Уроки экономической теории. «Case of White Russia»

Ни в одной стране мира политики не любят экономистов. Собственно, нам такая любовь и не нужна. Мы не Коли Остен-Бакены, а они не Инги Зайонц, и добиваться от них такой милости необходимости нет. Правда, и тем и другим присуждают Нобелевские премии. Экономистам – за теоретические достижения в теории. А политикам – только за укрепление мира. Никакой теории, способствовали укреплению мира во всем мире – и нате вам!

Надо бы и спросить с кого-то: почему возникают такие ситуации, после которых следует миротворцев увешивать международными лаврами? Кто создает «это»: философы, социологи, экономисты? Или политики – хорошие и разные?

Творения рук политиков на каждом шагу. Новые дворцы и площади, общественно-торговые центры возникают по их воле. Иногда творческой, часто личной. Креативность политиков отрицать не следует. Они, случается, люди смелые и решительные.

К экономической действительности политики также прикладывают руку. Или много рук? Вот тут-то и возникает много вопросов. Часто это даже называют явлениями когнитивного диссонанса. О котором (последствиях) замечательно сказал Виктор Степанович Черномырдин: «Хотели, как лучше, а получили – как всегда». Беларусь не стала исключением. Более того, мы наблюдаем значительное количество парадоксов, которым должны завидовать прошлые и настоящие лауреаты Нобелевской премии. Естественно, в области экономики.

Часто легче оставить «за кадром» происходящее либо отозваться о нем как об аномалии. Или, как говорит о наших достижениях мой замечательный коллега, известный польский экономист, «имеют место определенные статистические показатели». Дескать, просто статистически нечто происходит, но само по себе и никакого отношения к экономической политике не имеет.

С ним можно согласиться, если вообще относиться скептически и иронично к нашей жизни и нашей экономике. Что часто наблюдается среди тех, кто считает себя самодостаточным. Не желает быть зависимым от общественной либо чьей-то другой точки зрения. Однако было время, когда мы жили в условиях кризисного сознания. Всё, что происходило или не происходило, вызывало у нас негативные оценки, и мы жили с ними. Как ослик Иа в мультсериале о Винни-Пухе. Такая жизненная философия не была случайной. На людей обрушился гигантский пресс, что десятилетиями или даже столетиями не испытывали многие страны. Скажем, Швейцария или Швеция.

Мы прошли через такие испытания. Именно по этой причине и можем быть более «подкованными» в вопросах жизненных трудностей.

Испытание трудностями сменяется испытаниями легких побед. Вот это и есть очередная напасть, которая навалилась на страну. Да, не только на нас, но и на Россию, страны нефтедобывающие и нефтеперерабатывающие. Люди воспринимают рост доходов как компенсацию на прежние годы лишений. Считают само собой разумеющимся и то, что ВВП увеличивается на 10%, а заработная плата – на 20%. Такой позитивизм не имеет ничего общего с экономическим реализмом.

Магия цифр роста вскружила голову и чиновникам. Вперед, к победе «белорусской экономической модели»! Любая критическая точка зрения воспринимается как враждебная. Даже в научной и околонаучной среде стали бояться нормальной аналитики, сомнений и самостоятельных позиций. Притихла официальная белорусская наука. Напоминает того молодого бойца, который под одеялом ночью ест присланное из деревни сало. Чтобы сослуживцы не видели и не попросили. Всё сам потихоньку и порешу.

Часть коллег-экономистов честно говорят следующее: «Нам платят по 500 долларов и выше. Это рента, и мы будем молчать». Они могли бы и иначе рассуждать о белорусской экономической модели. Но решили просто, как во времена Брежнева, делать вид, что согласны, и не спорить с окружением.

А то? Какую гордость можно испытывать за наши экономические успехи? А что мы придумали? «Свинтопрульную модель» экономики. Надо же, на зависть германцам и американцам прет себе под 10% ВВП, и никто не остановит. Такой официальный концептуализм хорош на один день. А больше и думать не надо. «Ведь с нами тот, кто всё за нас решит». И наши чиновники «группы Центр» шагают уверенно в ногу. Кто не в ногу – прочь с телеги. Что и происходит постоянно в правительственном обозе.

Гордость за собственные успехи не просто вдохновляет. Она придает особые свойства всей нашей действительности и описанием ее в печати, газетах, на телевидении. И действительно, кто мог бы сейчас потягаться с «прозорливой белорусской экономической политикой»?

Урок экономической теории №1. Что, например, цены? Российские Грефы и Кудрины не могут и процента сбить три года подряд, а мы сразу их, миленьких, так опустили, пуще, чем оппозицию. Притом что, к изумлению специалистов, энергоресурсы дорожали, нефть дорожала. Газ вздорожал врагам на радость. Но самое кудесное – заработную плату повышаем процентов на 20, а цены не растут. Инфляция идет по 0,3-0,5% в месяц. Всего с декабря по июль выросла на 3,6%. Т.е. почти стоит. Подтверждая тем самым тезис о настоящем постмодерне в практической белорусской экономической политике.

Урок №2. Но и на этом не остановились. Чудеса продолжаются. При 10,1% приросте ВВП и 20% приросте заработной платы мы начали качать инвестиционные мускулы. Да какие. Только с января по июль покупка машин, оборудования, станков и других «активных» инвестиционных товаров увеличилась на 54,7%. И это при росте общих объемов инвестиций на 36%. В стоимостном выражении.

Но эффект-то каков! Мало кто понимает, что мы стали техники и оборудования покупать и монтировать в полтора раза больше, нежели раньше. В стране происходит инвестиционный бум. С этого надо начинать наши отношения с иностранными инвесторами – не нужны они вообще в такой ситуации. Если только хотят быстро подцепиться к «белорусскому вагончику» и зарабатывать невиданные нигде в Европе деньги. Их капиталы не столь прибыльные. У нас – перспектива уникальная.

Перед встречей в правительстве западных негоциантов надо покатать по Минску в открытой машине. Впрочем, в любой. И пусть смотрят, какие мы возводим дома. На каждом шагу. Столько вообще не было в прошлые годы. Правда, стены неровные, краска лежит плохо, сделано быстро. Но это не беда. Строим и строим. Да и доходы немалые. Каждый метр – золотой.

Но, что цифры и агрегированные макроэкономические параметры? Они говорят нечто. Нечто о том, что стесняются произносить с кафедр белорусские профессора. Стесняются говорить об этом вслух. С тем чтобы не обвинили в попытках дискредитации чудесной экономической модели. Придуманной нами на пороге цивилизационных изменений. В период глобализации и новых общественных символов развития.

Урок №3. Теперь, внимание! Тем, кто изучал Марксову теорию стоимости и прибавочной стоимости. ВВП – это вновь созданная стоимость, и она обозначается (v + m). В 2006-м удачном экономическом году вновь созданная стоимость в стране выросла на 10%. То есть 0,1 (v + m) – это прирост ВВП. Всей его величины в чистом виде, так как к этой части еще добавляется вагончик налогов. Чтобы самые неискушенные знали: налог на добавленную стоимость – это выдуманный после Второй мировой войны довесок к ВВП. Своего рода нарост на здоровом теле экономики – это и есть НДС. Для чего и кому он нужен? Просто для того, чтобы заполнять бюджет.

Вторая часть наших рассуждений сводится к тому, что по нашим выдающимся результатам развития экономики «внутри» вновь созданной стоимости происходят чудесные превращения. Необходимый продукт, названный века тому назад великим германским экономистом (или английским?) Карлом Марксом, увеличился уже на 1/5, v – +20%, а прибавочная стоимость, идущая на накопление, – m – +36%.

Наша прибавочная стоимость столь велика и такая таинственная, что позволяет сказочно преображать известные экономические формулы. Она суперинтересна и обладает некой скрытой энергетикой. Это не просто вновь созданная, а и вновь «сверхсозданная» стоимость в масштабе всего общества.

Конечно, в данном теоретическом парадоксе нет ничего необычного. В любой стране были и есть статистические эффекты. Дело не в нерадивых экономистах с калькуляторами или таблицами отчетности. Это уже синдром жизни, когда наши показатели опережают любые передовые исследования. В том числе и по новейшим экономическим технологиям.

Как не удивляться тому, что посрамлены обычные представления о пропорциональности развития экономики. Дело в том, что, по мнению десятков тысяч экономистов, пропорциональность любой экономики является универсальным экономическим законом. В Бурунди или в Грузии. Значения не имеет ни название страны, ни время статистических замеров.

Урок №4. Примеров хватает. В нашей экономической данности в 2006 году, в первой его половине, на 12,6% вырос индекс физического объема промышленной продукции. Кстати, исчисленный по новой методологии, по динамике товаров-представителей. Более точной и правильной, как надеемся.

Одновременно при таком приросте физических объемов нашей промышленности перевозки созданных товаров и использованных ресурсов приросли всего на 9,9%. Это в тоннах. В общем весе, что называется. А в тонно-километрах прирост составил 7,1%. Производим больше, но перевозим грузов в весе меньше. Очевидно, быстро меняется стоимость сырья и готовой продукции и всё тут. Однако промышленники отчитываются о приросте на 12 пунктов. Транспортники – на 7 или 10.

Ладно, это не такой большой разрыв, он допустим. Но беда в том, что повторяется логика происходящего. И в кризисные годы, и в радостные. Может, и вправду, возили картофель и молоко и иную аграрную продукцию, которой вырастили на 6,9% больше. Тогда все цифры совпадают. Прямо как пару лет назад, когда основные агрегаты ВВП и отраслей были дифференцированными весь год. А к новому году они выстроились по одному росту – 6,8%. При такой синхронности даже ироничный комментарий неуместен. Это синдром нашей жизни.

А скажите, что делать профессиональным экономистам? Исследовать паранормальные явления. Наблюдать и наблюдать. В этом и есть чудесная сторона нашей жизни. Она дает возможность увидеть и необычайные перспективы. Доказать то, что классическая и модернистская экономическая теория не работает в нынешних условиях.

Урок №5. Мы приходим к новой точке отсчета в теории и практике. Мы – это страна и ее интеллектуальная составляющая. Неважно, что средний удой молока от одной коровы 2020 кг. Это не 10000 европейских килограммов на одну рогатую единицу. Это наше настоящее, родное и экологически оригинальное молоко. Мало, но даже при таком количестве залили данным продуктом Россию и вызываем у ее аграрников чувство зависти. А как иначе?

Подумайте, спокойно подумайте. При такой низкой производительности забросали соседнюю многомиллионную страну дешевыми молочными продуктами. Вызвали у них шок и привели в состояние экономического испуга. С нашими коровами с «двигателем 2,2» – это же экономическое чудо. Простое белорусское чудо. Вот о чем надо писать. Не о библиотеках, не о несовершенстве демократии в стране. Зачем эти мелочи? Прорыв в технологиях и экономической прорываемости наших коров грандиозен. Новый молочный кумулятивный снаряд, которым сразим под корень соседних аграрных лоббистов. Но и этого мало. Наша молочная победа происходит в условиях расцвета финансовой состоятельности всего родного сельского хозяйства.

Экономическим парадоксом является и то, что наше сельское хозяйство в миг стало высокорентабельным. Можете справиться в базе данных. Так, в 2006 году доля прибыльных предприятий (организаций) в промышленности – 72%. Это очень хороший показатель. Для нашей экономической истории – один из лучших за последние 20 лет.

Но промышленность остается далеко позади сельского хозяйства. Прибыльность наших аграрных предприятий и организаций составила все 92,7%. Это рекорд, суперпоказатель. Нечего вкладывать деньги в промышленный сектор, информатику. Прибыль растет лучше всего в колхозах и совхозах. Непонятно, зачем происходящее называть «возрождение». Как-то по-брежневски, по-номенклатурному. Нелогично получается. Мы его реанимируем, возрождаем, а оно уже сейчас пугает россиян и прибыльнее промышленности. Вот как справляется с делами аграрная номенклатура.

Нет сейчас в Беларуси более прибыльного, рентабельного сегмента экономики по сравнению с сельским хозяйством. Судите сами: в связи всего 90% прибыльных предприятий – и мобильники не вытянули отрасль. В строительстве – 81% прибыльных предприятий. Тоже ниже, чем в сельском хозяйстве, и это при такой чудесной стоимости 1 кв. м. Ну и что будем делать?

Пора брать учеников из Голландии или Дании. Датчане уже приехали и предлагают свое «свинство» у нас разводить. Вовремя постарались, понимают, что если пропустят, то никогда не найдут такого учителя, как наша экономическая жизнь. Наша экономическая политика.

Остальным – урок. Главный и важный. Из социализма мы не всё выжали. Даже и не приступили к обузданию той внутренней энергетики, которая была в нашей экономике. Точнее нашей политике. Она животворна и креативна. Делает чудеса, и именно по этой причине сделала нас уникальной страной.

Ну а что с экономической теорией? Да никто ее толком и не знал. Учили схоластически, преподаватели и тогда уже сидели «на ренте». Как надо, так и скажешь. А жизнь вон какая мудрая и умнее всех лауреатов Нобелевской премии. Но только в экономике, а не в политике.

Метки