Газ душит демократию

В последнее время на различных международных мероприятиях высокого уровня российский президент все чаще демонстрирует не соответствующую его рангу «раскованность». Последним перлом такого рода стало его заявление на встрече с премьер-министром Израиля Эхудом Ольмертом: «Привет передайте своему президенту! Оказался очень мощный мужик! Десять женщин изнасиловал! Я никогда не ожидал от него! Он нас всех удивил! Мы все ему завидуем!» По этой причине состоявшийся в минувшую пятницу в финском городе Лахти саммит в виде неформального ужина, куда для обсуждения широкого круга вопросов был приглашен Владимир Путин, вызывал дополнительно несколько нездоровый интерес.

Отметим сразу, что опасения не оправдались, особо примечательных высказываний на сей раз сделано не было. Хотя, по свидетельству зарубежных СМИ, «время от времени слова Путина заставляли хозяев приема в недоумении опускать глаза в тарелку с супом из артишоков или поперхнуться запеченным на гриле гусем с розмарином, так как он давал понять, что не намерен выслушивать лекции европейцев о таких вещах, как права человека и коррупция» (The Financial Times, 23.10.06).

А ведь никогда еще европейские политики и чиновники не готовились к встрече с Владимиром Путиным так тщательно. Накануне встречи они демонстрировали весьма боевые настроения, обещая, что постараются своими неприятными вопросами испортить аппетит российскому лидеру. Так, глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу утверждал, что даже ради столь важного партнера, как Россия, ЕС не отойдет от своих базовых принципов, в том числе демократии, и пообещал напрямую потребовать от Путина ответов по поводу убийства Анны Политковской. Совет министров иностранных дел Евросоюза жестко высказался по российско-грузинскому конфликту. Спикер Европарламента Хосеп Боррель заявил: «Да, нам нужен их газ. Но русским нужны наши деньги. Они ведь не могут есть свой газ – им надо его продавать. Я бы не стал говорить о том, что мы от них зависим. Это взаимная зависимость. Я думаю, что Европа лишится всеобщего доверия, если она променяет права человека на энергетику» (Коммерсантъ, 21.10.06).

Мнение прессы было гораздо более скептическим: политики, мол, заслушаются рассказами Владимира Путина об энергетике и не зададут ему ни одного неудобного вопроса. И действительно, по мере приближения события настроения европейцев начали смягчаться, что засвидетельствовала состоявшаяся за час до ужина пресс-конференция того же Баррозу, верховного представителя Евросоюза Хавьера Соланы и финского премьера Матти Ванханена. «Как вы можете иметь дело с человеком, восхищающимся насильником?!» – поинтересовался у них по поводу приведенных выше путинских восторгов корреспондент британской «Гардиан». Ответ председателя Еврокомиссии оказался весьма примечательным: «Мы нуждаемся в прозрачных отношениях с Россией и намерены вести с ней честный, откровенный диалог», а его коллеги предпочли вообще не реагировать. Комментарии относительно других острых тем также были более чем политкорректны.

Теоретически все страны-члены ЕС имеют общие интересы: им хотелось бы, чтобы Россия была надежным поставщиком энергоносителей, союзницей в войне с терроризмом и борьбе с распространением опасных вооружений, чтобы было остановлено сползание к авторитаризму, чтобы Россия уважала суверенитет и независимость стран из общего окружения. Но реальность заключается в том, что единой европейской политики в отношении России не существует: по отдельным вопросам Британия, Франция, Германия и Италия тянут одеяло на себя, пытаясь добиться с Москвой особых отношений. Вот и в Лахти президент Франции разрушил фасад европейского единства, заявив, что спор между Россией и Грузией не должен стоять на пути развития долгосрочных отношений между Россией и ЕС. Как заметил один европейский дипломат, «Ширак просто сдал Грузию» (The Financial Times, 23.10.06).

По мнению эксперта по России из лондонского Центра европейских реформ Катинки Бариш, Европа должна признать тот факт, что все более уверенная в себе Россия теперь не желает равняться на европейские стандарты и ценности, как она делала, будучи политически слабой и экономически нестабильной после падения коммунизма (The International Herald Tribune, 19.10.06).

Такие перемены наглядно подтвердили и высказывания ряда высокопоставленных лиц на прошедшем в российской столице на прошлой неделе форуме Совета Европы «О будущем демократии». В частности, спикер Государственной думы Борис Грызлов убеждал иностранных коллег, что «попытки навязать демократию извне, помимо сомнительности с точки зрения международного права и легитимности, еще и неэффективны. К похожим результатам ведет не только навязывание, но и копирование без учета социальных и культурных условий».

Отсюда – уже в который раз – однозначно следует вывод, что в сложившихся условиях рассчитывать на жесткую постановку объединенной Европой перед Москвой «белорусского вопроса» не приходится. Насколько известно, в Финляндии он вообще не затрагивался. Таким образом, откровенное отсутствие у Евросоюза желания вступать в серьезное противостояние с Кремлем очевидно. Симпатии к белорусской оппозиции – несомненно, определенная поддержка, как моральная, так и материальная – да, но не в тех ситуациях, когда на кону стоят собственные жизненно важные интересы. Причем это ни в коем случае не упрек, это просто очередное напоминание, что в борьбе за демократию рассчитывать следует прежде всего на собственные силы.

Метки