Монстр подползает все ближе

Меньше месяца осталось до назначенного на конец ноября очередного саммита НАТО в Риге. Насколько известно, принятия эпохальных решений на нем не предполагается, хотя в повестку дня включены такие важные вопросы, как энергетическая безопасность, безопасность важнейших инфраструктурных объектов, нераспространение ядерного оружия и технологий и «замороженные конфликты» на постсоветском пространстве.

В России встречу в столице Латвии ожидают с беспокойством. Ибо, несмотря на все кардинальные изменения, произошедшие в мире за последние пятнадцать лет, она по-прежнему продолжает рассматривать НАТО как угрозу своей национальной безопасности. Североатлантический альянс фактически является олицетворением всех геополитических фобий российской власти. Одной из главных причин этого является расширение НАТО на восток. В конце 90-х Москве не удалось убедить блок не расширяться за счет государств Центральной и Восточной Европы, однако Кремль рассчитывал, что ему все же удастся избежать присутствия Североатлантического альянса в странах «ближнего зарубежья». При этом главной целью служило недопущение прозападной ориентации правительств этих стран.

Поэтому «оранжевые революции» в этом плане стали особенно сильным ударом по российской политике на постсоветском пространстве, и в настоящее время основной головной болью Кремля является перспектива вступления в НАТО Украины и Грузии, что уже в значительной степени спровоцировало ухудшение отношений с ними. Кроме того, опасения относительно возможной интеграции Молдовы в НАТО мешают России принять альтернативные известному «плану Козака» проекты мирного урегулирования приднестровского конфликта.

Украина

Действительно, высшее руководство страны не скрывает своего желания войти в состав блока. Можно вспомнить, что такое членство было одним из предвыборных лозунгов Виктора Ющенко во время президентской кампании 2004 года, и все время своего правления он весьма последовательно придерживался данной позиции. Более того, Киев получил серьезные авансы со стороны как самого альянса, так и ряда ведущих держав, в первую очередь, Соединенных Штатов. В сентябре минувшего года генеральный секретарь альянса Яап де Хооп Схеффер объявил о том, что НАТО готова начать с Киевом официальные консультации по поводу вступления.

Тогда предполагалось, что в ближайшее время будет объявлено о присоединении Украины к Плану действий относительно членства в НАТО (ПДЧ). Правда, тогда достичь этого не удалось, а затем начались парламентские выборы, результаты которых несколько ослабили беспокойство Москвы, поскольку победила на них Партия регионов Виктора Януковича, который не является активным сторонником вступления, да и социалисты относятся к такой идее весьма скептически, не говоря уже о ярых противниках НАТО – коммунистах.

Тем не менее, сейчас существует (хотя и не вполне ясно, действует ли) подписанный четырьмя из пяти парламентских партий Универсал, в котором зафиксирована необходимость перехода Украины к ПДЧ, причем не исключено, что он может стать реальностью как раз во время рижского саммита. Впрочем, там же устанавливается обязательность проведения по вопросу вступления общенационального референдума, а сегодня значительное большинство жителей страны высказывается против.

Однако, как показывает практика, слепо надеяться на украинского премьера тоже небезопасно. Буквально на днях Виктор Янукович в интервью Frankfurter Allgemeine Zeitung заявил, что стратегической целью Украины остается вхождение в евроатлантическое пространство, причем на вопрос, понимает ли он под этим именно членство, последовал твердый ответ: «Да. Эту цель никто менять не хочет».

Грузия

28 сентября в Нью-Йорке главы внешнеполитических ведомств стран-членов НАТО, приехавшие на сессию Генеральной ассамблеи ООН, обсуждая планы предстоящего саммита альянса в Риге, приняли решение о начале с Грузией так называемого «интенсивного диалога». Это важный момент, так как следующим шагом является уже получение страной статуса кандидата. Чуть позже сенат Конгресса США сделал символический жест, приняв резолюцию, в которой выразил готовность выделить 10 млн. долларов на поддержку вступления Грузии в НАТО.

Причем, если в Украине временами проходят многолюдные выступления не только против членства в альянсе, но даже просто натовских маневров на ее территории (достаточно вспомнить июньский шабаш в Крыму из-за прибытия туда молодых американских резервистов, чтобы помочь при подготовке украинской базы к предстоявшим совместным учениям альянса и его региональных партнеров), то в Грузии крестьяне-кахетинцы уже провозгласили на празднике урожая винограда первый тост за «интенсивный диалог».

По этому вопросу в стране сложился консенсус: вступления в НАТО хотят все – даже те, кто имеет об этой организации весьма туманное представление. Потому что независимо от того, насколько простыми или сложными видят в Грузии роль и назначение НАТО, за желанием объединения с альянсом просматривается простое стремление к безопасности. Грузины убеждены, что вхождение в состав НАТО ясно покажет России, что она больше никогда не сможет использовать эту страну Южного Кавказа в своих амбициозных геополитических целях.

Так что при сохранении у Москвы прежних настроений она имеет все основания быть настороже. Стоит отметить, что в России против расширения НАТО за счет Украины и Грузии выступает подавляющее большинство населения, в том числе и люди, по другим вопросам придерживающиеся чуть ли не прямо противоположных взглядов. В связи с этим любопытно познакомиться с их аргументацией.

Близкий к Кремлю эксперт Сергей Караганов, председатель влиятельного Совета по внешней и оборонной политике, рисует почти апокалиптические картины. Он полагает, что если будут «создавать реальную границу между Украиной и Россией (сейчас она практически существует только на бумаге да кормит на переездах коррумпированных таможенников), то гигантских проблем не избежать». Начнется борьба, которая, весьма вероятно, обернется кровью. При этом  миллионы семей будут разделены, и миллионы людей, которые сейчас работают по другую сторону границы, могут лишиться этой работы. «Конечно, Россия – не Сербия. Она выдержит дальнейшее расширение НАТО, хотя временно и ослабнет и будет вытолкнута в антизападные союзы. Многие российские политики потеряют желание играть в державу статус-кво. Надеюсь, они не сорвутся на конфронтацию».

Но «неизмеримо больший ущерб будет нанесен Украине. Она потеряет жизненно важного, хотя, может быть, и не всегда идеального партнера, который, тем не менее, никогда не причинял ей вреда и никогда не играл против нее. Пострадает и Запад, поскольку новая искусственная «дуга нестабильности» вдоль российско-украинской границы угробит идею союза крупнейших держав против новых угроз и возродит блоковое соперничество, пусть и в других формах. Если это случится, то проиграют все, кроме террористов и радикалов всех мастей» (День (Украина), 30.06.06).

С другой стороны, известный либеральный публицист Леонид Радзиховский убежден, что «если кому и нужно, позарез нужно, срочное вступление Украины в НАТО – то это московской политтусовке, той ее части, которая определяется как «силовики». Что-что, а вот это удесятерило бы их силы! Бей НАТО – до последнего либерала в Москве! Ради борьбы с НАТО свернем России шею назад. Лучшая защита от НАТО – ксенофобия. Ты против «третьего срока», значит, ты – за НАТО! … Если Украина в 2008-м вступит в НАТО, Россия сойдет с ума. Вступление Украины в НАТО отбросило бы Россию на добрых 25 лет назад – аккурат в объятия холодной войны» (Ежедневный журнал, 8.06.06).

Профессор же Дипломатической академии МИД России Игорь Панарин заявил безо всякой дипломатии: «А я считаю недопустимым вхождение в НАТО ни Украины, ни Грузии. Ни под какими предлогами!» (http://www.iamik.ru, 13.02.06). Считает, и все тут.

Как бы там ни было, надвигающееся вступление Украины в НАТО станет для России моментом истины. Можно согласиться с одним из ведущих политических обозревателей России Федором Лукьяновым в том, что «в этом будет практически заключаться самый серьезный вызов Москве за весь период отношений с Западом после распада Советского Союза...» (Asia Times, 01.06.06). А вот его утверждение, что «главная проблема находится не столько на практическом, сколько на идеологическом уровне...» (ibid), вызывает определенные возражения. Во-первых, Кремль беспокоит будущее своего Черноморского флота. Однако еще более важным, нежели сохранение базы в Севастополе, для него является ощущение, что, как и в случае Грузии, членство в НАТО навсегда выведет Украину из российской сферы влияния. Ощущение, надо признать, совершенно правильное.

По мнению украинских экспертов и политиков, страхи их российских коллег перед НАТО выглядит довольно странно, особенно на фоне активного взаимодействия с альянсом самой России. Неоднократно отмечалось, что России было бы выгодно иметь Украину как своего партнера среди стран-членов НАТО, прежде всего с точки зрения возможности влияния на процессы, которые будут происходить в НАТО, и недопустимости их направления против интересов российской стороны.

Что же касается Грузии, то здесь в качестве опасности представляется возможное нахождение сил альянса на грузинской территории. Кроме того, она может быть использована для размещения разного рода радиоэлектронных средств, а также военной инфраструктуры, которая в любой момент и очень быстро может быть заполнена натовскими боевыми частями (Независимая газета, 13.10.06). Вообще, страхи перед прямой вооруженной агрессией являются доминирующими в сознании очень многих представителей российской политической и военной элиты.

Например, уже упоминавшийся Игорь Панарин в своих фобиях, кажется, теряет чувство реальности: «Со стороны блока НАТО существует не просто угроза, а реальная угроза военной агрессии. Если посмотреть планы размещения военных баз, то их американцы планируют разместить в Румынии и в Болгарии уже в 2006 году, причем на тех же местах, где были расположены немецкие ударные части для вторжения в Советский союз в 1941 году. То есть, получается, что американцы как бы реализуют план «Барбаросса-2». При этом как-то забывается, что, во-первых, ни Болгария, ни Румыния с Россией уже не граничат, а, во-вторых, основной удар по СССР в 1941 году наносился отнюдь не с их территорий. Кроме того, даже если рассматривать ситуацию с чисто военной точки зрения, то у НАТО совсем не так мало войск и прочих средств ведения войны в соседней Турции, чтобы лишний раз провоцировать Россию, размещая их на Южном Кавказе.

Другая версия заключается в том, что приемом в свои члены Грузии альянс хочет предотвратить российскую аннексию мятежных частей грузинской территории – Абхазии и Южной Осетии – и вообще переход Грузии под контроль России. И хотя воевать западные страны за нее не собираются, но формально «зонтик» НАТО над ней все-таки будет (http://www.strana.ru, 28.09.06). Еще одна гипотеза – что под натовской крышей уже сама Грузия начнет силой возвращать утраченные земли. В ответ на это звучат воинственные заявления. Так, прокремлевский эксперт Вячеслав Никонов предупредил, что «если Грузия все-таки вступит в НАТО, она может забыть об Абхазии и Южной Осетии» (The Economist, 17.06.06).

Между тем пару недель назад председатель военного комитета НАТО генерал Раймонд Эно заявил, что НАТО не планирует вводить своих миротворцев в зону грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов: «У НАТО нет никаких планов заниматься этим вопросом. Мы рассматриваем отношения между Россией и Грузией как двухсторонние и не можем иметь прямого влияния на эти отношения» (http://www.politcom.ru, 24.10.06).

И вот генсек альянса Яап де Хооп Схеффер на минувшей неделе побывал в Москве, чтобы на самом высоком уровне успокоить Россию и подтвердить курс на развитие сотрудничества с ней. Он был принят не только министром обороны Сергеем Ивановым, но и самим Владимиром Путиным. В соответствии со своей задачей во время встречи с президентом гость стандартно отметил, что «Россия – великая держава, которая отвечает за многое в мировых делах, и ее присутствие по разрешению конфликтов незаменимо». По поводу же наиболее животрепещущего для России вопроса он пообещал, что на рижском саммите не будет принято никаких решений о дальнейшем расширении блока, и, соответственно, никаких приглашений не последует. Однако при этом он оговорился, что в будущем такое не исключается: «Наши двери открыты для новых членов».

Судя по риторике Схеффера, НАТО не намерена вступать с Россией в дискуссию и поддерживать конфронтационный тон, однако же не собирается в угоду Москве прекращать сближение с потенциальными кандидатами. Кстати, по некоторым сведениям, реальные сдвиги в отношении Украины и Грузии могут произойти через два года, когда завершатся полномочия нынешнего президента США Джорджа Буша. По слухам, он намерен перед уходом со своего поста добиться проведения внеочередного саммита НАТО, на котором эти его излюбленные «демократии» получат приглашения вступить в альянс. Как показывает практика, от приглашения до вступления обычно проходит примерно два года. Таким образом, где-то к 2010 году Москве, возможно, придется проглотить еще пару пилюль.

Как представляется, вместо привычного поиска врагов российской элите стоило бы задуматься, почему практически все ее европейские соседи так рвутся под крыло блока, который, по мнению Кремля, вроде бы уже полностью утратил смысл своего существования. К сожалению, складывается впечатление, что рецидивы имперского мышления, особенно обострившиеся в последнее время в связи с неожиданно упавшим на страну богатством, окончательно отбили у нее способность к критическому самоанализу.

Метки