (f)

2.2 (f)

ЕС-15

3.9

2.0

1.1

1.1

2.3

1.5

2.2 (f)

2.0 (f)

Зона евро 12 стран

3.9

1.9

0.9

0.8

2.1

1.3

2.1 (f)

1.8 (f)

Эстония

7.9

6.5

7.2

6.7

7.8

9.8

8.9 (f)

7.9 (f)

Латвия

6.9

8.0

6.5

7.2

8.5

10.2

8.5 (f)

7.6 (f)

Литва

3.9

6.4

6.8

10.5

7.0

7.5

6.5 (f)

6.2 (f)

Венгрия

6.0

4.3

3.8

3.4

5.2

4.1

4.6 (f)

4.2 (f)

Польша

4.2

1.1

1.4

3.8

5.3

3.2

4.5 (f)

4.6 (f)

Словения

4.1

2.7

3.5

2.7

4.2

3.9

4.3 (f)

4.1 (f)

Словакия

2.8

3.2

4.1

4.2

5.4

6.1

6.1 (f)

6.5 (f)

Болгария

5.4

4.1

4.9

4.5

5.6

5.5

5.4 (f)

5.7 (f)

Хорватия

2.9

4.4

5.6

5.3

3.8

4.3

4.4 (f)

4.5 (f)

Македония

4.5

-4.5

0.9

2.8

4.1

4.0 (f)

4.3 (f)

4.7 (f)

Румыния

2.1

5.7

5.1

5.2

8.4

4.1

5.5 (f)

5.1 (f)

Швейцария

3.6

1.0

0.3

-0.3

2.1

1.9

1.8 (f)

2.2 (f)

США

3.7

0.8

1.6

2.7

4.2

3.5

3.2 (f)

2.7 (f)

Япония

2.9

0.4

0.1

1.8

2.3

2.6

2.8 (f)

2.4 (f)

Канада

5.3

1.7

3.2

10.2 (f)

2.9 (f)

2.9 (f)

3.2 (f)

2.7 (f)

* Использованы официальные данные европейской статистики. Статистическая информация релевантна и не требует дополнительных обоснований. Если приведены расчеты по 2006-му и последующим годам, то они сделаны как прогнозы в рамках институциональной статистической базы.

Что происходит? Европа входит в период спокойных трансформаций? Проглатывает новых членов и медленно растет? По 2,2% в год, что для новой Европы очень мало. Или мировые тенденции неблагоприятно сказываются на положении дел? Или рост числа участников и необходимость новых расходов не работают на динамику?

Конечно, факторов замедленного роста много. Но надо понимать, что Европа не Китай. США, Япония и Канада также балансируют на уровне около 3% прироста ВВП. Тут имеет место устойчивый рост, о пришествии которого много говорили западные экономисты и политологи. Возможно, «золотому миллиарду» этого темпа предостаточно. Уровень жизни высок, и «перебирать» потолок смысла нет. Тем более что при увеличении потребления в геометрической прогрессии растут экологические проблемы. Да и потребление стало смущать. Для чего, скажем, британцы учинили в правительстве такую должность, как министр фитнеса? Докатились, что называется. Или доелись? Вдосталь? Чего нам пока даже в самых фантастических снах видеть не приходилось. Хотя с учетом любви к отдельным видам спорта уже давно можно было ввести должность министра хоккея или лыжероллеров.

С учетом такого методологического свойства «падающих темпов роста» или «затухающих темпов роста» (чему учило ВКП(б)) состоявшихся западных и, одновременно, очень европейских цивилизаций становится понятно, что расширение Европы в большей степени стимулирует новых членов. Или бывший социализм, войдя в Европу, сразу стал демонстрировать преимущества социализма – те, которые канонически считаются недостатками? Низкий рост зарплаты и постоянное увеличение расходов на продукты питания и товары первой необходимости. Да, но это характеристика волн потребления. В новых членах союза емкость внутреннего рынка будет расти еще лет 15-20. Для того чтобы достичь уровня предложения товаров и услуг, адекватного показателям экономик лидеров Евросоюза.

Наиболее динамичные экономики ЕС – это Эстония, Латвия и Словакия. Эстония – лидер, как страна максимально открытая в региональную и мировую экономику. Плюс количество населения, сопоставимое с числом жителей города Минска. Сказывается и уровень либерализации. При небольшой численности населения, отличающегося спокойной реакцией на происходящее и отсутствием миллионов пенсионеров.

И что же происходит? Расширение ЕС мало сказалось на темпах роста ВВП Эстонии. Они остались высокими, но в рамках имеющихся 7-9%. Ускорение роста пошло в Словакии, что, вероятно, и должно было происходить после определенного политического и экономического «институционального застоя». Монократического периода жизни страны. Немного прирост обнаруживает себя в Болгарии, что весьма условно. Пока ее в Евросоюзе нет. Положительно сказывается на темпах расширение ЕС для Хорватии и Македонии. Хотя неровность экономической ситуации в Македонии самая заметная. Будущие члены – Румыния и Болгария – являются своего рода 5-процентными спринтерами в этой развивающейся экономической ситуации.

Таковы некоторые предварительные результаты. Они не являются сенсационными, демонстрируют не безудержный рост на новом экономическом пространстве, а институциональные изменения. Которые иногда и дают количественные приращения. Особого макроэкономического и статистического энтузиазма на этот счет не наблюдается ни у кого.

Надо сказать, что и теоретики интеграции предполагали, что прирост от совместности будет не более 2%. Это показатель цивилизационной синергии, который образуется от арифметического сложения. Но не в арифметике дело. Мы понимаем, что, создав свой союз, Европа становится качественно иным образованием. И не только экономическим, но и культурным, социальным и интеллектуальным.

Это мы в Беларуси можем гордиться высокими темпами развития своей экономики. Того, что является гордостью малой и никому не нужной страны. Или это не так?

 

Метки