Как стать оппозицией?

О том, чего нет

Год назад я написал об этом в цикле своих статей. Тезис звучал лаконично и просто: оппозиции нет, ей нужно стать «системной». Безусловно, масса людей, представляющих себя в ней, обиделись и пренебрегли этим моим тезисом как несвоевременным и неумным. Действительно, кто же тогда они – все эти люди, вышедшие на площадь, все партийные структуры, работавшие на «революцию», и, наконец, персоны, годами сражающиеся внутри своей группы за лидерство, за право, пусть ненадолго, но возглавить то, что они понимают под словом «оппозиция»?

Сразу хочу отметить, что личные взгляды этих людей вызывают безусловное уважение; то упорство, с которым они из года в год ведут неравную борьбу с «диктаторским режимом», также достойно самых высоких слов. Но…

Достаточно ли этого, чтобы называться оппозицией? Все ли понимают мотивы этих людей? Что конкретно они предлагают, и что хотят от них услышать? Сразу скажу, мне, человеку, который давно и долго лично знает многих из лидеров оппозиционных партий и групп, до сих пор они непонятны. Мне непонятны белорусские оппозиционные деятели именно как политики. Я не понимаю, что они хотят сделать в нашей стране. И есть подозрения, что я в этом не одинок. Отсюда следующий тезис: прежде всего нужно стать понятными.

Единая в чем?

Единый кандидат, единая оппозиция, единая программа. Три цели, поставленные западными политтехнологами, никогда не были и не будут достигнуты в Беларуси в том виде, в каком они задуманы. Прежде всего надо понять природу такой концепции. Кроме аргумента «во-первых, это красиво» и очевидного удобства финансирования западными фондами, ничего внятного не просматривается. И нет убедительного ответа на ключевой вопрос: почему это должно стать привлекательным для белорусов?

Мотив такой Конструкции, в общем-то, понятен: все политические силы, группы, люди должны объединить свои усилия в борьбе против диктатуры, за свободу, демократию и права человека. Но, создавая ее, никто не подумал, а будет ли эта идея понятна и принята избирателями. Сейчас уже ясно, что не понятна и не принята, потому что у избирателей, оказывается, совсем иные представления о свободе, демократии и правах человека. И многим более интересны экономические и социальные права, которые отстаивает действующий президент (если верить телевидению), и менее интересны политические, которые как раз и попирает всё тот же президент (если верить оппозиции). Чтобы опрокинуть эту конструкцию, не нужно было большого ума. Никто из избирателей не обладал представлением о ценности демократических свобод. Нужно было всего лишь государственной пропаганде разукрасить эту конструкцию черным цветом – вся оппозиция куплена Западом! – чтобы полностью извратить имидж оппозиции, превратить в маргинальных политических попрошаек. Что и было сделано с блеском.

Ошибкой оппозиционных лидеров власть воспользовалась в полной мере. Теперь, кто бы не появился и не сказал, что он против политики президента, он неизменно оказывался втянут оппозицией под ее «торговую марку» и под ту же марку – официальной пропагандой. Поэтому-то не смогли справиться с навязанным имиджем ни Леонов, ни Гончарик, ни Маринич, ни Фролов, ни Козулин. Любая попытка этих политиков как-то отстроиться, повести свою игру наталкивалась на яростное сопротивление «единой» оппозиции с одной стороны и «единственной» власти с другой. Справедливости ради надо заметить, что вышеперечисленные политики не очень-то пытались держать свою «торговую марку», в итоге скатывались в глазах избирателя в оппозиционную яму, дополняя имидж оппозиции, «купленной Западом», другим неприятным ярлыком – «бывшие, изгнанные из своего окружения президентом».

Дольше всех держался Козулин. Но и тот не выдержал напора не очень умных советников, и в результате вместо ожидаемого образа ректора БГУ, профессора в нашумевшем предвыборном телеобращении избиратели увидели неожиданный для них образ «отмороженного морпеха», по своей агрессии точно совпадающий с уже сложившимся телевизионным образом оппозиции. И вот что очень уж забавно получилось – единый кандидат от оппозиции Милинкевич в это же время выглядел румяным тишайшим профессором. Если стояла задача запутать избирателей, то, что уж говорить, удалось! Ну а Лукашенко на этом фоне выглядел скучно, но привычно и, что самое главное, понятно. Короче, был весь в белом…

Итак. Дело не в том, какие у вас взгляды, каким вы хотите казаться, дело в том, каким вас видят и понимают другие люди.

А люди понимают так: сборище неудачников без четких политических взглядов, готовых объединиться во что угодно, избрать лидером кого угодно, кроме Лукашенко, – всё ради западных денег.

Единая программа

Невыполнимая задача – придумать единую программу для либералов, нацдемов, коммунистов, социал-демократов, правозащитников и просто представителей гражданского общества – была решена предельно просто: отброшены идеи и идеологии – то, чем партии, собственно, отличаются друг от друга, оставлены только цели – борьба с диктатурой, с «преступным режимом Лукашенко», с самим Лукашенко персонально. Единая программа единой коалиции, уничтожив все идеологические отличия партий, уничтожила и сами партии в глазах избирателей. Когда коммунисты и «бээнэфовцы» в качестве представителей единой оппозиции пошли по квартирам агитировать народ против Лукашенко за своего любого ЕДИНОГО, стало понятно, что возможна только агитация «против». И она развернулась в полную силу и похоронила под собой все возможные позитивные предложения оппозиции.

Цель «свергнуть Лукашенко» совместилась с программой «как свергнуть Лукашенко». И больше никакая программа серьезно не обсуждалась даже внутри коалиции. Все забыли, что в политике нужны какие-то идеи, ими нужно захватывать умы масс, вести эти массы куда-то… Долой Лукашенко! – вот и вся идея, которую сумели донести избирателям. Вся политическая деятельность свелась лишь к оппонированию президенту. Стратегическая ошибка! Победить Лукашенко можно только ИДЕЙНО, а не ПЕРСОНАЛЬНО.

Могут возразить, что программы писались. Естественно, написаны. Либерторианец, по совместительству зампред ОГП, Ярослав Романчук чуть ли не в одиночку накатал целую государственную программу на 500 страниц. Может, и хорошую, но об этом знают только те, кто сумел дочитать, т.е. единицы. Да и могла ли быть написана единая программа для БНФ, ОГП и ПКБ?

Если политическая программа состоит из двух слов – это не программа, но если политическую программу нельзя пересказать в двух-трех словах, то это – тоже не программа.

Единый лидер

Мы всегда наблюдали борьбу за лидерство внутри оппозиции. И сейчас наблюдаем. И будем и дальше наблюдать, если останется существующее аморфное объединение под названием «единая оппозиция». Если бы среди них существовали противоречия только лишь на уровне личных амбиций, проблему лидерства можно было бы разрешить. Противоречия идейные, идеологические делают эту политическую пропасть непреодолимой на уровне личного признания лидером одной партии правоты или силы другого. Только выборы их могут примирить. В этом и суть демократии. Народ выбирает (не доноры, не политсоветы, не активисты), чьи идеи ему больше подходят, остальные же политические силы вынуждены мириться с выбором народа. Хотя редко соглашаются с этим выбором.

Поэтому лидеры и их партии никогда не договорятся о едином лидере. Тактически, вынужденно, на короткое время – да. Плод таких компромиссов – Гончарик и Милинкевич. И это всегда заведомо более слабые фигуры. Как только они выполняют свою функцию, их сметают, пожирают в первую очередь те, кто их и назначил. И вы думаете, что народ не чувствует «подлог», не понимает, что им предлагают вместо сильного лидера хорошего, но случайного человека? Но что значит в данном контексте «сильный»? Исходя из того, что короля делает окружение, фигура сильного лидера не может быть результатом тактического компромисса, фигура сильного лидера – эффект долгосрочного сотрудничества тех, кто ее выдвигает и поддерживает.

Хороший человек – не профессия! Просто хорошего человека не выбирают лидером нации.

С чего начать?

Прежде всего, забыть про искусственные предвыборные конструкции. Дайте себе возможность проявить СЕБЯ. Анатолий Лебедько никогда не успокоится, пока не станет кандидатом в президенты, Винцук Вячорка никогда не смирится, что кандидатом в президенты может быть человек, не думающий на белорусском языке, Сергей Калякин никогда не будет чувствовать себя комфортно в Страсбурге и Брюсселе, вдали от Кремля. Вспомните свои взгляды, идеи, которые вы защищаете, и вы поймете, как легко вам будет работать. Может быть, меньше станет помпы на западных приемах, но вы точно станете ближе к своим избирателям.

Главная ошибка заключалась в том, что неверно было определено, что интересует избирателя в первую очередь на президентских выборах. По социологическим опросам, ценности белорусов – стабильность, свобода, благосостояние, образование и т.д., короче, как и во всех странах. Но, выбирая лидера нации, народ голосует за… будущее, а не за настоящее. А если не видит будущее, голосует за настоящее.

Если вспомнить историю нашей страны, станет понятно, что главный вопрос для нас, белорусов: есть ли мы и будем ли мы как нация, как государство. Мы – объединенная нация или все-таки расщепленная? Мы – суверенное независимое государство или все равно обречены и растворимся в будущем в каком-нибудь Союзе? Мы всё еще не уверены в себе, и наши пожелания стабильности, достойного уровня жизни всё равно базируются на вопросах «как? где?».

Пытаясь хоть как-то идентифицировать себя, мы обманываем и себя и других. Выдумали зачем-то слово «толерантные». Да никакие мы не толерантные! Очень даже агрессивные и нетерпимые, и в первую очередь друг к другу, к чужому мнению. Если бы мы видели себя со стороны в дискуссиях! Каждый должен высказать свое мнение, даже если его нет, и облить грязью предыдущего оратора. Хуже всего, что мы начинаем поливать один другого, как правило, в присутствии посторонних – западных или восточных соседей. И вы думаете, что им это понятно? Вы думаете, что так кого-то можно убедить в своем единстве и сплоченности?

Надо понять свой народ. Если кто-то считает его недалеким и недостойным своих великих идей, ему нечего делать в политике.

Что получится?

Идей по политическому и экономическому обустройству не так уж и много. Если сильно упростить, их всего три. Прозападный путь – западные либеральные ценности, свободный рынок, демократическая форма правления, права и свободы личности, ориентация на стратегическое партнерство с Евросоюзом, сюда же легко укладываются идеи возрождения белорусов как исторически и культурно европейской нации. И совершенно понятно, что пальма первенства в отстаивании этих идей принадлежит БНФ и его сателлитным общественным организациям.

«Пророссийский» путь развития – постсоветские несформировавшиеся славянские, вперемешку с недораспавшимися имперскими, ценности, государственный капитализм, «управляемая демократия», права и свободы личности, сиюминутно модифицированные лишь под интересы государства, ориентация на стратегическое партнерство с Россией. Исторически близки этому «особому» пути развития наши коммунисты, значительная часть социал-демократов, бывшие номенклатурные деятели, часть промышленников, православная церковь и все славянофильские и русофильские сообщества.

Белорусский путь развития – самостоятельное независимое государство, по возможности не входящее в военно-политические блоки, с социально ориентированной рыночной экономикой, максимально интегрированное в экономические союзы в качестве транзитной и промышленной свободной экономической зоны, в идеале – нейтральная зона геополитических интересов Запада и России. Хотите вы этого или нет, в эту сторону осуществляет политический дрейф Александр Лукашенко, действующий президент, не имеющий никакой политической силы, кроме поддержки электората. Политическое устройство и тип экономики до конца пока не определены и не реализованы из-за отсутствия полного понимания такой модели будущей Беларуси.

Очевидно, что под эти пути развития и должны группироваться политические силы, очевидно, что эти пути развития и являются теми идеями, с которыми надо бороться за электорат. И, наконец, очевидно, что выразители этих идей будут поддержаны – каждый своим геополитическим центром. Во всяком случае им будет с кем работать. А то сейчас и работать-то не с кем – ни Западу, ни России. Ситуация доведена до абсурда – доноры между собой начали конкурировать за своих ставленников в оппозиции. А Россия с тоской наблюдает за всей этой тусовкой – ей не из кого выбирать, ее не обманешь визитами Милинкевича и Лебедько в Москву, и сдавать «свою территорию» Западу она не собирается, поэтому всегда поддержит Лукашенко. В этом и суть долгоиграющей политики действующего президента. Все играют в ЕГО ИГРУ.

Минимум 40 процентов электората ровно за год до выборов не знают, кого поддержать. Необходимо втягивать этих людей под свои знамена, и не за год до выборов, а постоянно. Власти дозволена большая роскошь – пользуясь геополитической и внутриполитической неразберихой, она весьма поверхностно, по ситуации, начертала эскизы идеологии государства, программы его развития, сформировала промежуточную персональную политическую модель и как ее производную – экономическую. Мобилизуя колеблющийся электорат, вы вынудите власть играть по другим правилам, вынудите ее сформировать свои программные принципы, заставите власть их выполнять, и тогда увидите, как будет меняться страна, независимо от того, кто ею будет руководить. Может быть, Лукашенко – политик с блестящей интуицией. Но интуиция может ведь и подвести…

Стать оппозицией означает понимать свой народ, осознать свои идеи, предложить свои программы и, самое главное, приступить к их выполнению. Лишь тогда можно рассчитывать прийти к власти. Если это не сделает кто-то другой.


Метки