Союз левых партий – новые правила игры на поле партийной оппозиции?

Как любил говаривать дон Карлеоне, «у меня есть к вам предложение, от которого вы не сможете отказаться».

По сообщениям СМИ, в Минске 22 ноября был инициирован процесс создания союза левых партий (СЛП), в который предполагают войти партия женщин «Надзея», БСДП (Грамада) и Партия коммунистов Белорусская. Лидерами этих партий была подписана совместная декларация, началась подготовка к учредительному съезду, который вскоре и должен состояться.

Основой союза стало признание идейной близости партийных программ, а также исповедуемые вышеназванными партиями фундаментальные ценности социал-демократии – свобода, равенство, справедливость и солидарность. Данное соглашение должны еще ратифицировать высшие органы всех субъектов союза, и, как ожидается, часть партайгеноссе будет далеко не в восторге от подобного союза, но тем не менее вся логика процесса подсказывает, что большинство партийцев идею поддержат.

Таким образом, надолго замороженный «левый политический проект» вновь приобретает форму и даже может получить юридическое оформление. Хотя с этим как раз могут быть и проблемы, ведь белорусские власти действуют совершенно непредсказуемо: то разрешают проведение Конгресса демократических сил, то срывают все попытки БСДП провести свой съезд и легитимировать лидерство наиболее пламенного и жесткого критика Лукашенко, профессора Козулина.

Интересен факт, что «левый политический проект» строится как юридически (официально) признанный государством на базе опять же официально зарегистрированных политических партий. Лишенная регистрации Партия Труда Бухвостова вынуждена присутствовать в данном проекте негласно, выбирая союзника, к которому можно было бы примкнуть, и де-факто являясь сателлитом коммунистов. Всё это говорит о принципиально новом методе коалиционного строительства в оппозиционной среде.

Ранее создававшиеся на более широкой базе и претендовавшие на универсальность политические проекты «пятерка-десятка+» и «Европейская коалиция», так же как ОДС, принципиально не шли на свое официальное оформление, признавая как сложность самой процедуры, предусмотренной белорусским законодательством, так и статус некоторых своих субъектов как незарегистрированных структур, что по лукашенковским законам приравнивается к серьезным преступлениям.

Представители СЛП заявили, что партии, входящие в союз, будут и дальше действовать в составе ОДС, но уже, по всей видимости, как сила с единой политической позицией. По сути это может означать изменение баланса в сложившейся широкой демократической коалиции. Знаковыми при этом являются комментарии в СМИ некоторых известных белорусских политиков. Так, С. Шушкевич, партия которого также косвенно притязает на брэнд эсдеков, при этом наполняя его совершенно иной, не левой, а скорее правой идеологией, не согласился войти в СЛП, мотивируя это тем, что «БСДГ входит в гораздо более широкую структуру – ОДС». Лидер ОГП А. Лебедько оценивает создание СЛП как фактор укрепления общедемократического движения, в то время как лидер БНФ В. Вячорка высказал мнение, что партия БНФ «представляет интересы правоцентристских сил», но тем не менее «никаких конкретных шагов по созданию правых или правоцентристских союзов мы не делаем».

Судя по неоднозначной реакции ведущих политиков, официально зарегистрированный союз вызовет переконфигурацию политического поля партийной оппозиции в Беларуси. Долгое время за скобки строительства общедемократической коалиции выносился вопрос о «политическом весе» той или структуры, важнее был факт «всеобщности» и «широты». Тем не менее в конечном итоге вопрос «политического веса» стал актуален и для нынешних ОДС. Можно привести ряд, на наш взгляд, наиболее важных критериев для определения «политического веса»:

• является та или иная партия зарегистрированной;

• каково количество ее членов;

• способна ли она более-менее регулярно мобилизовывать людей на массовые (и не очень) акции протеста;

• насколько известен или влиятелен ее лидер(ы) в обществе;

• интересы каких социальных групп представляет партия и т.д.

Кроме того, истинный «вес» той или иной партии, блока или коалиции можно проверить на свободных демократических выборах, по количеству мест, полученных ее представителями в парламенте или органах местного самоуправления.

Однако реалии современного белорусского авторитарного режима сводят на нет все вышеназванные критерии, отводя партиям лишь роль маргиналов в политике, выводя их за рамки системы.

Поэтому некоторые представители ОДС (главным образом партий, имеющих реальный «вес»), выдвинули иной критерий. На наш взгляд, в условиях современной Беларуси единственным рациональным и достоверным критерием «веса» той или иной политической структуры может стать количество собранных подписей в пользу кандидатов на парламентских / президентских / местных выборах, деленное на количество представителей, выдвинутых в парламент или местные советы. Причем было бы неплохо сдавать все подписи на проверку в соответствующие избирательные комиссии. Придирчиво проверить каждую подпись, поданную представителями оппозиции, они действительно умеют. К сожалению, сдавать все собранные подписи не имеет смысла в силу специфичности белорусского избирательного законодательства, но тем не менее оговоренный законом минимум подписей в комиссии представлять всё же необходимо.

При таком подходе, даже отбросив все предыдущие критерии, мы увидим, что большинство членов ОДС, влияющих на политику данной структуры, по сути являются политическими фантомами. И это объективный факт, который невозможно скрыть пламенной риторикой.

У двух же столпов СЛП-ПКБ и БСДП (Грамада), напротив, по большинству вышеназванных критериев показатели весьма неплохие. Это и численность, и наличие легальных структур, и яркие, известные лидеры на разных уровнях, и весьма неплохие – с учетом белорусских реалий – показатели количества собранных подписей/выдвинутых кандидатов. Партия «Надзея» по этим параметрам, конечно же, является политическим фантомом, но потенциал ее роста достаточно велик; ведь как у эсдеков, так и у коммунистов имеется много энергичных женщин-политиков, способных придать «Надзеі» новое измерение, трансформировать в женское политическое движение, что, в общем-то, в том или ином виде присуще европейским левым. Кроме того, партия оказалась способной выполнить все требования Минюста, чтобы остаться зарегистрированной.

Созданию союза весьма способствуют и внешние неблагоприятные условия для его субъектов. Над коммунистами висит дамоклов меч «окончательного слияния» с пропрезидентской ортодоксальной КПБ и потери легального статуса (и она его, несомненно, потеряет, если Минюсту поступит подобный приказ); социал-демократы оказались в ситуации, когда их безусловно яркий и деятельный лидер стал политзаключенным и вынужден прибегать к крайним мерам – долгой, тяжелой и подрывающей здоровье политической голодовке.

Под эгидой союза коммунисты могут в случае официальной ликвидации партии сохранить свою «левую» идентичность и свое место на левом фланге политического спектра, не превратившись при этом в маргиналов ОДС. Социал-демократы могут еще больше укрепиться как организационно, так и идеологически, ведь коммунисты и «Надзея» признали именно социал-демократическую платформу объединения. Про возможный же вес союза в рамках ОДС мы уже говорили выше. По словам А. Короля, одного из лидеров социал-демократов, «само объединение левых партий определяется и диктуется всей ситуацией в Беларуси. Разрозненные небольшие силы – в условиях полуподполья они сильными быть и не могут – должны объединиться».

Конечно, многие члены БСДП, особенно ее национально-ориентированная элита, как в столице, так и в регионах не могут простить ПКБ ее советское прошлое, особенно массовые репрессии против интеллигенции, сталинизм и т.д. (впрочем, такой же позиции в прошлом придерживались многие субъекты пятерки-десятки-ОДС). Ведь, согласно уставу ПКБ, она является «правопреемницей Компартии Белоруссии, действовавшей в составе КПСС», а в ее программе коммунистическая общественно-экономическая формация рассматривается «как современный взгляд на идеальное общество». На всё это обращает внимание один из отцов-основателей современной БСДП А. Сидоревич, выступая с критикой объединения.

Тем не менее мы можем отметить множество позитивных моментов и значительную перспективу «левого политического проекта» в Беларуси. Во-первых, исходя из его предполагаемого (легального) формального статуса мы можем говорить о разработке нового механизма реконфигурации оппозиционного политического пространства Беларуси, переход от дробления к консолидации. При этом объединяются структуры, имеющие статус юридического лица (зарегистрированной партии). Во-вторых, вырабатывается механизм определения политического «веса» тех или иных партий и структур. При этом данный механизм, предложенный как раз представителями правых сил как критерий переконфигурации ОДС по итогам местных выборов, рассматривается в качестве универсального.

На наш взгляд, «левый проект» будет также стимулировать создание «правого проекта», «либерального проекта» и т.д., что позволит говорить о структурировании политического пространства оппозиции и появлении новых правил игры на этом пространстве, которое к тому же подвергается жесткому давлению и контролю со стороны авторитарной власти.

По нашему мнению, вовсе необязательно и даже нецелесообразно говорить о «слиянии» в рамках «левого проекта». Партии, входящие в него, должны иметь свое собственное лицо, своего собственного избирателя. Ведь коммунисты, к примеру, не утрачивают своей популярности ни на постсоветском пространстве, ни в Европе. Они занимают свою собственную нишу. И вопрос осуждения сталинизма – это вопрос самих коммунистов, совести их нового руководства. В идеале в рамках этого проекта могут и должны появляться лейбористы (Партия Труда), социалисты, настоящие зеленые (а не те квазиэкологические партии, которые существуют в Беларуси сегодня).

В таком случае мы можем прогнозировать огромный электоральный потенциал белорусского «левого проекта». На его базе может возникнуть избирательный блок или парламентская коалиция в будущей демократической Беларуси. И данный блок может всерьез и надолго прийти к власти, найти наименее болезненные пути транзита Беларуси на пути демократизации и модернизации страны.

Однако этот проект может вызревать и развиваться только в борьбе за демократизацию страны в рамках широкой демократической коалиции. Его полноценная реализация возможна только в Беларуси, которая начнет транзит от авторитаризма к демократии.

----------

* Материал подготовлен в рамках сотрудничества группы «Наше мнение» и Европейского гуманитарного университета (Вильнюс).

Метки