Возможен ли «крестовый поход» против Лукашенко?

К анатомии одного проекта из сферы партийного строительства

Идея создания в Беларуси совершенно новой – христианской – партии уже не первый год буквально парит в воздухе. Этот замысел вроде бы вынашивал достаточно популярный в прошлом деятель – бывший депутат из протестантов И. Пашкевич. Программу «смычки» религии и политики в настоящее время стремятся осуществить как минимум две инициативные группы, традиционно относимые к кругам белорусского инакомыслия. Участие в данной затее известного в определенных кругах игротехника, обладающего редкой способностью ставить эксперименты на живых и (не)хорошо знакомых людях, Владимира Мацкевича лишь добавляет перчика в ситуацию.

Может ли быть в принципе создана в нашем государстве политическая организация подобного толка, чьи интересы она будет способна отстаивать и какой объем неприятностей/поддержки для существующей власти она сможет обеспечить?

То, что с завидной регулярностью ближайшие подручные действующего президента озвучивают необходимость создания новой КПСС, – не секрет. То, что почти синхронно эта инициатива отвергается обладающим незаурядным политическим чутьем батькой белорусов, – не удивительно. Под знамена сей конторы вполне можно было бы собрать почти всю отечественную бюрократию. Ибо до сих пор «молодые карьеристы» концентрируются в структурах не особо внятного БРСМ, старшие же их товарищи не ведают иной узды, кроме неписаного кодекса благонадежного «вертикальщика» («угадать, угодить, уцелеть»). Учитывая, что подавляющее большинство отечественной чиновной публики способны лишь исполнять роль трансляторов сверху вниз «барской воли», угроза изгнания из «стада» (или из «рая») вполне успешно дисциплинирует их всех. Специфика функционирования партийной иерархии, выносящей наверх не всегда тех, кто особо отличается в деле выполнения народно-хозяйственных планов, может реально внести разброд и шатание в ряды номенклатуры. Это Лукашенко пока не нужно: две бюрократии не прокормит даже он.

Одновременно грядущие (при любом сценарии развития российско-белорусской газово-нефтяной любви) нелегкие времена могут потребовать от «ближнего круга» предоставления хозяину и каких-то более экстравагантных (нежели сегодня) подтверждений его всенародной поддержки. Ведь не совсем этично неизменно покупать любовь масс исключительно за материальные блага, подбрасываемые к выборным годам. Пора научить белорусов, всё еще не вполне осознавших исключительность своего национального счастья, обожать вождя нации и за возвышенно-духовные достоинства: как-то за искреннюю веру в нужного Бога, за толерантность к иноверцам, за способность договориться где надо о хорошей погоде в конце концов.

Облик христианской партии официального покроя вполне понятен и в особых комментариях не нуждается. Это будет православная – в формате традиционного для местного ТВ почти родственного союза двух колоритных мужчин (президента и митрополита), «братско-славянская» и жестко авторитарная организация, способная творить всё то, что и так демонстрируют существующие (по шаблонам известной фирмы «Рога и копыта») любительские политические кружки, приносящие вполне профессиональные дивиденды своему активу.

Что касается перспективы создания христианской партии, не вписывающейся в придворные рамки, – это вопрос намного более интересный.

С конфессиональной принадлежностью «христианско-демократической» (в качестве рабочего наименования) партии практически всё понятно. Православным ортодоксам, за редчайшим исключением, демократия была не слишком нужна и в более свободные времена – 1990-е годы. Любой пытающийся противопоставить себя власти (особенно при нынешнем раскладе личностных симпатий промеж отечественными светскими и духовными иерархами) немедленно будет – в том или ином формате – предан анафеме. А «демократическая» составляющая наличной оппозиции и так уже давно набила здесь всем оскомину.

Католические проекты также вряд ли осуществимы. Режим уже жестко сыграл на опережение, поместив под суровый пресс не в меру самостоятельный Союз поляков. Нетрудно представить себе конфессиональный состав последнего, но давление на него, как можно догадаться, преследовало не единственную цель. Надо было продемонстрировать полную свою политическую отмороженность официальной Варшаве (это удалось, но с некоторыми издержками) и предупредить возможный рост активности структур Костела в Беларуси (это получилось вполне).

Исламские структуры – памятуя о лучших (почти покойных и еще очень живых) друзьях Лукашенко в арабском мире – будут спокойно решать демографические проблемы нашей республики и ждать своего часа.

Таким образом, оказывается, что идея конструирования возможных политических организаций «христианско-демократического» толка может побудить к активности представителей исключительно протестантской конфессии. Это подтвердилось и откровенным замешательством власти в конфликтной ситуации с церковной общиной «Новая жизнь». Очевидно, что таких верующих конкретно побаиваются. И на это есть причины. Протестанты крайне редко предают друг друга: случаи взаимного истребления ими друг друга в истории практически не встречаются; намного лучше известны войны православных с православными (особенно гражданские) и католиков с католиками. Протестанты отвергают любые модели централизованной организации. Каждая община обладает высокой степенью автономии, поэтому и для урегулирования ситуации с конфессией в целом потребуется большое число компетентных переговорщиков. Чем-чем, а «длинной скамейкой» квалифицированных исполнителей режим похвастаться никогда не мог.

Но «наши недостатки есть продолжение наших достоинств». Партию – в том смысле, в каком ее привыкли представлять постсоветские граждане (типа КПСС/КПБ) – протестанты создавать не станут. На самом Западе очень мало партийных структур кадрового типа (с жестким членством и сопряженными с ним обязанностями, с массой разнообразных обязательств), и протестантов (с их пафосной свободой личной воли) в организацию типа БНФ особо не заманишь. Протестантство – это, действительно, совокупность общин верующих, объединенных вполне определенным свободным выбором и особо чуткой совестью. Не более, но и не менее того. А в связи со всеми, даже самыми демократическими, партийными структурами РБ неизменно вспоминается анекдот о тульских оружейниках, не способных собрать ничего, что до боли не напоминало бы пулемет.

Так что партия протестантского духа, скорее всего, будет чисто избирательной. Хотя любой разумный человек и сам по себе на выборах ведет себя адекватно. Но до той поры, пока деятелям из избирательных комиссий комфортнее и выгоднее не пересчитывать голоса, а докладывать о перевыполнении спущенных сверху планов, ситуация кардинально не переломится.

Создание любой демократической протестантской партии до боли напоминает очередную организационно-деятельностную игру: с бюджетом (пусть и небольшим), с шумихой (если получается) в прессе и в высшей степени весомыми итогами, могущими стать заметными лишь после сканирования мозгов ее участников.

Хотя (в отечественных условиях) это тоже немало. Но даже при таком раскладе устроителям подобного организационно-политического шоу не стоит слишком обнадеживать себя. Об обмане других, сторонних речь даже не идет. Ибо игра как жанр не знает такого термина. Есть лишь правила и их нарушение. А человек имеет правила (и обязательства) лишь по отношению к равным себе. Так считал Ф. Ницше и, по-моему, подавляющее большинство нынешних здешних политических кудесников.

Но главный недостаток современной оппозиции в РБ заключается в том, что друг друга эта публика не переваривает в еще большей степени, нежели каждый из них «обожает» Лукашенко. Поэтому пускай будет еще и проект движения «христианской демократии». Ибо это по всякому лучше, чем созданный Чергинцом «писательский» союз.

Метки