Состояние оппозиции перед местными выборами (I)

Александр Лукашенко 10 октября подписал указ №607, который определил дату новых выборов в местные советы. Они состоятся 14 января 2007 г. Выборы пройдут по новым правилам. Незадолго до указа президента Палата представителей внесла изменения в закон о выборах в местные советы. В соответствии с ними в Республике Беларусь вводится мажоритарная система простого большинства, что, согласно председателю ЦИК Лидии Ермошиной, позволит сэкономить 6 млрд. белорусских рублей, которые раньше уходили на проведение второго тура голосования.

Поправки в избирательное законодательство расширили основания для отказа в регистрации кандидатов или отмены решения об их регистрации. К ним теперь отнесены «использование средств или иной иностранной материальной помощи». На местных выборах будут также действовать и новые правила о наблюдателях. «Теперь в качестве наблюдателей будут выступать только члены политических партий, других общественных объединений, трудовых коллективов, организаций, а не их представители, как до сих пор было записано в Избирательном кодексе». ЦИК также принял решение не приглашать на выборы 14 января 2007 г. иностранных наблюдателей, сославшись на международную практику.

Эти поправки, несомненно, направлены против оппозиционных кандидатов. Но следует признать, что некоторые положения нового закона выглядят более либерально, чем старые нормы. «Теперь для массовых мероприятий, связанных с проведением предвыборной агитации и агитации по референдуму, заявку можно будет подавать за 5 дней (раньше такую заявку следовало подавать за 15 дней). При этом Л. Ермошина уточнила, что встречи в помещении по-прежнему можно проводить без получения дополнительного разрешения».

Календарь новой избирательной кампании выглядит следующим образом.

Выдвижение представителей в состав территориальных избирательных комиссий должно завершиться 17 октября. Выдвижение кандидатов в депутаты начинается 5 ноября и завершается 5 декабря. После этого начинается самая ответственная стадия кампании: агитация за кандидатов в депутаты, которая продолжится до 13 января 2007 г. На этих выборах будет решаться судьба 22 641 депутатского мандата в местные советы различных уровней.

Несмотря на то, что представители демократических партий своевременно выдвинули своих представителей (100 чел.) в состав территориальных избирательных комиссий, власти не пропустили туда оппозицию. В территориальные комиссии прошли только представители лояльных к президенту партий, но и они не составили более 1% от общего числа членов. Вероятно, всё это делается для того, чтобы выполнить наказ Лукашенко, который сказал, что «советы нужны не политизированные, не шумливые и крикливые, а деловые советы, советы от жизни… Главное, чтобы после избрания депутатов местных советов не было гвалта, как это было в начале 90-х годов».

Большая часть оппозиционных политических партий и движений приняли решение участвовать в выборах, несмотря на их явный недемократический характер. По данным на 20 ноября 2006 г., Партия БНФ зарегистрировала 138 инициативных групп по сбору подписей за выдвижение кандидатами в депутаты, Объединенная гражданская партия 135 таких групп, Партия коммунистов Белорусская – 134. Александр Милинкевич является членом 206 инициативных групп. Однако учитывая, что единый кандидат участвует в кампании Партии БНФ, из общего числа его инициативных групп следует вычесть 138, остальные 68 представляют некоторые неправительственные организации, прежде всего «Молодой фронт». Кроме того, по данным агентства БелаПАН, Белорусская социал-демократическая партия (Грамада) выдвинула 130 кандидатов, а Белорусская социал-демократическая Грамада (лидер – С. Шушкевич) – 30 кандидатов. Остальные партии и неправительственные организации собирались выдвинуть по нескольку десятков кандидатов.

Выдвижение претендентов политическими партиями и движениями – очень важный этап кампании, который позволяет исследователям судить об уровне организационного развития и кадровом потенциале партий и движений. На выборах 2003 г. вся оппозиция вместе взятая номинировала 1138 кандидатов, или 4,3% от всего количества претендентов. Сокращение представителей оппозиции, готовых участвовать в местных выборах до 600-700 кандидатов (менее 1% от общего количества претендентов) в конце 2006 г., свидетельствует о том, что кризисные процессы внутри белорусской оппозиции приобрели глубокий и затяжной характер.

Это означает, что только радикальная реформа демократических сил, включающая в себя их идейное обновление, структурную перестройку и смену лидеров, является горьким, но спасительным лекарством, без приема которого оппозиция будет обречена на дальнейшее медленное самоуничтожение. Без проведения радикальных реформ сегодня следующие местные выборы можно смело бойкотировать заранее, потому что завтра может просто не найтись желающих выдвигаться от этой политической силы.

Консервативно-христианская партия БНФ (лидер – З. Позняк) воздержится от участия в «политическом фарсе» под названием «местные выборы». Заместитель председателя КХП БНФ Юрий Беленький в интервью агентству БелаПАН заявил, что «в нынешней ситуации участвовать в любых выборах бессмысленно, потому что в Беларуси выборов давно нет». «Говорить, что в Беларуси есть выборы, и участвовать в этих выборах – это значит обманывать себя и избирателей. Кандидат в депутаты, прекрасно зная, что выборов нет, приглашает избирателей на избирательный участок – это и есть обман избирателей». Беленький считает, что аргументы оппозиции о том, что она идет на выборы для того, чтобы работать с населением, являются несерьезными. «Любая политическая партия в любой период времени имеет право пропагандировать свои взгляды и ценности. Почему они не делают этого сейчас, а ждут объявления каких-то выборов – не понятно».

С пафосом Беленького можно было бы полностью согласиться, если бы не знать ситуацию в его собственной организации, которая, являясь рекордсменом по бойкотам избирательных кампаний в Беларуси, отнюдь не преуспела в работе с населением. Она фактически превратилась в замкнутую секту, о существовании которой некоторые жители белорусской столицы и других городов вспоминают время от времени, когда видят десятки ее представителей, принимающих участие в «ритуальных шествиях и митингах». За последнее десятилетие КХП БНФ из-за политического абсентеизма и программного пуризма превратилась в маргинальную силу, на радость Лукашенко и К.

Чтобы избежать такого печального финала, другая часть оппозиции должна не просто участвовать в недемократических выборах и других формах легальной активности, которые еще остались в нашей стране, но превращать их в политические сражения с режимом и одерживать победы. В белорусских условиях оппозиционным партиям стоит сконцентрировать свои усилия на разработке популярной альтернативы политическому курсу Лукашенко; включении в программы своих кандидатов предложений по решению актуальных местных проблем; поиску новых людей, которые участвовали бы в кампании в качестве независимых кандидатов, но имели бы поддержку со стороны партий; и, наконец, на формировании широких коалиций с участием партийных и непартийных кандидатов в столице и крупных городах, в которых поддержка демократических идей является более высокой.

Безусловным требованием является и дополнение электоральной борьбы ненасильственными массовыми акциями под социально-экономическими лозунгами, которые являются более понятными для простых граждан, чем лозунг «За свободу!». Только с течением времени они могут перерасти в политические.

Поэтому лично мне по душе точка зрения на местные выборы другого белорусского оппозиционного политика – заместителя председателя БСДП (Г) Анатолия Левковича: «Мы иронически говорим: выборы. Наша позиция всегда была последовательной: если занимаемся политикой, то мы должны заниматься ею в любых условиях. Это как на войне, воевать приходится в любых условиях».

***

Белорусская оппозиция подошла к местным выборам 2007 г. в состоянии глубокого раскола. По моему мнению, он стал следствием той непростительной политической ошибки, которая была допущена еще на первом Конгрессе демократических сил в октябре прошлого года, и о которой шла речь в авторской статье «Демократическая вертикаль как средство от белорусского авторитаризма?», опубликованной газетой «Белорусы и рынок» в ноябре 2005 г. В ней, в частности, отмечалось:

«Конгресс, к большому сожалению, не смог обеспечить трансформацию субъектов, подписавших политическое соглашение, в единое Движение демократических сил, без которого очень сложно рассчитывать на успех оппозиции в политической кампании 2006 г. Сформированные после Конгресса органы (политический совет, национальный комитет) – это в лучшем случае структуры, призванные продемонстрировать единство сверху, от которого до подлинной консолидации усилий снизу по борьбе с режимом, как свидетельствует печальный опыт 2001 г., дистанция огромного размера.

Причины этого следует искать в принципиальных различиях позиций основных действующих лиц, организовавших конгресс: ОГП и ПКБ с одной стороны, БНФ и Ассоциации ресурсных центров с другой. Первых условно можно назвать «политиками», а вторых – «прагматиками». Для «политиков» еще в прошлом году стало очевидным, что выборы 2006 г. не будут даже выборами с фальсификациями, каковыми они все еще оставались во время прошлой президентской избирательной кампании. В ходе референдума и так называемых выборов в Палату представителей власти убедительно продемонстрировали сценарий, в соответствии с которым они собираются одерживать очередные «элегантные победы» над своими оппонентами. Это отодвинуло на задний план чисто электоральные технологии борьбы и актуализировало мобилизационные технологии, связанные с защитой победы единого кандидата с помощью ненасильственных массовых акций. При этом «политики» исходили из возможности организовать эти акции и добиться успеха мирной белорусской революции. Вполне очевидно, что для успеха такой революции политическая оппозиция должна была объединиться в единую структуру и привлечь на свою сторону весь протестный электорат.

«Прагматики» соглашались с «политиками» в том, что время чисто электоральных состязаний в Беларуси ушло в прошлое и что поэтому необходимо готовиться к реализации собственного варианта «цветной революции». Они даже громогласно декларировали свою веру в «успех безнадежного дела», но вместе с тем и как бы невзначай допускали оговорки: о подготовке параллельного сценария «депутат-2007» (местные выборы), возможной необходимости «нескольких штурмов крепости власти» и, самое главное, необходимости быстрого избрания «единого кандидата» силами активистов партий и неправительственных организаций. Никоим образом прагматичная часть белорусской оппозиции не желала иметь дело с привлечением к выдвижению единого кандидата простых граждан, хотя, как свидетельствуют социологические опросы, 19% белорусов хотели бы принимать участие в этом процессе. Единый кандидат в их схеме был важнее всех коалиций, движений, программных документов и т.п.

Понять причину подобного поведения можно только в том случае, если мы усомнимся в искренности заявлений данной группы о своих намерениях активно участвовать в реализации сценария замещения политического режима в Беларуси в 2006 г. Осознавая, что соотношение сил между властью и оппозицией складывается отнюдь не в пользу последней, а борьба с диктаторским режимом потребует личного мужества и жертв, «прагматики» решили пойти по другому пути. Их подлинной целью стало использование политической кампании-2006 как средства для укрепления материального положения своих организаций и перенесение решения вопроса о власти в Беларуси в неопределенное будущее. Естественно, что при таком подходе отпадает необходимость в формировании единого массового движения демократических сил снизу, активное участие рядовых граждан в этом процессе; главным становится первенство над конкурентами в определении фигуры единого кандидата».

В конце статьи был сделан вывод: «Третий и самый вероятный сценарий – это сохранение статус-кво (в руководстве Объединенных демократических сил), которое неминуемо привело бы к поражению политической кампании следующего года и монополизации оппозиционного бренда в руках Милинкевича и К. Таким образом, у нас сформировались бы два авторитаризма: к «вертикали власти», которой привычно управляет Лукашенко, добавилась бы «оппозиционная вертикаль» под несменяемым и чутким руководством лидера белорусских ресурсных центров».

Противоречия между «политиками» и «прагматиками» в латентной форме прошли через всю политическую кампанию-2006 и приобрели открытый характер после поражения оппозиции. Своей кульминации полемика между этими группировками достигла в начале октября, когда в ответ на положительное решение политсовета коалиции о подготовке к проведению нового Конгресса демократических сил Милинкевич высказал идею об установлении единоначалия в ОДС. Во время так называемой on-line конференции Александра Милинкевича и Анатолия Лебедько 24 октября на сайте Радио «Свобода» эти политики высказали противоположные точки зрения относительно будущего развития Объединенных демократических сил.

Виктор Мартинович так прокомментировал их дискуссию в «Белорусской газете»: «Александр Милинкевич настаивал на том, что ситуация, в которой вынуждены работать демократические силы, близкая к военной. А поэтому партии должны «приспустить свои флаги и подчиниться общей стратегии. Анатолий Лебедько подчеркивал, что он против «демократического команданте», а в основе политической коалиции должен находиться компромисс. Лебедько настаивал на проведении нового конгресса с обсуждением плана и стратегии действий демсил. Милинкевич заявлял, что стратегию и тактику на конгрессе обсуждать бессмысленно. О подготовке к выборам в местные советы лидеры оппозиции говорили куда меньше, чем о проблеме единоначалия или этом конгрессе, который никого, кроме партлидеров и партчленов, кажется, не интересует.

Вопросы о том, что делать оппозиции пять лет до следующей президентской кампании, как ей популяризировать себя, как добиваться изменений в избирательном законодательстве, без которых в наших условиях вряд ли мыслима не просто победа, но даже равноправное участие, т.е. те вопросы, о которых как раз стоит спорить лидерам демсил, подняты не были… Но что за страна у нас такая, что даже оппозиционные лидеры не обсуждают подобные вопросы открыто и прибегают к каким-то парафразам? Спорили бы прямо о ресурсах и лидерстве! Нормальная, понятная дискуссия. В отличие от дискуссии о широкой общественной коалиции и стратегии, выбираемой конгрессом».

На мой взгляд, попытка сведения острых противоречий в демократической коалиции к простым и понятным вопросам конкуренции за лидерство и ресурсы между Милинкевичем и Лебедько является упрощением проблемы. Не потому, что такого конфликта нет, а потому, что за ним стоят куда более важные вопросы. Например, какой характер лидерства ждет белорусские оппозиционные силы в ближайшее время: авторитарный или демократический? На какие цели будут направлены ресурсы, и в какой степени «демократическая общественность» будет допущена к контролю над их использованием? В какой мере свобода критики «демократических вертикальщиков» вернется в независимую прессу, или господство цензуры в нашем отечестве станет тотальным?

Очевидно, что ответы на эти вопросы самым непосредственным образом связаны с другими: как сделать оппозицию популярной, как добиться того, чтобы с ее требованиями считалась власть, как не допустить повторения через пять лет той бездарной политической кампании, которую ОДС провели в этом году. Чтобы двигаться дальше, необходимо навести элементарный демократический порядок в Объединенных демократических силах. Поэтому и необходим скорейший созыв конгресса, расширение коалиции на все реальные оппозиционные структуры, обсуждение и утверждение основных положений стратегии и тактики, т.е. нужна скучнейшая рутина. Но она в наших нынешних условиях является тем «ключевым звеном, ухватившись за которое, можно вытянуть всю цепь», как говаривал небезызвестный политик – Владимир Ульянов.

В чем же заключается сущность последних требований Милинкевича к партнерам по демократической коалиции, которые были отвергнуты крупными партиями? Конгресс демократических сил имеет смысл, по его мнению, только в том случае, если на нем будет избран лидер оппозиции с сильными полномочиями, которому должно быть предоставлено право формирования исполнительных органов коалиции. В противном случае единый кандидат не видит смысла своего участия в этом мероприятии.

Выступая на заседании политсовета ОДС 6 октября 2006 г., Милинкевич, в частности, отметил, что «этот лидер должен получить широкие полномочия, а политические партии должны оставить внутрипартийные разборки и публично заявить о том, что целиком подчинятся решениям этого лидера и его штаба… На Конгрессе должен быть избран лидер политической коалиции. Избран человек, которому лидеры партий будут подчиняться, а не препятствовать и блокировать работу. И этот лидер должен решать, кто будет управлять Штабом и Национальным комитетом. Нам нужны профессионалы в деятельности…

Оппозиция потеряла шесть месяцев на состязание внутри себя: на переговоры, сомнения, нежелание идти дальше и стремление вернуть ситуацию на несколько лет назад». Милинкевич считает, что кризис коалиции и полугодовое отсутствие активной деятельности вызвано прежде всего тем, что некоторые партийные руководители, стремясь реализовать свои лидерские амбиции, пробуют созывом конгресса подменить работу с населением: «Я пришел в политику не ради состязания с лидерами партий, а ради борьбы с режимом…»

Свои претензии на абсолютную власть в коалиции Милинкевич обосновал характером белорусского политического режима: «Мы живем не в демократии, а в диктатуре». В интервью газете «Белорусы и рынок» единый кандидат развил эту мысль: «Я говорил, что мы сейчас как на войне, нужен командующий и штаб. А у нас – ни того, ни другого. Однако большинство на политсовете сказало, что таких полномочий быть не должно, а нужно решать все консенсусом, что в политсовете все равны».

Предъявив претензии на абсолютную власть в коалиции, Милинкевич в то же время признал, что не считает себя лидером оппозиции. «Я не состою ни в одной из партий. То есть меня, беспартийного человека, десять политических субъектов избрали, так сказать, спикером. А до этого – единым кандидатом. К слову, я сам себя никогда не называл лидером оппозиции. Этот титул мне присвоила пресса. Сейчас половина лидеров партий говорят – нет, Милинкевич не лидер. Мы равны. Давайте конкурировать между собой. Будем бороться за избирателей. Ну что же, давайте! Но для этого мне нужна надежная точка опоры» (имеется в виду движение «За свободу!»). Во время on-line конференции на сайте Радио «Свобода» единый кандидат заявил, что он считает, что лидеров вообще не выбирают. «Меня называют лидером, видимо, потому что у меня сейчас самый высокий рейтинг среди оппозиционных политиков». Он, кстати, упал в 2 раза и составляет, по данным НИСЭПИ, около 11%.

Остается полной загадкой, как человек, который никогда не считал и не считает себя политическим лидером, сможет решить задачу, которую он громогласно декларировал в том же интервью газете «Белорусы и рынок»: «Приведение страны к демократии. В идеале этот путь лежит через честные демократические выборы. Но реально сделать это в современных условиях можно только через организацию массового протеста на улице».

Как единый кандидат «организовывал» массовые акции на улицах Минска, прекрасно помнят активные участники этих акций. Вот мнение студентки ЕГУ Татьяны Еловой, которую до сих пор разыскивает белорусская милиция: «Мы больше не верим старой оппозиции. Мы не верим в партии и Милинкевича. Кто есть кто – показали мартовские события. Пускай политики занимаются политикой, ездят по Европе и дают пресс-конференции. Мы не будем им мешать – у каждого свое дело».

Я должен полностью согласиться с Милинкевичем в том, что «оппозиция потеряла шесть месяцев на состязание внутри себя», что «надоели внутренние разборки», которые мешают начать столь необходимую «работу с населением». По мнению единого кандидата, виноваты в этом лидеры ОГП и ПКБ, которые из-за личных амбиций фактически блокировали работу демократической коалиции. Но так ли это на самом деле? Не отрицая ответственности партийных лидеров, я считаю, что главным виновником «застоя» в работе ОДС является сам Милинкевич.

Напомню, что дискуссии в политсовете ОДС в течение уже нескольких месяцев ведутся вокруг двух основных вопросов: расширения коалиции и включения в ее руководящие органы представителей Социал-демократической партии (Грамада), лидером которой является экс-кандидат Козулин; и реализации так называемой «Вильнюсской инициативы» (предложения заместителя председателя партии БНФ Виктора Ивашкевича по участию оппозиции в местных выборах исключительно путем сбора подписей). Именно Милинкевич решительно противостоял проведению через политсовет ОДС этих решений.

Совершенно очевидно, что без достижения единства оппозиции невозможно вести речь об эффективной борьбе с режимом Лукашенко, в каких бы формах она ни проходила. Отсутствие единства демократических сил в значительной мере повлияло на неуспех политической кампании-2006. Почему же единый кандидат столь упорно сопротивляется достижению этой цели? Ответ очевиден: он просто боится потерять руководящее положение в коалиции. Причем Милинкевич опасается не столько конкуренции со стороны Козулина, которого Лукашенко надолго изолировал от активного участия в политической жизни, сколько «девиртуализации» ОДС в случае их демократического реформирования. «Диванные партии (так в шутку называют микроорганизации, члены которых могут уместиться на одном диване) и многие НПО – клиенты ресурсных центров (особенно в регионах) – это главная опора лидера белорусских ресурсных центров, которые и сделали его единым кандидатом. Но, кроме сомнительных успехов в саморекламе, они не располагают никаким реальным политическим потенциалом.

В последнее время Милинкевич всё чаще говорит о необходимости работы с населением. Почему же тогда он так решительно воспротивился идее выдвижения оппозиционных кандидатов на выборы в местные советы через сбор подписей граждан и предоставление собравшим подписи делегатских мандатов будущего конгресса? Именно эта инициатива и была обращена на то, чтобы каждый активист ОДС, который решит участвовать в этой кампании, продумал свою программу в рамках единого курса, убедил своих соседей в том, что он и его программа могут повлиять на изменение социально-экономического положения простых людей к лучшему в каждом конкретном населенном пункте здесь и сейчас. Жесткие действия властей по нерегистрации популярных у народа претендентов или недопущение их попадания в местные советы с помощью фальсификаций итогов голосования могли бы открыть глаза многим простым людям в нашей стране на противозаконный характер верховной власти. Они могли бы содействовать росту «революционных настроений» куда сильнее доброго десятка «джинсовых фэстов» и аналогичных показушных и капиталоемких мероприятий, которые планирует проводить единый кандидат.

Хорошо известно, что Милинкевича лично не устроила вторая часть «Вильнюсской инициативы»: получение демократическими кандидатами, собравшими по 300 подписей, мандатов делегатов будущего Конгресса демократических сил. Но разве не является это требование просто справедливым, и разве не самому белорусскому народу, а не руководящим органам фантомных партий и НПО, должно принадлежать конечное слово в формировании представительного органа объединения, которое всё еще гордо именует себя демократическим?

Важнейшей проблемой Милинкевича как руководителя коалиции является его неспособность предложить эффективную стратегию борьбы с диктатурой Лукашенко. Какой смысл жесткого подчинения «демократическому главнокомандующему», если он сам толком не знает, что будет делать со своим «войском». Нельзя же, в самом деле, всерьез относиться к так называемому плану прихода оппозиции к власти, озвученному единым кандидатом во время on-line конференции Радио «Свобода» 4 октября. Вот некоторые выдержки из этой «стратегии»:

«Экс-кандидат в президенты, председатель Политсовета демократических сил, лидер создаваемого движения «За свободу!» Александр Милинкевич снова заявил о том, что дает нынешней власти лишь несколько лет. Уверенность политика в довольно скорых переменах основывается на том, что «у государства нет плана. Оно не знает, куда вести страну, ресурсов все меньше. А у нас есть свой план».

И план этот, по словам Милинкевича, простой: «Выборами в стране ситуацию не изменишь, потому что никто не считает на них голоса, и наша цель – вывести людей на улицу, на мирные нерадикальные акции. Мы приглашаем вас участвовать в этом, нас должно быть много, такой час «Х» наступит. Организация движения «За свободу!» – это одна из частей плана, в нем есть несколько серьезных кампаний по активизации людей».

«Уличные акции очень важны, но желательно, чтобы на них приходило много людей. Если они будут происходить очень часто, может случиться деградация. Мы планируем акции, но не думаю, что они будут каждый месяц. Думаю, раз в квартал будет достаточно. Хотя может произойти и спонтанная акция, если в стране случится социально-экономический кризис», – заявил Милинкевич.

Что касается других планов, демократы планируют «выпускать общенациональную газету. Кроме того, в малых городах возродим издание местных газет».

К этим весьма красноречивым рассуждениям хочется добавить только два замечания. Первое, белорусская власть, в отличие от оппозиции, всегда осуществляла свои планы, к каким бы разрушительным последствиям для белорусского общества и государства это ни приводило. Второе, «деградация», (так назвал Милинкевич спад политической активности молодежи), уже произошла из-за того, что участники мартовских событий воочию убедились в полной неспособности единого кандидата использовать акции протеста в качестве инструмента давления на режим и достижения хотя бы минимальных уступок со стороны Лукашенко. Без демонстрации способности организовывать такие акции единому кандидату не стоит рассчитывать на то, что «большое количество людей выйдет» и в Беларуси скоро наступит «час Х».

На мой взгляд, полностью несостоятельными выглядят и аргументы Милинкевича о том, что ужесточение режима не оставляет оппозиции иного выбора, кроме создания системы единоначалия с жестким подчинением нижестоящих структур вышестоящим, рядовых «мирного оппозиционного войска» – главнокомандующему и штабу. Аргумент о том, что «мы живем не в демократии, а в диктатуре», не оправдывает использование демократами авторитарных методов борьбы (на словах – с режимом, на деле – с соратниками) и формирования вертикальных структур вместо горизонтальных. Если такие тенденции укрепятся, оппозиционные силы просто потеряют свое главное преимущество перед Лукашенко – демократические ценности, а наше общество просто утратит всё еще существующую альтернативу авторитаризму.

На мой взгляд, одной из главных проблем белорусского политического и гражданского общества была их медленная, но неуклонная трансформация в изолированную структуру со своими организациями, прессой, рядовыми и начальниками. И партии и НПО, несмотря на декларацию демократических принципов, на деле постоянно их нарушали, оправдывая это сложностями политического момента. Всё это вело к тому, что «параллельное общество», которое в Восточной Европе представляло собой моральную альтернативу системе «большой лжи», в современной Беларуси становилось зеркальным отражением большого лукашенковского общества: те же двойные стандарты, та же ущербная мораль, то же стремление к монополизму, та же борьба с единомышленниками, тот же зажим критики, только риторика другая.

«Демократическая вертикаль», которую предлагает внедрить Милинкевич в ОДС, не способна сформировать отношения солидарности между ее членами, которые возникают только на базе равенства и доверия между участниками, когда одни организации могут полагаться на другие в борьбе за общее дело. Это и называется «социальным капиталом», острый дефицит которого испытывает современное белорусское общество, на чем весьма успешно спекулирует Лукашенко (См.: подробнее в авторском аналитическом материале для Серых зон «Особенности организационной структуры и специфика принятия политических решений белорусской оппозиции»).

Конечно, вертикалью удобнее управлять «главнокомандующему»: можно избавиться от малейшего контроля снизу за распределением ресурсов и реализацией стратегии, устранить угрозу критики внутри коалиции, монополизировать функции представительства политического и гражданского общества за рубежом, однако вертикальная коалиция абсолютно неэффективна в условиях жесткого авторитаризма: ее могут легко контролировать спецслужбы. Принятие решений здесь не учитывает быстрого изменения ситуации на местах. Как показали мартовские события 2006 г., наиболее неудобна для режима децентрализованная структура, которая проводит скоординированные действия. Именно так была построена кампания «Хопiць!», которая и организовала оборону палаточного лагеря на Октябрьской площади.

Децентрализованная модель коалиции лучше подходит для белорусской политической ситуации и особенностей политического и гражданского общества, которые состоят из очень разных политических и общественных субъектов: левых, левоцентристских, правоцентристских и правых партий, политизированных молодежных организаций, разнородных демократических неправительственных организаций, независимых профсоюзов, некоторых негосударственных СМИ. Попытка подчинения их каждым, кто претендует на роль «демократического главнокомандующего», может просто спровоцировать дальнейшую фрагментацию в и так не очень сильно консолидированной оппозиции.

В последнее время Милинкевич пытается активно работать над созданием собственного движения «За свободу!», о необходимости формирования которого он заявлял еще на митинге 25 марта 2006 г. В интервью газете «Белорусы и рынок» единый кандидат так объясняет свою инициативу:

«Я думал, что политический совет Объединенных демократических сил поможет в создании движения, объединив вокруг себя всех сочувствующих. Но ничего не вышло. Шесть месяцев взаимной борьбы, а результата нет. Поэтому я беру на себя ответственность» (за создание движения).

Милинкевич подчеркнул, что движение «За свободу!» создается не вместо политсовета ОДС и не для конкуренции. «Это просто желание собрать вместе всех людей, которые разочаровываются в нас, спасти демократическое движение. Я остаюсь председателем политсовета и одновременно буду создавать движение. Председателем меня выбрал Конгресс демократических сил. Пока новый Конгресс не произведет изменений, я обязан оставаться».

Милинкевич понимает, что для того чтобы иметь вес на будущем конгрессе, он должен создать влиятельную структуру. В противном случае он окажется в неравных условиях с лидерами партий. Для создания движения он собирается обратиться за помощью к регионам, стремясь привлечь новых беспартийных людей. «Там меньше склок, там люди лучше объединены, там люди искренние, они смотрят на все наши разборки с большим сожалением. Они просто хотят работать. И есть же хороший опыт. Вспоминается «Региональная Беларусь», которая за несколько месяцев сделала не очень известного широкой публике Семена Домаша кандидатом в президенты с солидным рейтингом. Это была коалиция коалиций. В каждой области была своя коалиция – областные неправительственные организации. И они все объединились в одну большую – под названием «Региональная Беларусь». Они все были независимыми, но действовали согласованно, делали свою работу без лишних команд. И была большая эффективность».

Таким образом, движение «За свободу!» создается Милинкевичем в качестве новой политической структуры, которая прежде всего призвана содействовать его победе в борьбе за голоса делегатов будущего конгресса. Для этого единый кандидат попытается использовать кампанию местных выборов. Это означает, что упреки с его стороны в адрес ОГП и ПКБ в том, что они озабочены не столько борьбой с режимом, сколько укреплением своих организаций, не совсем корректны. Милинкевич сам озабочен тем же самым, и даже больше партийных лидеров, потому что он «беспартийный человек», а ему нужна надежная «точка опоры».

Не случайно, что единый кандидат избрал регионы в качестве основной сферы для применения своих усилий. Дело здесь не в том, что в регионах живут исключительно порядочные люди и поэтому отсюда можно привлечь много новых активистов в движение «За свободу!» (порядки там более авторитарные, чем в столице, и люди давно боятся проявлять свою самостоятельную политическую позицию). Но именно в регионах Беларуси действует Ассоциация ресурсных центров и существует значительное количество очень небольших НПО, связанных отношениями клиентелизма со своим патроном-Милинкевичем, который с 1999 г. ее возглавляет.

Тем не менее мне кажется, что ему будет весьма непросто осуществлять кампанию сбора подписей за выдвижение кандидатов в местные советы и на конгресс хотя бы потому, что НПО весьма малочисленны и всегда проводили аналогичные кампании вместе с партиями. Это относится и к временам деятельности «Региональной Беларуси» (2001 г.), когда Домашу помогали собирать подписи представители ОГП и БНФ. Поэтому, скорее всего, движению Милинкевича придется прибегнуть к услугам некоторых партий, а может, и перетянуть их региональные структуры в движение «За свободу!». Это беспокоит многие партии и особенно БНФ – ближайшего союзника Милинкевича.

В рассуждениях единого кандидата демократических сил поражает одна очень важная деталь: вспоминая «Региональную Беларусь» – коалицию коалиций, в которой существовала автономия организаций, координирующих свои усилия во время разных кампаний, он невольно выступил за децентрализованную модель. Почему же тогда для Объединенных демократических сил эта модель не подходит, а должно быть обязательное единоначалие, подчинение участников коалиции, избранному на новом конгрессе руководителю и его штабу? Мне кажется, что произошла просто оговорка. Стремясь привести положительный пример, который подкреплял бы его аргументацию в пользу «демократической вертикали», он вспомнил совершенно нехарактерный случай, который опровергает его гипотезу. Просто все более или менее успешные примеры деятельности белорусской оппозиции связаны с децентрализацией и координацией усилий относительно независимых друг от друга структур.

Метки