Демарш

Поскольку юбилейный саммит СНГ начался со скандала, то мы тоже именно с него и начнем. Как сообщает Хартия-97, «за два часа до начала саммита в Минске был такой туман, что воспринимался он как угроза встрече. Ведь неприлет лидера в связи с погодными условиями мог считаться причиной уважительной, а не отказом обсуждать неясные перспективы организации, отмечающей свое 15-летие.

Из 12-ти лидеров в Минск прибыли 11. Дома остался только глава Туркменистана, но этим никого не удивил: Ниязов давно такие встречи не посещает. Приезд остальных по сути означал готовность обсудить главный вопрос – реформирование СНГ. И интерес к событию был большим. Накануне предстоящий саммит называли то очень непростым, то грозящим скандалом. Вот только скандал случился там, где его не ждали. Когда российские журналисты начали проходить проверку у входа в Национальную библиотеку, троих из них не оказалось в списках. Удивлена была не только пресса, но и сотрудники пресс-службы российского президента, которым представители белорусского МИДа пояснили: официальному Минску не нравится, как газеты «Коммерсантъ» и «Московский комсомолец» освещают белорусскую действительность, а потому представителям этих изданий нет места на саммите. В числе недопущенных почему-то оказались не только корреспондент Наталья Галимова, но и два фотографа – Александр Астафьев и Дмитрий Азаров».

Виртуальная газета «Салідарнасць» напоминает, что на встречу глав правительств СНГ, проходившую несколько раньше, корреспонденты «Московского комсомольца» также не были допущены.

Вероятно, причиной недовольства белорусской стороны стало то, что ранее «МК» напечатал материал о родственниках Лукашенко, а в день начала работы президентов в газете вышла критическая статья о минском саммите СНГ.

Впрочем, гадать не будем. Вот что пишет об этом сам «Коммерсантъ», точнее корреспондент этой газеты Андрей Колесников:

« – Вы корреспондент «Коммерсанта»?! – искренне обрадовался сотрудник службы безопасности белорусского президента на входе в Национальную библиотеку. – Так мы специально для вас собаку держим! Мы таких, как вы, не пустим. У нас приказ.

Но они меня пустили. Собака и в самом деле была. Рядом со входом, в гардеробе, положив морду на чей-то ботинок, лежал грязный белый кобель. Помесь лабрадора с боксером.

То есть без особой натяжки можно утверждать, что нас в Минске травили собаками.

…Попытки трех опальных журналистов наладить контакт с сотрудниками службы безопасности президента Белоруссии ни к чему не привели. На вопрос, что это за пластиковые бирки выдают всем прошедшим спецконтроль, им сообщили, что теперь все эти люди под контролем и если кто-то не туда, куда надо, пойдет, бирочка взорвется с негромким характерным хлопочком.

– Не беспокойтесь, вы уже ничего не почувствуете,– успокаивали нас гостеприимные белорусы.

И дело в том, что к этому времени ситуация была уже такова, что не могло быть никакой уверенности в том, что все это шутки. За несколько минут до этого сотрудникам телеканала Russia Today, например, пресс-служба белорусского президента запретила записывать «стендап» на английском языке.

С каждой секундой ситуация приобретала все более апокалиптический характер. Выяснилось, что еще на прошлой неделе белорусы забраковали кандидатуры трех журналистов – без объяснения причин. Ссылки на то, что Минску общим решением глав СНГ было доверено провести этот саммит и что пресс-служба белорусского президента не имеет права отказывать в аккредитации на это мероприятие, не имели успеха.

Тогда эту проблему попытался решить министр иностранных дел России господин Лавров. Появилась нота МИДа за его подписью, после которой белорусы сказали: «Ну ладно, пускай приезжают».

Но потом они взяли себя в руки и заявили, что у этих журналистов нет никаких шансов осветить это мероприятие вспышками своих фотоаппаратов. Тогда глава администрации российского президента Сергей Собянин попытался решить проблему в разговоре со своим белорусским коллегой. И они снова, кажется, договорились. Но потом история повторилась: белорусская администрация в последний момент, уже ночью накануне саммита, дезавуировала решение своего руководителя – без сомнения, по его распоряжению.

Когда господин Путин уже прилетел в Минск и журналистов не пустили в библиотеку, пресс-секретарь российского президента господин Громов пытался договориться уже со своим коллегой. Как я понял, никто не хотел лишнего шума. Я, пройдя на это мероприятие, убедился в этом. Меня самого, конечно, удивляло и огорчало то, что я сам не оказался в этом почетном черном списке. По этому поводу я тоже провел небольшое расследование, завершившееся сенсационным результатом. Один высокопоставленный белорусский чиновник сказал мне, что «Александр Григорьевич (президент Белоруссии господин Лукашенко. – Ъ) помнит о том, что два года назад в Сочи он обещал полазить вместе с вами по газовым трубам в нашей республике, так что вы можете ни о чем не беспокоиться».

Естественно, у белорусских властей своя версия причин случившегося. Во всем, как и следовало ожидать, были обвинены сами россияне, которые якобы действовали по указке администрации российского президента. Позже, правда, А. Лукашенко изложил В. Путину другой вариант, сославшись на некую «техническую» ошибку, но тот, судя по всему, мало этому поверил.

И россияне решили, как говорят в народе, «ударить тем же по тому же месту».

Интернет-портал TUT.BY отмечает, что месть Москвы не заставила себя долго ждать. Еще в 18.51 на сайте БелТА появилось сообщение под вполне традиционным заголовком «Александр Лукашенко и Владимир Путин обсуждают в Минске будущее Союзного государства». А уже спустя 18 минут правительственное информагентство забило тревогу: «Белорусских журналистов не допускают на брифинг президента России». При этом БелТА пустило слезу: «Данное решение вызывает у белорусских журналистов недоумение, поскольку Российская Федерация – союзное Беларуси государство, и представители белорусских СМИ выражают надежду, что вопрос с аккредитацией на брифинг будет решен положительно».

Далее случилось следующее. Перед отлетом из Минска Владимир Путин устроил брифинг в VIP-зале аэропорта. Однако съемочные группы белорусских государственных телеканалов и корреспондент БелТА туда допущены не были. Как заявила сотрудница пресс-службы президента РФ Светлана Шпортенко, «президент России сам определяет, с кем он хочет говорить, с кем нет».

Потом произошло нечто вообще с трудом укладывающееся в голове. Представителей белорусских государственных СМИ в этот вечер явно тянуло на подвиги: они решили перехватить президента России по дороге к самолету. Пройдя на летное поле, они встали у выхода из VIP-зала, через который должен был проследовать хозяин Кремля.

Путину, однако, этот «почетный караул» по вкусу не пришелся. Чтобы не встречаться с белорусскими госСМИ, он вынужден был изменить маршрут. «Вопреки ожиданиям, президент России не прошел через VIP-зал, а, выйдя обратно из здания аэропорта, сел в автомобиль и проехал мимо ожидавших его на летном поле белорусских журналистов».

«Белорусские новости» отмечают, что после окончания мероприятия никаких комментариев со стороны пресс-службы президента РФ и российской прессы не последовало.

Впрочем, скандал с российскими журналистами не был главным событием саммита.

Уже упомянутый «Коммерсантъ», точнее украинский вариант этого издания, обращает внимание на детали визита в Минск президента Украины В. Ющенко. В частности, говорится, что, проведя трехчасовое закрытое заседание, президенты так и не смогли принять окончательные решения по важным международным вопросам. Например, о введении в СНГ зоны свободной торговли. Покидая совещание, президент Украины заявил, что ожидал большей конкретики.

Отмечается также, что по сложившейся традиции саммиты СНГ сопровождаются массированной рекламной кампанией – в городе в обязательном порядке размещают приветственные билборды. Собрание глав государств в Минске стало исключением из правил. Тематических плакатов на улицах города не было.

В Киеве изначально не надеялись, что саммит в Минске будет результативным. Рассматривалась даже возможность того, что Виктор Ющенко не поедет в Беларусь. Но на прошлой неделе президент всё же подтвердил поездку, сократив, впрочем, свое пребывание в Минске с двух до одного дня.

Переговоры длились почти три часа – на час дольше запланированного. По окончании заседания Виктор Ющенко выглядел раздраженным. Он начал говорить о чем-то с главой МИДа Борисом Тарасюком.

Согласно протоколу, после встречи в узком кругу главы государств должны были провести встречу в расширенном составе, с участием министров. Но глава исполкома СНГ Владимир Рушайло объявил, что второй раунд переговоров отменяется. Это еще раз подтвердило, что членам СНГ не удается достичь договоренности по ключевым вопросам.

Президенты не вышли на итоговую пресс-конференцию, как планировалось изначально. Об итогах саммита за всех отчитывались Владимир Рушайло и Нурсултан Назарбаев.

Полностью подконтрольное белорусским властям ОНТ констатировало, что всего в повестке дня саммита значилось 27 документов. 13, в числе которых сотрудничество в правоохранительной сфере, борьба с терроризмом и незаконной миграцией, культурные связи, президенты подписали без обсуждения.

По большому же счету состоявшийся саммит можно считать почти провальным, ибо ожидаемое кардинальное реформирование СНГ так и не состоялось. Гораздо более эффективными были двусторонние встречи. Об одной из них есть смысл сказать отдельно.

Отражающая официальную кремлевскую точку зрения ВГТРК сообщила, что Москва и Минск договорились о создании совместного предприятия Газпрома и Белтрансгаза на паритетной основе. А интернет-портал TUT.BY уточнил, что, скорее всего, оно будет создано до конца года, ибо именно на это и надеется российский президент. Газпром вместе с Белтрансгазом образуют совместное предприятие 50 на 50.

Любопытно, что столь судьбоносное решение официальные белорусские СМИ сразу предпочли почти не заметить, а сделали это только на следующий день. Потому не будем торопиться поддерживать российскую прессу, восторженно отметившую, что белорусский президент стал более сговорчивым. Слишком хорошо мы все знаем.

Метки