Какие приоритеты мы выбираем?

В новом столетии политические и экономические процессы приобретают качественно новое наполнение. Конечно, многое переносится из прошлого, особенно в тех странах, которые находятся в транзитивной фазе. Столкнувшись с вызовами времени, проще всего вернуться в недавнее прошлое. Что и происходит сейчас с Беларусью. Наша раковина, в которую неономенклатура пытается опять всех загнать, является социалистической. По форме и содержанию. С разными странными «примочками».

Кандидаты на президентский пост на минувших выборах отличались друг от друга, причем существенно. Но у них, таких разных, было нечто общее. Они были акционерами разных частных компаний. Об этом никто из них ничего толком и не рассказал. Хотя это было бы необычайно интересно. Что так их занесло на наши странные частно-ассоциированные акционерные предприятия? Белорусские и не самые известные и прибыльные. Новая традиция? Непонятный тип поведения, когда частная собственность подавляется.

Так мы и живем. Строим очередной развитый социально ориентированный объект. Путаемся в понятиях и субстанциях, призываем электорат к очередному выбору в пользу «нео-социо-капитализма». Особенность выбора и состояла, между прочим, в том, что надо было понять: зачем всем кандидатам в наше будущее так необходимо быть акционерами? Что и какие приоритеты на самом деле выбирает общество?

Начнем с того, что любая экономическая система сравнима и сопоставима. Норвегия сопоставима с Новой Зеландией, а США – с Россией. Это не абсолют, но вариант. Беларусь может быть сравнима со Швецией или Голландией. Потягаться с такими странами? Рано. Хотя еще раньше мы «соревновались» с Литвой, и в советские годы это имело свой смысл.

Каждая страна имеет свою «лицевую» систему приоритетов. Многие из них похожи, да и просто совпадают. Есть цели столетия и цели тысячелетия. Простые люди часто не знают об этом, но догадываются. Конечно, мировое сообщество пытается благонамеренно избежать дисбалансов и разрывов в страновых направлениях. Если человечество не станет системно решать глобальные проблемы, то и жизнь одной «отдельно взятой страны» не будет стоить ни одного цента. А что делать?

Рассуждать и теоретизировать по поводу увеличения неравенства и нищеты в странах Севера и Юга? Эта тема требует своих авторов и аналитиков, равно как и политиков. Или выстраивать новую логику и логистику движения страны в будущее. Для Беларуси мы это сделали в 2005 году в специальном труде «Беларусь – дорога в будущее». Это, в «общем», в целом, в тенденции. Хотя что касается данного проекта, то там прописано многое.

Практика новых интеграционных систем дает интересные теоретические ходы, которые могут быть применены при разработке стратегии национального развития. Это относится в полной мере к Беларуси, так как страна не рассчитывает на членство в Европейском Союзе в ближайшие десятилетия. Конечно, с одной стороны, можно отговаривать себя тем, что Европа живет своей жизнью и они там не такие, как мы. С другой – мы сами пытаемся то посмотреть по-новому на Россию, то обнаруживаем необычное женское счастье в Иране. А также придумываем очередные мифы о своей внутренней и внешней политике.

Многое меняется в мире. Многие новые парадигмы вносятся элитами Европы и США в понимание направлений развития мирового сообщества. Пишется о многом: от техногенной эры до империй XXI века. Что-то напоминает сериалы о звездных войнах. Скоро будем придумывать и собственных рыцарей-джидаев? Но при этом есть и интересные разработки, о которых надо говорить и анализировать. Европа – первейший наш интерес.

Каковы новые ориентиры ЕС? Анализ документов и решений Союза свидетельствует о новой глубинной разработке целей сообщества. Этот документ носит название «Приоритеты для расширившегося Европейского Союза». К таким приоритетам относят 3 направления:

  • Завершение развития внутреннего рынка с целью создания условий стабильного развития с помощью мобилизации экономической, социальной и экологической политики. Это включает конкурентность, сотрудничество, качественное управление и защиту природных ресурсов.
  • Политический концепт «европейского гражданства», включающий пространство свободы, справедливости, безопасности, доступ к общественным благам.
  • Европа как «глобальный партнер» на основе ее ценностей в принятии региональной ответственности, обеспечении стабильного развития и вклада в гражданскую и стратегическую безопасность.

Что же важное можно видеть в этих приоритетах Европы в прикладном аспекте? Хотя и не только прикладном. Две позиции из трех, безусловно, могут входить в наши стратегические цели и приоритеты – «отмобилизованное» и конкурентное развитие, во-первых. Во-вторых, «гражданское» понимание политической платформы, которая тесно связана с экономической. Это пространственная свобода, справедливость.

Конечно, что касается свободы, то европейский вариант создания своего пространства свободы теоретически хорош. В практической плоскости многое выглядит иначе. Особенно в отношении постсоветских стран, которые шаг за шагом дискриминируются по самым простым позициям. Будь то проблема Калининграда или стоимость шенгенских виз для жителей Беларуси. Даже то, что в силу угрозы терроризма ведущие оплоты свободы и демократии вводят антидемократические правила и процедуры, уже само по себе предостерегающий знак для демократической европейской общественности. Сам принцип свободы в нынешней Европе очень часто ограничивается различными механизмами и предписаниями. И это не просто технические детали. Это субстанциальные проблемы Европы нынешнего столетия.

Как преодолеть эти вызовы и угрозы демократическому развитию? Не такой простой вопрос. В разных странах нынешняя бюрократия и государственная номенклатура становятся всё более интернациональными. Они представляют собой особый «Некоммунистический Интернационал» нового столетия. Их понимание демократии отличается от «простонародного». Того старого и привычного. Возникает ощущение, что потребуются новые демократические инициативы и новые механизмы защиты демократии и прав человека. Причем не только в Азии или Африке, но и в странах «золотого миллиарда».

Особый вопрос – справедливость, причем не только и не столько социальная. С ростом сложности общественных процессов, диверсификацией самих общественных отношений принцип справедливости меняется просто на глазах. Что было справедливо вчера, сегодня становится вызовом человеческому достоинству.

Несколько слов о Беларуси, точнее нашей эволюции восприятия феномена «справедливости». Если в 90-е годы разрыв в доходах находился на уровне 1:4 и чуть меньше, то сегодня не сами доходы, а их источники вызывают социальные и негативные психологические аттитюды. Так, например, не бизнесмены и предприниматели становятся негативистской группой в оценках значительной части населения страны с точки зрения восприятия их доходов и положения в обществе. В новом десятилетии отрицательное отношение вызывают два социальных отряда – чиновники и директора государственных предприятий. Они признаются самыми богатыми и самыми коррумпированными. Положение этих групп считается вызовом принципам справедливости, уважения достоинства человека.

Почему это важно для нас? Что касается справедливости, то для Беларуси данный ориентир является универсальным и «внеисторическим», что называется, по определению. Такова специфика развития общества в нашем недавнем прошлом и настоящем. Но это не означает бесконечного бега за справедливостью. Она нарушается, восстанавливается, опять нарушается. Конечно, необходимы механизмы достижения такой справедливости, и они не могут быть неизменными. Одно дело – специальные распределители при ЦК КПСС или ЦК КПБ. Другое – номенклатурные коттеджи под Минском, которые создаются специально новой бюрократической элитой.

Конечно, экономически оправданы и высокие доходы, и разрыв в потреблении между разными группами населения. Особенно это имеет место при формировании новых рыночных сил и новой экономической элиты. Что происходит сейчас и происходило в прошлые годы. Никто не собирается восстанавливать социалистическую справедливость. Распределять автомобили и дубленки через обкомы партии. Хотя именно такой вариант справедливости 20 лет назад считался органически присущим белорусскому и советскому обществу. Другого не знали и с ужасом представляли иные модели жизни. В сознании был хищный облик капитализма эпохи Маркса и Ленина. Этого было достаточно для резко отрицательного отношения к «западной» модели справедливости.

Вопрос также и в том, придется ли нам проходить через фазу первоначального накопления капитала? Как в XVIII или XIX веках, при колоссальной ломке ценностей человека, его жизни и места в обществе? Или можно найти иные варианты экономической и социальной модернизации общества? Может, сконцентрировать усилия на других приоритетах развития человека и общества? Не забалтывать такие понятия, как благосостояние, справедливость, уровень жизни. Какое благосостояние в обществе Беларуси, если покупка самой дешевой квартиры является экономической возможностью один раз в 40 лет? Если жилье переходит в разряд долговой ямы, из которой придется выбираться и после биологической жизни. По крайней мере, среди получателей кредитов на жилищные цели есть и такие соотечественники, которые не увидят в этой жизни завершение кредитной истории своей квартиры.

В ответах на эти вопросы и состоит качественное содержание разрабатываемой демократической научной мыслью новой концептуалистики белорусского социума в новом столетии. При этом надо исходить из того, что собственность и власть, распределение и накопление, доходы и уровень жизни уже не являются полем жестких социальных экспериментов. Опыт преобразований, существующий в мировой экономике, дает возможность найти необходимые и достаточные инструменты и способы решения сложных экономических и социальных задач. Не надо идти к новому через страдания и муки. Причем не творчества, а плохого социального проектирования, которое заменяется непрофессиональным социальным протезированием. Когда вместо лечения экономических и социальных болезней из больного делают инвалида специально для того, чтобы он ценил своих врачей.

Ряд решений осуществлялся в стране чисто интуитивно. Не без помощи «передовых ученых». И это носило характер проектирования таких моделей, как социально ориентированная экономика, социальный патернализм, экономическая субсидиарность. Решения в пользу такого выбора принимались в условиях нехватки времени в ситуации острой политической борьбы. При этом дело было не в рациональности решений. Более важным считался вопрос достижения власти. Получения рычагов управления страной. По этой причине в ряде стран именно экономика стала заложницей политического прожектерства или субсидиарного киллерства. И долго еще во многих странах придется разбираться, кто прав, а кто виноват? И что делать?

Взрывы общественного мнения по поводу плохого полисимейкерства будут не только в Венгрии. Негативное отношение к выбранным и проведенным вариантам экономических преобразований будет явно или скрытно проявляться. Если можно – исправляться. Либо спокойно, либо с социальным пафосом и в явно нервной обстановке. Можно десятки раз проводить «переприватизацию», перераспределять между экономической и политической элитами собственность и власть. Производительную и потребительную. Любую другую, дающую деньги и высокие доходы.

Такие процессы полным ходом идут в России. Она завет нас к себе рынком и доблестями «суверенной демократии». Зачем нам такой рынок. Подумайте сами. Если два самых удачливых миллиардера ушли с рынка? Роман Абрамович получил 13 миллиардов долларов. Уехал жить в Англию, ближе к любимому футболу. Оставаясь при этом и губернатором Чукотки. Михаил Ходорковский по воле российского политического класса (не всех, конечно) изучает комплекс тюремных наук. Что делает его идеальным политиком будущего. Самые успешные победители российского рынка покинули его. И мы должны внимать такому опыту? Идти в союзное государство с будущими схватками за раздел собственности в Беларуси? Ее последующий передел? И это притом что наши кандидаты в президенты имеют такие акции, таких предприятий! По поводу которых будут смеяться не только российские финансисты. Куры поднимут на смех наших нынешних политиков.

Как быть нам, гражданам Беларуси? Свой выбор мы делали совсем недавно, будем делать постоянно в долгосрочной перспективе. Именно по этой причине экономика заслуживает специального концептуального варианта рассмотрения ее развития. В формуле существования и формуле развития.

Что для этого необходимо знать? При всей взаимосвязи и взаимообусловленности экономики и социальной сферы надо принципиально отделять одно от другого. Как принято говорить в президентских кругах, отделять «мух от котлет». Экономика должна быть самодостаточным феноменом общества. Страны и государства. Являться и быть таким важным мотором жизни, который реализует стратегические задачи. Выполняет определенные, конкретные и сущностные цели.

Что же следует отнести к таким целям функционирования и развития экономики? Не просто хозяйства, а самой экономической системы как генома общества? Цели выстраиваются в определенную знаковую систему, логическую и ценностную матрицу. Ну а конкретно цели экономики Беларуси можно определить следующим путем.

Цели экономики:

  • Эффективность хозяйственных субъектов, их институциональная автономия, что гарантирует защиту собственности и экономической свободы.
  • Высокие темпы роста доходов и располагаемых возможностей.
  • Простота работы институтов экономики.
  • Надежность государственного управления.
  • Механизмы компенсации потерь от непрофессиональной деятельности правительства.
  • Экономическая и социальная безопасность в широком смысле.

Еще больший теоретический и практический интерес представляют приоритеты экономики нового столетия.

Выделим следующие приоритеты белорусской экономики:

  • Простота и надежность институтов рынка.
  • Качественная профессиональная экономическая политика.
  • Экономическая свобода и наличие векторов свободы у каждого субъекта деловой активности.
  • Новая и внятная налоговая система.
  • Быстрое развитие «экономики знаний».
  • Здоровая конкуренция целей и приоритетов экономической политики страны.

Мы приводим самые простые формулы, формулировки. Сложности возникнут при интерпретации формул. При их реализации. Но сами формулы надо найти, выделить, убедиться в их надежности и применимости. Убедиться и убедить. Себя и общество. Ценностные суждения и приоритеты субъективны и не могут давать «достаточную» картину действий. Надо понять, благодаря им, во имя чего и как? Но и этого недостаточно.

Естественно, что новизной экономической политики в новом столетии будет выбор системы оценок. Как и что оценивать? Что и как измерять сейчас и «потом»? Нельзя сказать, что мы начинаем эту тему с нуля. Определенные оценки и показатели в Беларуси используются. Называют 16 основных показателей. Вопрос не в числе или количестве выбранных измерителей состояния национальной экономики. Что-то можно изъять, а что-то добавить. Или необходимо нечто новое?

Да, именно новое и должно быть. Но сначала следует осмыслить происходящее и наши шансы на будущее. Может, просто адаптировать европейскую формулу, которую мы приводили в начале статьи? Кому-то это будет легче и удобней. Но не для всех. Сама Европа меняется быстрее, чем это ожидалось пару десятилетий назад. Румыния – член ЕС? Вот было бы переполоху на заседании Политбюро ЦК КПСС в 1986 году! Но именно так и получилось. Нет Чаушеску, нет румынского социализма. Нет и ЦК и КПСС. И многого другого.

Но мы-то остались. Остаемся и не перекладываем заботу о собственном будущем на другие страны. Или их сочетания. И наши приоритеты должны быть нашими. С этого и следует начинать развитие страны и общества в XXI столетии.

Метки