Мудрецов заменят чиновники

Многострадальный юбилейный саммит СНГ все-таки состоялся. При этом, вопреки регулярно появлявшейся информации об отказе участвовать в нем того или иного президента, в Минск съехались все главы государств Содружества. Отсутствие Сапармурата Ниязова этому утверждению не противоречит, поскольку он и раньше не особо баловал коллег своим присутствием, а в последнее время Туркменистан и формально имеет в организации лишь статус наблюдателя.
Уже давно сложилась добрая традиция, что перед каждым подобным мероприятием в средствах массовой информации разворачивается оживленная дискуссия, не станет ли оно последним в судьбе старейшего постсоветского образования. Следует признать, что оснований для того, чтобы дать на этот вопрос положительный ответ, с каждым годом всё прибавляется. Вот и за прошедший год, который, кстати, был торжественно именован Годом Содружества, позитивных перемен в нем как-то не было отмечено.
Что наиболее существенно, не наблюдалось абсолютно никаких подвижек в разрешении хоть какого-нибудь из многочисленных застарелых конфликтов на территории Содружества. Скорее наоборот, некоторые из них, например российско-грузинский и российско-молдавский, еще более обострились.
Заметно осложнились отношения также между Беларусью и Россией. При этом СНГ в целом продолжает рассматривать данные противостояния как проблемы исключительно вовлеченных в них сторон и не предпринимает попыток каким-то образом вмешаться для нормализации ситуации. Более того, судя по имеющейся информации, на заседаниях они даже не обсуждаются.
Между тем «замороженные» конфликты оказывают очень большое влияние на положение дел в СНГ. Так, к крайнему разочарованию украинской стороны, на саммите не удалось принять заявление о правовом оформлении государственных границ между странами Содружества. В данном случае вето наложила Армения, у которой, как известно, не урегулированы территориальные противоречия с Азербайджаном: в дополнение к Нагорному Карабаху она удерживает еще 20% территории соседнего государства. Не вызывает сомнений, однако, что негласная поддержка в этом вопросе была оказана ей Москвой, которая пользуется существующей неопределенностью в целях оказания давления на Тбилиси.
Не секрет, что некоторые лидеры использовали возможность приехать в Беларусь главным образом для того, чтобы попытаться провести прямые переговоры с отдельными коллегами. Прежде всего это относится к грузинскому, молдавскому, армянскому и азербайджанскому президентам. Было о чем поговорить и Владимиру Путину с Александром Лукашенко. Похоже, в Минске общие проблемы Содружества волновали лишь ныне возглавляющего его Нурсултана Назарбаева, предложившего проект реформирования организации, и, как ни странно, Виктора Ющенко, также предложившего вниманию партнеров ряд инициатив.
В итоге саммит разбился на две почти не связанные между собой составляющие – общую и двустороннюю. Увы, но как на основании анализа официальных сообщений, так и по сведениям освещавшей саммит прессы, можно сделать вывод, что больших успехов не удалось достичь ни на одном направлении. Если, разумеется, не принимать во внимание как всегда восторженные – при любом исходе каждого мероприятия, в котором принимает участие Александр Лукашенко, – оценки штатных панегиристов из белорусских официальных СМИ.
Но даже им на сей раз не удалось придумать практически ничего, кроме самых общих фраз типа «У СНГ есть перспектива. И это – главное!» (Советская Белоруссия, 29.11.06). К сожалению, с доказательствами столь эффектного утверждения дела обстоят неважно. Едва ли можно считать таковым растиражированное высказывание Владимира Путина о том, что «все лидеры СНГ согласились в необходимости Содружества, все сошлись во мнениях о том, что эта организация нужна, что ее потенциал еще полностью себя не проявил, он еще востребован, и она имеет перспективы развития».
Что же выдвигается в качестве достижений Содружества? В своем выступлении перед началом заседания хозяин саммита так сформулировал основную заслугу последнего в новейшей истории: «Предотвращено опасное втягивание бывших советских республик в конфронтацию в масштабе всего постсоветского пространства». Но разве не то же самое имел в виду российский президент, когда еще пару лет назад назвал СНГ «формой цивилизованного развода»? К тому же и он был далеко не первым, кто высказал подобное определение. Оно не вызывает никаких возражений, однако вовсе не доказывает необходимость дальнейшего совместного существования.
В качестве примеров «определенных достижений и на иных направлениях» приводится то, что «страны достаточно успешно взаимодействуют в деле таможенного регулирования, стандартизации, борьбы с организованной преступностью и терроризмом. А функционирование зоны свободной торговли способствовало восстановлению емкого внутреннего рынка Содружества. Только объем торговли Беларуси со странами СНГ в нынешнем году превысит 20 млрд. долларов» (ibid).
Как ни печально, согласиться с этим трудно. В «деле таможенного регулирования» даже в считающемся наиболее интеграционно продвинутым белорусско-российском «союзном государстве», не говоря уж об СНГ, остается множество нерешенных проблем. Не слишком много слышно и о выдающихся успехах в борьбе с преступностью. Возможно, колоссальные сдвиги имеются в области стандартизации, но этого как-то маловато для пятнадцати лет взаимодействия, особенно если учесть, что исходные стандарты у всех были одинаковыми.
Что же касается зоны свободной торговли, то здесь вообще желаемое выдается за действительное, поскольку реализация этого одного из основных требований Украины ни на йоту не сдвинулась с момента подписания соответствующего соглашения еще в далеком 1994 году. Между прочим, в подготовленном Группой высокого уровня, называемой еще «советом мудрецов», докладе о состоянии дел в СНГ были отмечены плюсы и минусы 15-летнего пути межгосударственного объединения. Так вот, одним из наиболее негативных моментов было названо то, что на постсоветском экономическом пространстве так и не был задействован режим свободной торговли, причем «мудрецы» предложили создать соответствующую зону как можно скорее. Однако меморандум о принципах ее функционирования снова был отвергнут, так как вызвал неприятие главных «интеграторов» – России и Казахстана (Коммерсантъ-Украина, 29.11.06).
Что же касается упомянутых миллиардов белорусской торговли в рамках СНГ, то примерно 98 процентов их приходится на Россию с Украиной. При этом товарооборот с одной лишь Литвой чуть ли не на порядок превышает соответствующий показатель для всех остальных участников Содружества. Да и вообще, если на этом направлении в Содружестве всё в порядке, зачем надо было создавать внутри него Евроазиатское экономическое сообщество, а затем еще и Единое экономическое пространство?
Как известно, в основе всех межгосударственных объединений лежат экономика, безопасность и общие моральные ценности, как по отдельности, так и в разных сочетаниях. Таким образом, можно констатировать, что одна из главных предпосылок для эффективного функционирования организации в СНГ отсутствует.
То же самое справедливо и для общей безопасности. Собственно, это с очевидностью следует уже из присутствия на том же пространстве Организации Договора коллективной безопасности, в которую входят лишь семь государств Содружества. Целесообразность существования последней сама по себе вызывает большие сомнения, а уж о структуре в целом в этом плане говорить тем более не приходится.
И уж совсем мало общего можно найти у многих государств-участников в сфере ценностных ориентаций. Пожалуй, единственное, что объединяет большинство из них в данном отношении, так это присущая их лидерам в разной степени, но от этого не менее очевидная, склонность к авторитаризму и, как следствие, неприятие демократии. Именно (и почти исключительно) на этой почве у них происходит смыкание рядов: когда возникает внутренняя угроза одному из режимов, родственные ему остальные мгновенно сплачиваются и выступают против «мятежников» единым фронтом. За примерами, думается, далеко ходить не надо.
Те же страны, которым удалось, пусть пока еще не радикально, переломить внутриполитическую ситуацию в этом отношении, совершенно определенно взяли курс на Запад. Понятно, что в силу многих обстоятельств, не в последнюю очередь благодаря «соратникам», их путь в евроатлантическое сообщество будет долог и труден. Тем не менее данный выбор представляется окончательным. А поскольку Европа и современное СНГ идейно и организационно несовместимы, Содружество раньше или позже, но неминуемо потеряет некоторых своих членов. Чтобы избежать этого, ему придется кардинально менять принципы своего существования, что в сегодняшней ситуации выглядит крайне маловероятным, поскольку его бесспорный лидер, Россия, чувствует себя (по крайней мере на данный момент) вполне уверенно.
Так что в данной ситуации любые преобразования, направленные на сохранение СНГ в нынешнем составе, не смогут повысить его эффективность, пусть даже предложения по реформированию будут готовить теперь уже не «мудрецы», а чиновники в ранге заместителей министров иностранных дел. В свете этого наиболее логичным выходом из создавшегося положения, как представляется, было бы принятие предложений Нурсултана Назарбаева. Основной их смысл сводится к тому, что СНГ следует не пытаться охватить все проблемы, а сосредоточиться лишь на нескольких областях сотрудничества. Кроме того, по идее президента Казахстана, в организации должны остаться только те страны, которые готовы безоговорочно выполнять принимаемые ими же решения.
Однако, согласно информации из Кремля, в Москве эти инициативы особого энтузиазма не вызвали. Россия хотела бы избежать радикальных шагов, опасаясь, что это неизбежно приведет к появлению новых трещин в Содружестве, которому она придает в первую очередь важное геополитическое значение (Коммерсантъ, 28.11.06). Поэтому Владимир Путин «убедил» коллег в пагубности разрушения уже существующих органов и структур, а также в необходимости не форсировать разработку концепции дальнейшего развития Содружества.
Расчет, вероятно, делается на то, что в условиях мировых проблем с энергоносителями «сателлиты» поостерегутся отрываться от их «источника», даже несмотря на значительное повышение цен. Складывается впечатление, что Россия всё менее готова воспринимать страны СНГ как равноправных партнеров, а не как «младших братьев». Возможно, в течение ближнесрочного периода эта стратегия и будет иметь успех, однако на более отдаленное будущее она представляется ошибочной.
Последняя встреча показала также, что вряд ли даст эффект еще одна идея – преобразование СНГ в своего рода «клуб президентов», где они могли бы периодически встречаться для обсуждения различных вопросов без принятия официальных документов. И дело даже не столько в наличии громоздкого аппарата, в котором пригрелось немало бывших высокопоставленных лиц и который, естественно, будет всеми силами бороться за свое выживание. Просто двусторонние встречи в Минске наглядно продемонстрировали, что даже личные контакты на высшем уровне далеко не всегда могут привести к решению имеющихся проблем.
В частности, безрезультатными оказались вызывавшие едва ли не наибольший интерес переговоры между Россией и Грузией и между Азербайджаном и Арменией (несмотря даже на то, что для участия в них в Минск специально прилетал действующий председатель ОБСЕ Карел де Гюхт). Разочарован был встречей с Путиным Виктор Ющенко. Пока трудно судить о плодотворности встречи Алиева, Лукашенко и Ющенко. После свидания Путина с молдавским президентом Ворониным было объявлено о возобновлении поставок мяса и вина из Молдавии в Россию, однако российские СМИ сообщили, что это было лишь подтверждение ранее достигнутых договоренностей. Надо полагать, то же самое справедливо и для якобы достигнутого российско-белорусского газового соглашения. То есть результативность двусторонних переговоров также оказалась весьма невысокой.

Поэтому с учетом всех вышеприведенных обстоятельств можно предположить, что Содружество в своем современном аморфном состоянии просуществует еще достаточно долго. Хотя бы потому, что, как не без иронии заметил в Минске Нурсултан Назарбаев, оно «никому не мешает».

 

Метки