СНГ 15 лет спустя

15 лет назад весь мир впервые услышал новое звонкое словосочетание Содружество Независимых Государств – СНГ, призванное заменить молоткасто-серпастый СССР.

В начале 90-х гг. от новорожденного образования ждали новой, лишенной родовых советских признаков инновационной политической и экономической жизни, искренности и равенства взаимоотношений. Хотя многие сегодня уже подзабыли энтузиазм декабря 1991 года, единодушие парламентов Беларуси, России и Украины относительно Беловежских соглашений и теперь склонны интерпретировать их исключительно как колоссальную трагедию. Абсолютно неэффективной многие называют и деятельность СНГ за прошедшие годы. Но думается, что эта структура смогла сделать ровно столько, сколько инвестировали в нее сами страны-участницы.

Во-первых, стоит признать, что СНГ действительно стало приемлемой формой кончины СССР, для всех, а в первую очередь для нового пробивного политического руководства России.

Кроме этого, на СНГ возлагалось решение целого комплекса проблем – от военных до хозяйственных, от внешнеполитических до гуманитарных, которые страны – республики бывшего СССР не могли в начале 1990-х гг. решить в индивидуальном порядке. И поэтому нельзя не признать и то, что кроме всего прочего в рамках СНГ происходило становление и вызревание государственности новых независимых стран. Неприметно в первые годы своего существования СНГ исполняло функцию своеобразной подстраховки всех стран, осуществлявших экономические, хозяйственные и политические преобразования. В рамках Содружества были созданы и вполне функциональные таможенные, внешнеполитические, военные структуры консультативного характера. Другими они и быть не могли.

В такой разнонаправленности СНГ собственно и коренилось его главное противоречие, явно проявившееся в конце 90-х годов. Спустя несколько лет после образования СНГ стремление новых государств закрепить свою «независимость» победило экономическую целесообразность, требовавшую полноценного и кропотливого сотрудничества. Произошла и смена политических фигур. Новоизбранные, а также получившие власть в результате различных драматических событий лидеры стремились проводить свою политику, ценную в первую очередь с точки зрения сохранения и укрепления собственной власти. Для них функция СНГ кардинально изменилась: использовать механизмы организации с целью получения экономических преимуществ, более дешевого российского сырья и т.п. Интересы СНГ как самостоятельного образования с собственной логикой развития оказались в этих условиях невостребованными.

В середине 90-х годов сторонники постсоветской интеграции часто сравнивали Содружество с Европейским Союзом. При этом мало кто обращал внимание на реальный европейский исторический опыт. Там помимо объективных экономических предпосылок для интеграции с самого начала существовала большая группа политиков, чьей главной целью было создание единой Европы. В конце концов, они стали самостоятельной и весомой политической силой в Европе, создали то, что можно было бы назвать «партией единой Европы». На постсоветском же пространстве всё выглядело иначе.

С одной стороны выделялся блок инерционных сторонников интеграции, а также круг лидеров, укрепляющих свою международную социализацию через СНГ – в связи с тем, что их легитимность вызывала много вопросов в международном сообществе. Некоторые страны пытались выступать как сторонники новых равных взаимоотношений, построенных на принципах не инерции, но права (так себя самоопределили участники относительно недавно образованного Сообщества демократического выбора). Помимо всего прочего практически все страны-участницы были сторонниками укрепления национальных суверенитетов и очень осторожно подходили к вопросам делегирования полномочий наднациональным органам. Чаще всего это лишь декларировалось, но не выполнялось.

Сегодня, оглядываясь на 15-летний опыт, многие задаются вопросом: сохранится ли эта организация вообще? Экспертами уже всерьез обсуждается возможность роспуска существующего объединения и создания на его базе нового, добровольного, не являющегося прямым наследником СССР, в которое могли бы войти те, кто действительно заинтересован в развитии сотрудничества. Но большинство всё же считают, что, несмотря на существование серьезных разногласий внутри Содружества, сейчас незачем разрушать его изнутри, и такое решение никто инициировать не станет.

При всем великом скепсисе и с поправкой на очевидную для многих фантомность СНГ надо признать, что эта организация остается нужной. У каждой страны найдутся вполне рациональные причины сохранять свое членство в СНГ. И кроме чисто политических обстоятельств не стоит забывать, что в настоящее время в рамках СНГ функционируют около 70 отраслевых структур, которые координируют взаимодействие в сферах экономики, военного сотрудничества, в охране границ и борьбе с организованной преступностью, в области транспорта, экологии, культуры, туризма, печати и др. Да, не всегда эффективно, но члены СНГ имеют значительные торговые преференции во многих областях, а уровень кооперации в отдельных отраслях их экономик довольно высок. Преимуществом членства в СНГ остается и особый льготный визовый режим, что важно для миллионов граждан постсоветских государств, работающих в России. Для России же, которая стремится остаться державой как минимум региональной, СНГ является важнейшей зоной многообразных интересов.

Эксперты отмечают также, что разрыв кооперационных связей в рамках Содружества нанесет большой ущерб ВПК Украины, России и ряда других стан. Представители финансово-бюджетного комитета грузинского парламента в своих комментариях недавно указали на то, что выход из СНГ неминуемо вызовет подорожание импортных товаров – в частности, украинские, по их прикидкам, повысятся в цене примерно на 12%. Поэтому Грузия даже на фоне нынешнего осложнения отношений с Москвой не спешит выходить из организации, поскольку получает от членства в Содружестве куда больше, чем теряет. То же касается и Украины. Так что вполне ощутимые плюсы всё же есть.

В отношении же эффективности стоит заметить, что по-настоящему эффективных международных организаций не так уж и много, и эффективность эта напрямую зависит от уровня развития государств, его составляющих. В качестве примера можно напомнить, что проблема эффективности ООН постоянно обсуждается начиная с 60-х годов прошлого века. Так что ситуация вполне обычная. Разница лишь в том, что от СНГ ожидали слишком многого. Хотя, по большому счету, в СНГ никто ничего по-настоящему не инвестировал, а значит и ожидания не так уж и обоснованны.

Очевидно сегодня и другое: организации надо придать новый облик, более адекватный современным потребностям государств. Здесь можно предположить, что процесс реформирования СНГ будет не очень простым и не очень быстрым. По некоторым направлениям уж слишком разнятся интересы стран.

По словам главы МИД России, стоит внимательно отнестись к работе группы высокого уровня по вопросам повышения эффективности СНГ, которая была создана в соответствии с решениями, принятыми на саммите в Казани чуть более года назад. Надо полагать, что эта «группа мудрецов» предлагает версию реформирования, близкую для России.

Есть свои предложения у Казахстана. Инициативы Н. Назарбаева в принципе могли бы способствовать обновлению СНГ, однако добиться их реализации вряд ли возможно. Превращение Содружества в организацию, принимающую обязательные решения, может оттолкнуть Украину, Грузию и Туркменистан. Те же государства, которые примут такой подход, очевидно, потребуют за это определенных экономических преференций от России.

Другие пункты проекта Назарбаева выглядят как призыв не распыляться, а сосредоточиться на действительно актуальной и приемлемой для всех повестке дня. В документе говорится, что страны-участницы должны стремиться к выработке общих позиций по миграционной политике, транспортной, образовательной и гуманитарной проблемам, сотрудничать при борьбе с трансграничной преступностью.

Белорусы предложили свой подход, основанный на очевидном скепсисе относительно российских и казахских инициатив. По мнению А. Лукашенко, не надо спешить с реформой СНГ. Необходимо выполнить ранее принятые решения, и прежде всего Соглашения о зоне свободной торговли в СНГ от 1994 года. А это соглашение означает, что страны СНГ имеют право на доступ к российским энергоносителям по внутрироссийским ценам. Так, накануне саммита в Минске неожиданно оказалось, что Беларусь видит СНГ как союз бывших союзных республик, совместно ограничивающих притязания России. «Беларуси и Украине, да и другим республикам как никому нужен конкретный результат. Если это энергетика – давайте договариваться, что мы можем сделать в энергетике... Если есть вопросы у Молдовы, Грузии, давайте будем их решать», – заявил белорусский лидер, встав на сторону трех оппонентов Москвы последнего времени.

В ответ на это Россия стала публично отрекаться от патерналистской системы советского времени и заявила, что готова к интеграции по образцу ЕС – на принципах рынка. Хотя самая существенная разница состоит в том, что начало европейской интеграции положили в общем-то сопоставимые страны-субъекты. Россия же всегда будет оставаться для бывших республик большим братом.

Для многих эти дискуссии стали поводом для оценки ситуации как глубокого и безысходного кризиса СНГ. Но вообще-то это нормальный и естественный процесс сложной притирки эгоистических интересов разных государств. Важно, что действительно рациональных поводов уходить из СНГ, похоже, ни у кого пока нет. Так что бывшее здание Минского обкома КПБ вряд ли сменит своих постояльцев в ближайшие годы. Скорее всего, СНГ продолжит свое, на первый взгляд, не очень внятное существование, что, впрочем, вполне соответствует ситуации незавершенности трансформации постсоветского мира. 

Рис. Де Лёс

Метки