Суд явно торопился?

Этот приговор был во многом знаковым. Дело в том, что после нашумевшего вильнюсского выступления известного оппозиционера Нистюка, где он, в частности, претендовал на некий конструктивизм, многие аналитики ожидали, что власть сделает реальный шаг навстречу ближнему или дальнему зарубежью. Это диктовалось логикой развития событий, ибо мало кто верил, что Нистюк по собственной инициативе пытался найти некий компромисс. Подобное было бы только очередной не самой умной авантюрой.

Однако столь быстрое течение суда над Змитером Дашкевичем сулило самое худшее, что и произошло. Следует отметить, что накануне все независимые от власти СМИ (государственные событие просто проигнорировали) и информационные сайты были сдержанны в оценках, словно чего-то опасались. Конкретный пример – Хартия-97, которая лишь констатировала, что приговор Дашкевичу будет вынесен 1 ноября, который до этого больше месяца (с 15 сентября) находился в следственном изоляторе ГУВД Мингорисполкома. Адвокат Дашкевича Александр Галиев объяснил, что причиной столь стремительного процесса (всего два дня) явилось то, что в суд не пришло большое число свидетелей. Дашкевич был осужден за деятельность от имени незарегистрированной организации, что еще раз напомнило суд над активистами «Партнерства».

Газета «Белорусы и рынок» предсказала возможное попадание процесса в Книгу рекордов Гиннесса отметив, что, по словам молодофронтовца Змитера Хведарука, защита Дашкевича заявила на суде о желании послушать 1 273 свидетелей. Такое большое количество (а среди них фигурировали известные белорусские политики, общественные деятели, например Александр Милинкевич и Анатолий Лебедько, писатели и поэты – Нил Гилевич и Владимир Орлов) необычно для судебной практики. Змитер Хведарук сказал, что активисты «Молодого фронта» обратились в польский филиал издательства Книги рекордов Гиннесса, чтобы этот факт был занесен в анналы истории.

Газета подчеркивает, что сама идея о допросе свидетелей представляется парадоксальной. Дашкевич обвинялся в руководстве незарегистрированной организацией. А плохая это организация или хорошая, Уголовный кодекс не интересует. Молодофронтовцы напомнили, что ранее трижды пытались зарегистрировать свою организацию в Минюсте. И убедились в невозможности придать легальный статус организации, принципы которой расходятся с идеологией нынешнего режима. Потому они считают, что этот процесс носит не юридический, а политический характер, и защищались также политическими методами.

Наверное, именно поэтому сам суд и был таким скорым.

Газета «Наша Ніва» на своем сайте разместила подробный фоторепортаж, из которого понятно, что возле здания Октябрьского суда белорусской столицы было очень жарко. Там собралось несколько десятков молодых людей, которые на деле доказали милиционерам, что они не смирились с тем, что их лидера судят в закрытом режиме. Там, в частности, говорилось, что на судебные заседания Змитер Дашкевич ходит с Библией и делает в ней какие-то пометки, а с почты деревни Малое Ситно звонил бывший руководитель «Молодого фронта», а ныне «химик» Павел Северинец.

Радио «Свабода» приводит слова отца Змитера Дашкевича Вячеслава. Никаких комментариев, на наш взгляд, здесь не нужно, поэтому просто процитируем радиостанцию: «Я недзе дзён дзесяць таму прыяжджаў сюды. Па кабінэтах судзьдзю не знайшоў, бо яна была недзе на справе. Але сакратаркі – яе, старшыні суду – катэгарычна адмаўлялі, казалі, што прысутнічаць можна толькі пасьля вынясеньня прысуду. – А вы ведалі, што ваш сын такі вядомы чалавек? – Што так – нават немагчымасьць застацца ў Амэрыцы. Я яму перад паездкай: заставайся там, цябе любая краіна прыме. А мне: «Тата, не пярэч мне. У мяне такі лёс. Я сьвядома выбраў свой шлях, дайду яго да канца».

Этот же источник после оглашения приговора приводит слова Александра Милинкевича, потому снова процитируем: «Гэты прысуд ня толькі не справядлівы, гэты прысуд усёй нашай моладзі. Гэта яшчэ адзін сыгнал Эўропе, якая думае: «А можа, раптам? Можа, трэба з гэтым рэжымам супрацоўнічаць? Можа, трэба прачыніць дзьверы?» Рэжым пляваць хацеў на гэтыя прапановы й сам не дэманструе ніякага кроку наперад. Абсалютна ніякага сэнсу няма зь ім сустракацца, супрацоўнічаць, пакуль хоць раз не прадэманструе, што спыняюцца палітычныя перасьледы».

Любопытно, что известный интернет-портал TUT.BY – одно из немногих белорусских СМИ, которое называет Дашкевича на русский манер Дмитрием. Практически все пишут Змитер.

Виртуальная газета «Салідарнасць» ссылается на мнение большинства правозащитников, которые считают суд над Змитером Дашкевичем не простым рассмотрением очередного дела конкретного человека, а символической расправой с идеей массовой организации молодежи, независимой от контроля государства.

Интернет-издание «Белорусские новости» акцентирует внимание на том, что «Молодой фронт» – незарегистрированная, но весьма активная демократическая организация, доставляет немало хлопот белорусским властям. Многочисленные акции, проводимые молодофронтовцами, – это фактически ежедневная забота правоохранительных органов. У тех, кто высоко над ними, кто отдает приказы, голова болит о другом. «Молодой фронт» и другие подобные молодежные организации – это угроза с перспективой. Если к «взрослой» оппозиции за десятилетие противостояния уже успели накрепко приклеить ярлык политических маргиналов и американских прислужников, то с активизировавшимся в последние годы generation next борьба только разворачивается.

Цель властей кажется простой – лишить организацию лидеров, без которых молодежь некому будет поднимать на борьбу. Сначала «Молодой фронт» остался без Павла Северинца, отправленного на «химию» по итогам выборной кампании-2004. В мае два года ограничения свободы за «злостное хулиганство» получил активист «Молодого фронта» Артур Финькевич, а еще одного активиста Павла Красовского подозревают в витебских взрывах, двух убийствах и изнасиловании.

Политически мотивированным сам процесс над Дашкевичем и приговор молодежному лидеру назвала посол США в Беларуси Карен Стюарт. На другое решение суда надеялся и посол Германии в Беларуси Мартин Хеккер.

Словом, рискнем предположить, что озвученным на католический праздник приговором всё не закончится. Защита уже заявила, что намерена его обжаловать, а это значит, что у власти есть еще одна возможность заявить о своей позиции. Или пойти на попятную, или еще раз проявить ненужную жесткость.

Метки