Состояние оппозиции перед местными выборами (II)

См. также Состояние оппозиции перед местными выборами (I)

Позиция лидера Объединенной гражданской партии и председателя Национального комитета ОДС Анатолия Лебедько по вопросам лидерства, реформирования демократической коалиции, созыва Конгресса демократических сил и формирования движения «За свободу!» является последовательной.

Во-первых, как заявил политик во время on-line конференции на сайте Радио «Свобода», он и его однопартийцы выступают против «демократического команданте». Оппоненты из ОДС пошли на подмену понятий, они перепутали «избирательный штаб» с «политической коалицией». «Так, безусловно, деятельность избирательного штаба должна опираться на дисциплину и жесткое подчинение. Но в основе деятельности политической коалиции находится компромисс и политическое соглашение».

Чем отличаются эти подходы? В случае реализации схемы такого вот «демократического команданте», который управлял бы субъектами политической коалиции, перед первым конгрессом, если за Милинкевича в первом туре проголосовало 37% участников конгресса, то столько у него осталось бы сторонников и после. Такое же количество работало бы на единого кандидата во время избирательной кампании. Другие просто не участвовали бы.

Иная схема – это схема политической коалиции, которая опирается на компромисс и выполнение условий политического соглашения. «Ее принятие привело к тому, что в избирательной президентской кампании участвовало до 90% политического актива». Лебедько считает, вне зависимости от того, кто будет избран конгрессом в качестве «лидера с широкими полномочиями», это тупиковый путь, потому что он неизбежно приведет к сокращению количества структур, участвующих в политической кампании.

Лидер ОГП объясняет свою позицию белорусскими реалиями. «Политическая коалиция в условиях современной Беларуси – это абсолютно разные люди. И управлять коммунистами в политической кампании можно только через позицию лидеров этой партии, которые достигают компромисса с остальными. Невозможно непосредственно демократическому кандидату в президенты управлять людьми, которые различаются между собой идеологически, расходятся по многим позициям. Мне кажется, что это аксиома».

Однако не только в Беларуси сложилась такая ситуация. «Примеры Грузии, Югославии, Украины как раз свидетельствуют в пользу того, что наши аргументы и наша позиция являются правильными. Дело в том, что Воислав Коштуница не управлял другими политическими партиями, Виктор Ющенко в Украине не командовал блоком Юлии Тимошенко и не руководил Социалистической партией. Там как раз и была реализована схема, которую мы инициировали в Беларуси во время проведения первого конгресса».

Резюмируя позицию партии по вопросу о лидерстве в демократической коалиции, заместитель председателя ОГП Ярослав Романчук подчеркнул, что «в настоящее время существует разрыв между партиями с одной стороны и ресурсными центрами, командой Александра Милинкевича с другой. Вместо консолидации оппозиции Милинкевич теперь думает прежде всего об интересах своей команды… Его предложение не является реалистичным, потому что партии должны работать в соответствии со своими уставами. Для выполнения тех задач, которые стоят перед демократическими силами, такая вертикаль абсолютно не нужна. Для этого нужна консолидация в борьбе за достижение общих целей. Люди не пойдут в такую вертикаль, не станут объединяться вокруг имени Милинкевича в созданном им движении. Люди могут консолидироваться вокруг такой платформы, к которой могут присоединиться и предприниматели, и женские организации, и правозащитники. Политические партии и НПО могут объединиться только на основе децентрализованной модели коалиции».

На последнем заседании Политического совета ОГП (15 ноября 2006 г.) было принято решение вынести вопрос о лидере демократических сил за рамки повестки дня будущего конгресса. Это, по мнению руководства партии, позволит сосредоточить усилия на работе с гражданами. «Лидера сторонников перемен не избирают поднятием рук на форуме. На конгрессе можно избрать кандидата в президенты, спикера конгресса, но не лидера. Это прерогатива общественного мнения, и она измеряется рейтингами поддержки».

Правда, по словам Лебедько, «коалиция может определить кандидата в лидеры и работать на него как на персональную альтернативу либо создать конкурентную среду для определения наиболее конкурентоспособного политика. Сейчас важнее сосредоточить время и усилия на работе с гражданами, на продвижении нашего видения будущей Беларуси, а не на «сантехнической обработке» потенциальных делегатов конгресса. У меня, безусловно, присутствуют амбиции, но их перевешивает ответственность. Поэтому я за объединение под единым брэндом и на основе плана совместных действий. Пусть носители лидерских амбиций конкурируют в реализации плана возвращения Беларуси к демократии, а не в приобретении голосов потенциальных делегатов конгресса. Нельзя откатываться на рубеж 2003 г., в период политической раздробленности».

Во-вторых, ОГП, как и другие крупные оппозиционные партии, выступает за формирование на будущем конгрессе коллегиальных органов для координации деятельности коалиции: президиума политсовета, самого политсовета в расширенном составе и конгресса как регулярно созываемого представительного органа. По мнению Милинкевича, «предлагаемое трехуровневое управление объединенных демократических сил в наших условиях – это безнадежная структура, которая не даст результата».

Лебедько считает, что эта структура имеет шансы на успех, потому что основные решения принимались бы узким президиумом, состоящим из представителей всех реальных структур, участвующих в реализации конкретных программ. Политсовет в полном составе мог бы включать представителей всей коалиции, служить для легитимации принятых решений и контроля над деятельностью президиума.

Лебедько и Милинкевич по-разному понимают роль и сущность конгресса.

Во время on-line конференции на сайте Радио «Свобода» Лебедько обратил внимание на тот факт, что «политическое соглашение, принятое первым конгрессом, было подписано с двумя замечаниями. Одно из них: «Мы рассматриваем Конгресс демократических сил как высший постоянно действующий представительный орган всех сторонников перемен». Это самая широкая и легитимная площадка, которая может принимать эффективные решения. В чем проблема сегодняшнего дня? В том, что стратегию и план действий принимали на узкой площадке (пусть руководители структур, но это небольшое количество людей), а конгрессом.

Есть и другой подход, когда мы смотрим на конгресс как на одноразовый шприц. Мы им попользовались и выбросили. Так мы никогда не построим коалиции… А говорим: в той ситуации конгресс был нужен. Сегодня другая ситуация – конгресс не нужен. Так чем же мы тогда отличаемся от Александра Лукашенко, который также самостоятельно определяет всю политику? Я думаю, что мы должны предлагать людям альтернативу, другие подходы».

В-третьих, новый Конгресс демократических сил должен не только провести структурную реформу расширенной коалиции. Лебедько считает, что немаловажной задачей этого форума является и восстановление демократической ответственности. «Перед людьми нужно нести ответственность и нужно уважать людей, потому что с самого начала мы были за то, чтобы созывать новый конгресс, чтобы отчитаться перед теми, кто нас избрал; сказать спасибо людям за их работу во время выборов; дать людям возможность присоединиться к принятию новой стратегии и нового плана действий».

По мнению лидера ОГП, «в Беларуси нет ничего более широкого и легитимного, чем конгресс. И я бы не перечеркивал этот институт. Если вдруг завтра будет объявлен референдум об объединении Беларуси и России, кто сильнее и громче может заявить про эту проблему? Отдельные партии, новые движения? Или такой институт, как конгресс? Для нас конгресс – это фактически народный парламент. И нам не нужно смотреть на то, что создал Лукашенко, необходимо создавать свои параллельные структуры, которые будут генерировать идеи и предложения, которые будут давать новое видение новой Беларуси».

ОГП поддержала так называемую Вильнюсскую инициативу, которая исходит из совмещения сбора подписей за выдвижение кандидатами в депутаты местных советов с получением теми людьми, которые справятся с этой задачей, мандатов делегатов будущего Конгресса демократических сил. У этой идеи есть не только сильные, но и слабые стороны. Прежде всего, коалиция должна наладить надежный контроль подлинности собранных подписей. В противном случае возрастет опасность того, что для получения дополнительных голосов на конгрессе разные группировки в оппозиции пойдут на фальсификации подписей. Скорее всего, белорусские спецслужбы также не преминут воспользоваться этим процессом в целях дальнейшей дискредитации Объединенных демократических сил. К этому нужно быть готовым заранее и начинать подготовку соответствующих структур в рамках оргкомитета конгресса для проверки подлинности собранных подписей.

Что касается отношения Объединенной гражданской партии к движению «За свободу!», то оно не является неизменным. С одной стороны, в конце сентября – начале октября Лебедько признавал такое право за Милинкевичем и заявлял, что «мы будем относиться к этому движению в этом случае, как и к остальным субъектам коалиции. Если это будет деятельность в том формате, за который мы единогласно голосовали, то тогда, безусловно, будет сотрудничество».

С другой стороны, после известных претензий единого кандидата к другим партнерам по коалиции в октябре 2006 г. позиция ОГП по этому вопросу стала меняться. Заместитель председателя партии Романчук в выступлении на Радио «Свобода» назвал создание движения «За свободу!» разрушением коалиции ОДС. Свою точку зрения он обосновал тем, что «новое движение будет создаваться за счет членов существующих оппозиционных партий и таким образом будет их разрушать». Косвенным подтверждением наличия таких намерений у Милинкевича стали слова Виктора Корнеенко (члена политсовета ОДС и председателя гомельского областного ресурсного центра), прозвучавшие в той же радиопередаче:

«Милинкевич может объединить только тех, кто хочет объединяться. Безусловно, все оппозиционные силы нельзя будет консолидировать, объединятся только те, кто хочет работать. Вокруг него объединятся люди и структуры, которые считают, что нужно использовать потенциал Милинкевича как самого узнаваемого оппозиционного политика, персонифицированной альтернативы Лукашенко. Нельзя находиться и далее в том коматозном состоянии, в котором теперь находятся ОДС».

Корнеенко фактически согласился с ведущим, который заметил: «Вы говорите, кто объединится вокруг Милинкевича – хорошо, а кто не присоединится к нам, то и не нужно. Фактически это означает раскол ОДС». Корнеенко ответил: «Дело в том, что в настоящее время коалиция в рамках ОДС существует только на бумаге, единства давно нет (Корнеенко умолчал о причинах столь плачевного состояния)… Безусловно, более желательным является то, чтобы движение «За свободу!» действовало в рамках коалиции. Но сохранятся ли ОДС? Вы говорите, что попытки создания нового движения были и раньше, но неудачные. Так почему тогда волнуются лидеры партий? Кстати, в новое движение могут вступать и члены действующих партий».

В этих откровенных рассуждениях декларированы истинные цели части инициаторов движения «За свободу!», которые, на мой взгляд, не имеют ничего общего с борьбой против режима Лукашенко. Подлинная борьба предполагает единство и солидарность между «борцами». Если единство даже тех сил, которые объединены ныне в ОДС, не говоря уже о расширении этой коалиции, не является важнейшей ценностью, ради которой следует идти на уступки и компромиссы, то тогда очевидно, что настоящие цели движения «За свободу!» заключены в другом: в монополизации брэнда оппозиции в руках очень узкой группировки «оппозиционеров-прагматиков» и использовании личных контактов Милинкевича на Западе для обеспечения ее бесперебойного финансирования.

Позицию Корнеенко можно рассматривать и как ультиматум: или «политики» признают свое поражение и соглашаются с превращением ОДС в «демократическую вертикаль» во главе с Милинкевичем (фактической трансформацией коалиции в авторитарную структуру, потому что «демократических вертикалей» в природе не бывает), или «прагматики» используют все свои международные связи и контакты для дискредитации коалиции на Западе и перекрытия еще существующих каналов помощи из-за рубежа, на радость Лукашенко.

По моему мнению, провоцирование раскола в ОДС даже выгодно «прагматикам», потому что отныне у них не должна голова болеть: как выполнить фантастические обещания Милинкевича освободить Беларусь от лукашенковского режима за два года. Неудачу теперь можно списать на ненадежных союзников, которые, во-первых, отказались дружными рядами вступить в «мирное войско» главнокомандующего Милинкевича, а во-вторых, не смогли избавиться от своей безумной привязанности к партиям, совершенно лишним и не нужным в белорусских условиях. На создание же подлинного оппозиционного движения «За свободу!», которое непременно освободит милое отечество от «современной тирании», потребуется время и деньги.

***

Тем не менее мне кажется, что наша «прагматичная оппозиция» немного поспешила. Очень короток список ее реальных достижений на ниве борьбы с режимом. Кроме того, слишком «резкие телодвижения» всполошили некоторые белорусские партии, еще вчера готовые играть по нотам Милинкевича. Прежде всего это относится к Белорусскому народному фронту.

Как отмечает газета «Белорусы и рынок», «крайне неоднозначно восприняты новые инициативы А. Милинкевича главным его союзником по коалиции – Партией БНФ. Точнее руководством партии. Если А. Милинкевич начнет создание самостоятельного движения, то, как предполагается, его основой, костяком, помимо активистов неправительственных организаций, станут именно члены этой партии, с которыми бывший «единый» активно сотрудничал во время выборов. Это грозит расколом старейшей демократической структуры Беларуси. Руководство партии потребовало экстренного созыва политсовета для получения разъяснений и уточнений от руководителя политсовета в связи с его последними заявлениями. В случае развития ситуации по конфронтационному пути Партия БНФ грозит разрывом всех отношений со своим союзником.

Заместитель председателя Партии БНФ Алексей Янукевич заявил: «Мне понятно желание Милинкевича создать свое движение, его желание, чтобы избранный на конгрессе лидер получил всю полноту власти над Объединенными демократическими силами. Ведь действительно, некоторые участники коалиции не проявили готовности работать вместе. И Милинкевича как общепризнанного лидера это ставило в сложную ситуацию».

Вместе с тем представитель Партии БНФ предостерегает, что существующее, по его мнению, желание А. Милинкевича дистанцироваться от коалиции и оставаться только с теми, кто целиком, не задавая лишних вопросов, поддерживает все его инициативы, не отвечает интересам Объединенных демократических сил.

«Я всё же думаю, что на сегодняшний момент он еще не принял окончательного решения, каким движение должно быть. Очень надеюсь, что движение не станет новой политической организацией со своими структурами. Оно должно включать в себя субъектов – партии, общественные организации, сохраняющие свой суверенитет. Это было бы верным решением, дающим возможность выйти из определенного кризиса, в котором сегодня находится коалиция, и позволило бы самому Милинкевичу увеличивать свое политическое влияние, оставаясь ключевой политической фигурой белорусских демократических сил», – считает А. Янукевич.

Известно, что сойм Партии БНФ недавно принял весьма жесткие решения для предотвращения угрозы «недружественного поглощения» движением «За свободу!». «Мы постановили, что Партия БНФ в любых переговорах, в том числе и с А. Милинкевичем, сохраняет свой суверенитет. И в случае создания каких-либо совместных инициатив делать это будет именно Партия БНФ в целом, а не отдельные ее члены. Если же кто-то вопреки партийным решениям станет членом движения Милинкевича, то он будет исключаться из партии. Только руководящие органы Партии БНФ будут решать, как участвовать в подобном движении, кого туда делегировать», – сказал в интервью корреспонденту «Белорусов и рынка» председатель Партии БНФ Винцук Вячорка.

Со стороны Партии БНФ всё чаще звучит публичная критика в адрес единого кандидата, которая практически отсутствовала еще пару месяцев назад. Например, заместитель председателя Партии БНФ Юрий Ходыко, признавая наличие кризиса в коалиции, считает, что «виноваты в этом лидеры крупных партий, которые часто выставляют на первый план амбиции личные и партийные. С другой стороны, я согласен с ними, что единый кандидат на должность президента Милинкевич не продемонстрировал необходимой активности, способностей объединения всех устремлений, проявил недостаточную политическую прозорливость, долгое время уклонялся от активной работы. Поэтому сегодня я выступаю за проведение Конгресса демократических сил. И то предложение, которое внес Виктор Ивашкевич (имеется в виду Вильнюсская инициатива), чтобы соединить конгресс с избирательной кампанией, представляется единственным выходом из нынешней ситуации».

Ю. Ходыко выступил также с идеей избрания единого лидера оппозиции делегатами конгресса, потому что «это такой же символ, каким является, например, флаг». По его мнению, создание А. Милинкевичем движения «За свободу!» – это реакция на сложную ситуацию в оппозиционной коалиции, но реакция неправильная. Она ни к чему хорошему не приведет и только внесет путаницу. Кроме того, «создание такого движения А. Милинкевичем означает, что он добровольно отказывается от почетного и ответственного статуса лидера оппозиции – причем без всякого Конгресса демократических сил. Я считаю эти шаги нервными и немотивированными».

Решение сойма и публичная критика в свой адрес подействовали отрезвляюще на инициаторов движения «За свободу!». Боясь оказаться в изоляции в ОДС, А. Милинкевич пошел на компромисс с руководством Партии БНФ. После длительных переговоров и консультаций между представителями сторон было достигнуто соглашение о совместных усилиях по созданию движения. Это будет объединение суверенных организаций, а не единая структура с жестким подчинением руководству. Войти в оргкомитет было предложено Белорусской социал-демократической Грамаде Станислава Шушкевича, незарегистрированным организациям, таким как возглавляемая Николаем Статкевичем Белорусская социал-демократическая партия (Народная Грамада), Партия свободы и прогресса Владимира Новосяда, «Молодой фронт». Предложение о присоединении получат и другие организации.

Трудно сказать со всей определенностью, как новое движение будет относиться ко всей демократической коалиции. Пока усилиями БНФ процесс развивается в направлении сохранения движения в ОДС как его правого центра. Как долго эти тенденции сохранятся, покажет время.

Александр Милинкевич назвал происходящее «нормальным процессом». «Очень трудно объединить людей с разными идеологиями в одну коалицию. На президентских выборах это удалось, на данном этапе – явно невозможно. И я бы не делал из этого трагедию. То, что на местных выборах, несмотря на все противоречия, мы сможем выступить с единым посланием, – хороший знак. Где будем находить совместные точки приложения сил, будем работать. Где не найдем – будем двигаться своими путями».

***

Притязания Милинкевича на роль «главнокомандующего» в ОДС и его действия по созданию собственного движения только укрепили союз ОГП с левыми и левоцентристскими партиями, который сложился еще в ходе подготовки к первому Конгрессу демократических сил. Известно, что кандидаты от Объединенной гражданской партии договорились о взаимодействии с кандидатами от ПКБ на собраниях по выдвижению делегатов, чтобы обеспечить свой перевес над Партией БНФ и незарегистрированной Ассоциацией ресурсных центров. 2 октября 2005 г. в ходе второго тура голосования за единого кандидата коммунисты в массе своей поддержали кандидатуру Лебедько, который не смог стать единым кандидатом из-за голосов представителей неправительственных организаций, которые не прошли через «сито» собраний в Минске и регионах. Уже после политической кампании 2006 г. ПКБ, ОГП, БСДП (Г), а также Партия труда договорились о совместных действиях во время местных выборов во всех областях Беларуси, кроме Могилевской.

Первый секретарь ЦК Партии коммунистов белорусской Сергей Калякин в программе «Экспертиза Свободы» от 6 октября 2006 г. фактически согласился с важнейшими оценками ситуации в оппозиции, сделанными Анатолием Лебедько:

«Прежде всего, необходимо сказать, что коалиция создавалась на определенный временной отрезок. Конгресс демократических сил в октябре прошлого года избрал единого кандидата в президенты от демократических сил, утвердил политическую платформу на президентские выборы.

Кампания завершилась, возникли новые условия. По моему мнению, должны быть подписаны новые соглашения между оппозиционными политическими силами, которые входят в объединенную коалицию, плюс к этому могли бы присоединиться новые организации. Это соглашение должно конкретизировать наше взаимодействие в новых условиях.

Нынешняя борьба за лидерство должна перейти в некое новое качество. Эта борьба должна быть основана на эффективной работе среди населения активистов, а не быть только аппаратной конкуренцией. Перспектива у нынешней коалиции есть. Необходимо, чтобы мы прекратили разговоры про лидерство и занялись конкретным делом. Я бы вообще отказался от должности председателя политического совета».

Калякин заявил, что не до конца понимает идею Милинкевича создать движение «За свободу!». У нас есть кампания «За свободу!», план работы которой принят политсоветом. В этой кампании задействованы все силы: и коммунисты, и Партия БНФ, и ОГП. И теперь возникает ситуация, когда существует три центра кампании «За свободу!». Во-первых, это кампания неправительственных организаций. Во-вторых, это Объединенные демократические силы. И, в-третьих, вот это новое движение «За свободу!». Это неправильно. Мы запутаем население до такой степени, что оно не будет нас понимать… Возможно, Милинкевич заявит, что это движение будет введено в состав коалиции, станет одним из ее субъектов. Но в таком случае, безусловно, статус Милинкевича будет другим».

Возможно, что статус Калякина в оппозиции также скоро будет другим в связи с набирающими силу процессами формирования блока левоцентристских партий. В него собираются войти представители Партии коммунистов Белорусской, Белорусской социал-демократической партии (Грамада), Белорусской партии труда, Партии женщин, Белорусской социал-демократической Грамады (Шушкевича) и создающегося в настоящее время Рабочего союза. Сергей Калякин, скорее всего, будет избран председателем этого объединения. По словам лидера ПКБ, «этот союз создается не в качестве противовеса существующей оппозиционной коалиции, а внутри нее».

***

Таким образом, через год после Конгресса демократических сил, который декларировал единство основных структур оппозиции, коалиция оказалась в состоянии глубокого кризиса, который проявился в неспособности демократических сил выступить единым фронтом на предстоящих местных выборах. В оппозиции обозначилось как минимум три центра притяжения: левый центр, ОГП и движение «За свободу!», или правый центр. Противоречия между ними не носят непреодолимого характера и могут быть разрешены при наличии доброй воли и понимания лидерами необходимости достижения компромисса. Более важную роль играет латентный конфликт интересов между «политиками» и «прагматиками», связанный с фундаментальной разницей целей этих групп. Причем представители «прагматичной» и «политической» оппозиции есть во всех трех идеологических центрах притяжения без исключения.

Современный кризис оппозиции, по моему мнению, имеет два основных измерения. Первое связано со всей оппозицией, вне зависимости от ее деления на левоцентристов, центристов и правоцентристов, а также существующих латентных групп интересов. Второе измерение имеет дело с проблемами, оказывающими колоссальное воздействие на всю оппозицию, хотя и порождены они исключительно ее «прагматичной частью».

К общим и хроническим болезням белорусских демократических сил относится их неумение работать с населением системно. Точнее, работа рассматривается как серия кампаний, зачастую плохо спланированных и не связанных между собой. Местные выборы 2007 г. рассматриваются лидерами и активистами партий и НПО как повод для очередной кампании, которая, скорее всего, закончится неудачей, потому что она не увязана в общую стратегию борьбы с режимом, в которой должны присутствовать политические цели для местных выборов с ясными критериями их достижения.

Например, местные выборы 2007 г. могли бы стать своеобразной реабилитацией оппозиции после поражения на президентских выборах, в том случае если бы коалиция поставила в их ходе конкретные и достижимые цели: обеспечение успеха на выборах пусть небольшой части кандидатов путем сочетания агитации и давления на режим с помощью массовых акций; либо использование кампании (агитация + акции) для досрочного освобождения части политзаключенных.

Неспособность добиваться конкретных успехов в ходе политических кампаний ведет белорусскую оппозицию к двум противоположным вариантам поведения. Часть ее представителей берет на себя «повышенные обязательства» и обещает решить все проблемы страны в сжатые исторические сроки, без наличия должных ресурсов для этого, причем материальные ресурсы здесь рассматриваются не в первую очередь (поствыборная стратегия Милинкевича). Другая часть пытается выдать средства за цели. Например, утверждения Лебедько о том, что в ходе предстоящих выборов в местные советы ОДС получит «отличный результат, если мы выставим совместными усилиями 1000 кандидатов, которые соберут за себя 300 тысяч подписей и придут почти в миллион квартир», являются типичным примером такой подмены.

То же самое можно сказать и о массовых акциях. Они являются грозным политическим оружием в руках оппозиции только в том случае, когда заставляют режим идти на уступки. Таких акций Беларусь не видела как минимум с конца 90-х годов. Мартовские события 2006 г. показали, что оппозиция просто разучилась использовать протестный потенциал людей. Я согласен с мнением обозревателя «Белорусской газеты», который пишет, что «большинство традиционных акций демократических сил, начиная от Чернобыльского шляха и заканчивая Днями солидарности, направлены на прошлое. По форме и настроению они имеют характер поминок. Люди собираются, им рассказывают о каком-то давнем печальном событии и о том, как нехорошо ведет себя власть. Протестовать никто не пытается: кто же протестует на поминках? Все скорбят в течение положенного времени и расходятся в траурном настроении.

Но то, что приемлемо для таких событий, как годовщина чернобыльской трагедии, выглядит неуместно 19 марта (имеется в виду недавнее предложение политсовета ОДС собрать митинг в годовщину событий на Октябрьской площади). Совсем другое настроение вывело людей на улицы в 2006 г. И если теперь у оппозиции появится новый традиционный весенний плач, поминки по революции, это будет выглядеть так же странно, как томящийся на митинге на площади Бангалор (на окраине Минска) Кастусь Калиновский». Очень не хотелось бы, чтобы это предсказание осуществилось.

К хроническим проблемам оппозиции относится и ее неумение использовать в своих целях социально-экономические проблемы страны. Местные выборы лишний раз убеждают нас в том, что все участники кампании (НПО, ОДС и движение «За свободу!») пошли по линии наименьшего сопротивления: распространение информации о проблемах Беларуси вообще и оппозиционного видения «светлого будущего». Системный подход предполагает долгую и кропотливую работу по изучению проблем населения конкретных населенных пунктов, формулирование пакета требований к местным и центральным властям, PR-обеспечение этих требований, формирование локальных коалиций, состоящих из будущих кандидатов в депутаты, которые уже пользуются доверием населения, потому что длительное время ведут борьбу за решение актуальных локальных проблем.

Если бы оппозиция попыталась хотя бы после прошлых выборов в местные советы взять на вооружение стратегию PRACA-2000, разработанную исполнительным бюро Ассамблеи демократических НПО еще в конце 90-х, основные пункты которой были изложены выше, я уверен, что к 2007 г. она подошла бы куда более подготовленной к тому, чтобы давать политические сражения режиму и одерживать победы.

Отсутствие системности в работе белорусских демократических сил породило другие, хорошо известные всем проблемы: всё более усиливающуюся их изоляцию от общества, формирование закрытой оппозиционной субкультуры, отсутствие циркуляции элит внутри оппозиции и как следствие – отсутствие обновления руководящих кадров в партиях и НПО, политическую фрагментацию, низкий уровень институционализации партий и неправительственных организаций.

Тем не менее эти болезни не являются смертельными. Их можно вылечить в том случае, если останется пациент – партии и неправительственные организации, которые не только декларируют демократические ценности, но и пытаются опираться на них в своей деятельности. Другими словами, гораздо большую опасность для белорусской оппозиции в целом представляет угроза ее авторитарного перерождения. Эта проблема громко заявила о своем существовании после поражения демократов на президентских выборах 2006 .г, а также в ходе их подготовки к участию в местных выборах 2007 г.

Данные «болезни» порождены так называемой «прагматичной оппозицией», научившейся умело симулировать демократическую активность, прикрывать громкими революционными фразами своекорыстные интересы, которые не имеют ничего общего с подлинной борьбой против режима. Она стремится к закреплению своего монопольного положения в демократической коалиции. «Оппозиционеров-прагматиков» можно с полным на то основанием отнести к институциональным группам интересов, которые стремятся поставить под свой полный контроль институты гражданского и политического общества Беларуси. Данная группа заинтересована в утверждении отношений неравенства, патрон-клиентелизма, господства и подчинения, развития вертикальных, а не горизонтальных связей. Она боится прозрачности, открытости, конкуренции и контроля снизу. Всё это и делает эту группу интересов противницей развития демократических норм и принципов в Объединенных демократических силах.

Безусловно, авторитарный режим в современной Беларуси создал питательную среду для широкого распространения недемократической ментальности в белорусском обществе, проникновения ее в оппозиционную среду. Лукашенко не лукавил, когда говорил про оппозицию на пресс-конференции для российских журналистов 29 сентября, что «это же наши люди, как бы они мне не нравились. Многое мы им подсказываем, как надо лучше сделать. Дай Бог, чтобы она всегда была такая оппозиция у Лукашенко, как сейчас».

Поэтому, при всей недостаточности предложений Лебедько для полного оздоровления белорусской оппозиции, я полностью поддерживаю его идею скорейшего созыва Конгресса демократических сил как инструмента демократического реформирования коалиции. Необходимо как можно быстрее восстановить принципы ответственности руководящих структур ОДС перед делегатами, наделившими их властными полномочиями. Конгресс может обеспечить демократическую легитимность руководящих органов коалиции и гарантировать причастность рядовых делегатов к формулированию и осуществлению основных положений стратегии и тактики в новых поствыборных условиях. Конгресс должен стать периодически собираемым органом коалиции, чтобы обеспечить ответственность и сменяемость лидеров, здоровую конкурентную среду, а не господство закулисных сделок и соглашений.

Наведение демократического порядка в демократической коалиции даст возможность укрепить доверие к оппозиции со стороны рядовых граждан и позволит ей, наконец, приступить к решению тех общих проблем оппозиции, о которых шла речь выше.

 

Метки