Ручное управление экономикой

Белорусская модель пока еще предлагает и даже гарантирует определенный уровень жизни. Более того, сложившаяся благоприятно конъюнктура вывела экономику на стадию бума: люди стали меньше сберегать и больше тратить, предприятия много инвестируют, все активно строятся так, что не хватает цемента и кранов. Однако, возможно, мы наблюдаем начало конца. Безусловно, закат (экономический спад) может быть долгим или не очень, болезненным или терпимым. Всё это зависит от ряда внешних обстоятельств (скорости их изменения) и гибкости белорусского руководства по созданию адаптационных механизмов.

Сама «белорусская модель» не содержит ничего экстраординарного. Энное количество неплохих заводов, развитая транспортная и энергетическая инфраструктура, высококвалифицированные рабочие и инженеры, неплохое географическое положение. В краткосрочном периоде все эти факторы могут работать, т.е. экономика будет что-то производить, продавать, создавать какую-то прибыль, используя сделанные ранее инвестиции. Для долгосрочного устойчивого роста нужны устойчивые рыночные институты, гарантии частной собственности, рыночная мотивация и конкуренция среди экономических агентов.

В середине 1990-х, когда в России в самом разгаре были структурные и политические реформы (приватизация, реструктуризация и пр.), а нефть и газ были в два-три раза дешевле, жесткая административно-командная система Беларуси остановила рыночные изменения в стране, в буквальном смысле «запустив заводы». Начался восстановительный рост (на базе имеющихся производственных мощностей). Рецепт того правительства был прост: экономика накачивалась деньгами, курс белорусского рубля стремительно снижался, издержки на производство телевизоров, продуктов питания или тракторов были низкими, физические мощности для производства были в наличии. Эта продукция была востребована российским рынком, который решал ряд серьезных проблем и не был избалован нефтедолларами. Белорусская экономика сильнейшим образом зависела от российского рынка, что наглядно продемонстрировал кризис августа 1998 г. Причем если в России курс рубля упал в три раза, и этого в принципе им хватило для начала роста своей экономики, то в Беларуси для поддержания конкурентоспособности и сохранения роста девальвация составила 5-6 раз.

Когда ситуация внутри страны вследствие инфляционной политики стала угрожать системным кризисом, на помощь пришла интеграция начала 2000-х годов. Дешевые нефть и газ из России придали новый импульс экономическому развитию. Более того, доступ на российский рынок вследствие создания единого таможенного пространства еще более расширился. Отсутствие пошлин делало белорусскую продукцию конкурентоспособной по цене в сравнении с рядом импортных аналогов. Россия стала главным внешнеторговым партнером Беларуси.

Сегодня мы наблюдаем совершенно другую ситуацию. С одной стороны, нефтяная и газовая рента позволили стране поднять зарплаты и пенсии, начать строительство, замостить мостовые. Однако рост цен на газ и нефть и пересмотр схем поставок существенно уменьшит маржу, с которой живет страна. С другой стороны, растущий уровень жизни в России и непрекращающийся поток нефтедолларов уменьшают спрос на белорусскую продукцию. Доля России в белорусском экспорте всё более снижается (почти в два раза по сравнению с серединой 1990-х), а сам белорусский экспорт становится всё более сырьевым.

В результате в 2007 г. Беларусь входит на стыке этих двух тенденций. Поскольку никакого страхующего слоя в виде частного сектора с его механизмом прибыль/убытки и личной заинтересованностью в снижении затрат и внедрении энергосберегающих технологий нет, а население и госпредприятия разбалованы тотальной субсидиарностью, дотациями и тем, что «государство в беде не оставит», белорусскому правительству не позавидуешь. Но при этом у него в буквальном смысле «развязаны руки». Под лозунгом «защитим Родину» можно как начать непопулярные реформы, так и совершать новые, совершенно бессмысленные и одиозные шаги.

Пока же мы наблюдаем совсем смешную (если бы не было так грустно) картину, когда белорусский премьер, как коммивояжер, ездит по регионам России и уговаривает местных губернаторов: «Купите трактор». То он продает «МАЗы» или телевизоры, то «разруливает» ситуацию с сахаром. Лично пытается торговаться по ценам на газ, пошлинам на нефть, по тарифам на перевозки. Другие крупные чиновники устраивают бесконечные недели и дни Беларуси в России с одной целью – сбыть белорусскую продукцию. Чем меньше Россия будет нуждаться в некачественной белорусской продукции, которая не соответствует требованиям нового технологического уклада или является просто сборкой из зарубежных комплектующих, тем более будет востребован белорусский премьер в российских регионах. Скоро начнет продавать картошку.

Печально другое. Те же «Горизонт», «Атлант», «Гомсельмаш», тракторный завод или велозавод отнюдь не являются крупнейшими белорусскими налогоплательщиками. Ими, если кто не знает, дающими 60-80% поступлений в бюджет, являются нефтехимические и металлургические заводы, предприятия концерна «Белэнерго», газовые монополисты «Белтрансгаз» и «Белтопгаз», нефтепровод «Дружба» и ликероводочные заводы. Захватывающий список.

Все остальные заводы в буквальном смысле производят отрицательную добавленную стоимость. У части заводов она пока еще виртуальна, при действующих ценах на энергоносители они еще сводят концы с концами. У другой части убытки вполне реальны. Часть предприятий плотно сидит на госпомощи. Большинство указов и постановлений об оказании материальной помощи тому или иному заводу, освобождении их от налоговых или таможенных платежей и пр. являются информацией для служебного пользования. Они закрыты, но известно, что объем этой помощи очень значителен. Именно против нее, кстати, и выступают отдельные российские производители, говоря о неравных условиях хозяйствования. В России такие постановления незаконны.

По мере увеличения в России поддержки собственных производителей и перехода на новый технологический и инновационный уровень развития конфликт между белорусскими и российскими субъектами хозяйствования будет только нарастать. Поскольку в Беларуси будут усиливаться две – взаимоисключающие, с точки зрения российских интересов, но естественные, с точки зрения Беларуси, – тенденции: протекционизма на внутреннем и внешнем рынках, с одной стороны, и желания купить дешевле и продать дороже на российском – с другой. Полисимейкеры Беларуси всё еще не могут осознать простейший факт: то, что Россия сможет производить сама, она будет производить, то, чего не сможет, – она будет покупать за рубежом. Белорусская продукция – от легкой и пищевой промышленности до машиностроения и станкостроения – перестает быть востребованной на российском рынке.

Весь секрет белорусской экономики сегодня заключается в этом тотальном перераспределении. Производство ради производства. Неважно, что воздух портится от загрязнений, неважно, что долг России за потребленные энергоресурсы растет, неважно, что люди получают небольшую зарплату. Неважно, что прибыль как главный критерий производства не создается. Главное, что все при деле.

По мере роста цен на импортируемые ТЭР убыточность белорусских заводов будет только увеличиваться.

Чем жестче будет позиция России, чем стремительнее будут падать цены на нефтепродукты на мировых рынках, тем больше будет налоговая нагрузка в Беларуси. Забрать и поделить – рецепт успеха давно известен. Только круг тех, у кого можно забирать, будет уменьшаться, а круг тех, кто претендует на свою часть пирога, будет расти. Автор не утверждает, что завтра, или в январе 2007 г., или даже в 2008 г. случится кризис. Кризисные явления будут нарастать. Постепенно.

Это будет происходить еще и вследствие демографических причин, часть из которых «естественна», а часть – «искусственна». Население стремительно стареет, и это т.н. естественная причина. Население страны стремительно вымирает вследствие плохого питания, некачественной медицины (плохое как диагностирование, так и лечение), алкоголизма. Еще одной т.н. искусственно вызванной причиной является ухудшение человеческого капитала страны. Молодежь стремительно уезжает из страны. Особенно грамотная, получившая хорошее профессиональное образование молодежь. Работать и зарабатывать становится всё труднее. Мотивация молодых меняется. Лучшие и активные уезжают – кто на Запад, кто на Восток. Неграмотная, не желающая работать молодежь остается и встает в очередь за какими-нибудь соцгарантиями.

Беларусь, с ее низкими коммунальными тарифами и высокими пенсиями привлекательна для пожилых и пенсионеров. Но у такой страны нет будущего. Уезжают и многие предприниматели, инженеры, представители директорского корпуса, для того чтобы испытать свои предпринимательские навыки в стране с другим деловым климатом.

В не очень отдаленном будущем получится так, что чем больше работаешь, тем больше ты платишь налогов. Налоговая нагрузка на тех, кто может работать и производить (как предприятия, так и индивидуумов) будет всё время увеличиваться. Ведь пенсии надо платить, надо содержать агрогородки и армию.

Но это всё будет послезавтра. А завтра наш премьер-министр опять поедет в Россию с предложением «купите трактор» (телевизор, станок, автобус). Со скидками, откатами и заверениями в братской любви еще завтра этот трактор, скорее всего, продадут.

А для предпринимателей введут еще один налог. Который оплатят те, кто придет на рынки приобретать их товар.

Метки