Вовлечение обоих родителей в воспитание детей как мера демографической политики

Диспропорции в мужском и женском вкладе в потомство

В течение всего июня в Беларуси не прекращаются дискуссии вокруг государственной социальной политики и, в частности, вопросов демографии и поддержки семьи. Одним из важных направлений семейной политики и повышения рождаемости белорусские независимые эксперты видят вовлечение обоих родителей в воспитание детей. Изменение семейной политики государства пытается учесть значимость этого фактора для повышения рождаемости. В частности, парламентом рассматриваются изменения в Трудовом кодексе, которые предполагают отцовский отпуск по уходу за ребенком после его рождения.

Однако действенность этих изменений, с учетом того, что речь идет о неоплачиваемом, необязательном отпуске после рождения ребенка  в течение 14 дней (тогда как продолжительность отпуска по уходу за ребенком для того, кто осуществляет основной уход, остается одной из самых больших в Европе и мире – в течение 3 лет), вызывает сомнения. Чтобы понимать, в каком направлении должно развиваться вовлечение обоих родителей в воспитание детей, мы рассмотрим, почему эксперты считают эту меру очень значимой для демографической политики, а также обратимся к опыту стран, в которых высокие показатели гендерного равенства, в частности, в распределении обязанностей по уходу за детьми, приносят свои плоды в виде высоких показателей рождаемости.

Повышенное внимание к вовлечению обоих родителей в воспитание детей характерно для семейной политики скандинавских стран, и это опирается, в первую очередь, на теоретические разработки. Так, анализируя семейную политику стран Евросоюза для последующей выработки рекомендаций, датские исследователи А. Эйрнс и Т. Бойе приходят к выводу, что современные меры семейной политики, характерные для стран ЕС, касаются, прежде всего, того, «чтобы обеспечить женщинам доступ к рабочим местам, убирая барьеры, стоящие перед ними на пути к участию в рынке труда», но не затрагивают в должной степени очень важных вопросов «равенства в области семейных отношений и повседневных практик домохозяйств». Среди рекомендаций, которые они делают на основании своего анализа, в первую очередь звучит «введение, всеми государствами-членами Евросоюза родительских отпусков как для матерей, так и для отцов» [1].

Является ли эта рекомендация актуальной и для Беларуси? Для ответа на этот вопрос обратимся к цифрам. По результатам обследования бюджета времени, проведенного Белстатом в 2015 г., на ведение домашнего хозяйства белорусские женщины тратят, в среднем, 4 часа 36 минут в день, тогда как мужчины – 2 часа 17 минут. При этом на уход за детьми женщины тратят 32 минуты в день, когда мужчины – только 11 минут (расчет делается в среднем, сюда включены семьи, которые вообще не тратят время на уход за детьми). Таким образом, даже временная нагрузка по уходу за детьми на женщин в 3 раза выше, чем на мужчин [2].

Как же это отражается на готовности и желании иметь детей? По результатам опроса в рамках проекта Рефорум [3] в 2015 г., в котором сравнивались представления о реальном, идеальном для себя лично и идеальном для белорусской семьи в целом количестве детей, между мужчинами и женщинами разных возрастов были выявлены существенные различия. Если «кривые» реального количества детей у представителей разных полов, в целом, совпадают, то в соотношении личного и общего идеального, в зависимости от возраста, есть заметные различия. В младшей возрастной группе личное идеальное количество для женщин даже несколько выше, чем для мужчин (2,18 против 2,15). Однако с возрастом эта ситуация меняется коренным образом, и личное идеальное количество детей для мужчин начинает значительно преобладать над личным идеальным количеством детей у женщин.

Вовлечение обоих родителей в воспитание детей как мера демографической политики

Второй момент, который важно отметить: у мужчин личное идеальное количество детей практически идентично общему идеальному, у женщин желаемое количество детей заметно ниже, чем то количество, которое, по их представлениям, должно быть в белорусских семьях. То, что с опытом энтузиазм женщин относительно рождения детей значительно отстаёт от мужского, и то, что разрыв между личным и общим идеальным у женщин значительно выше, чем у мужчин, говорит о диспропорции во вкладе в потомство. Женщинам приходится прилагать значительно больше усилий для воспитания детей, и это снижает их заинтересованность в рождении последующего ребёнка. То, что возраст мужчины (и, соответственно, количество уже имеющихся детей) не сказывается на идеальном количестве детей для него, с другой стороны, вероятно, говорит о низком мужском вкладе. Эта диспропорция снижает репродуктивный потенциал семей и является барьером для увеличения рождаемости.

Помимо всего прочего, косвенным подтверждением низкого вклада белорусских мужчин в воспитание и уход за детьми является то, что для белорусов наличие партнера и стабильность отношений – далеко не самый значимый фактор принятия решения о том, чтобы иметь детей. Лидирующие позиции по значимости занимают экономические факторы: наличие жилья, размер детского пособия, а также такие макроэкономические условия, как стабильность экономики, риск потерять работу и уровень безработицы. В то же самое время, «риск развода/ разрыва отношений» – на 9 месте, «зарегистрированный брак» – на 10 месте, «отсутствие партнёра, одиночество» – на 12 месте по значимости (из 20 параметров).

По результатам исследования мы видим, что высокая нагрузка на женщин в рамках воспитания и ухода за детьми не позволяет семьям реализовывать свой репродуктивный потенциал. Тем не менее, несмотря на то, что отпуск по уходу за ребенком, который предоставляется до достижения ребенком 3 лет, могут оформить как матери, так и другие близкие члены семьи, только в единичных случаях отпуск берет отец. Для того, чтобы отец больше вовлекался в воспитание ребенка, существуют 2 группы барьеров.

Первая группа барьеров – экономические. Если родитель ребенка пользуется отпуском по уходу за ребенком, он теряет свою заработную плату, при этом получает пособие по уходу за ребенком, которое составляет 40% средней заработной платы по стране. Уровень заработных плат мужчин в Беларуси значительно выше, чем у женщин (по данным Белстата, номинальная начисленная средняя заработная плата женщин в 2017 г. составляла только 74,6% от заработной платы мужчин [4]). В этой ситуации очень сложно ожидать, что делая выбор, кто из родителей уйдет в отпуск по уходу за ребенком, семья предпочтет, чтобы это был отец.

Вторая группа барьеров – традиционные семейные роли и стереотипы, которые, как мы видели, проявляются в распределении фонда времени между мужчинами и женщинами. Существуют представления о том, что мужская роль в воспитании ребенка незначительна, материнской заботы и ухода, особенно, в случае совсем маленьких детей, вполне достаточно. Эта позиция противоречит результатам исследований в области когнитивного развития детей в младенческом возрасте, которые показывают, что повышение отцовского вклада в уход и воспитание уже с возраста 3 лет отражается на более высоких показателях когнитивного развития ребенка в будущем [5]. В случае Беларуси необходимы дополнительные усилия для изменения традиционных представлений и стереотипов.

Способны ли новые нормы трудового кодекса, включающие необязательный неоплачиваемый 14-дневный отпуск для отца, изменить ситуацию? Возможность такого отпуска не решает проблему ни экономических потерь в случае решения взять такой отпуск, ни стереотипов, вследствие которых уход за детьми, и особенно маленькими, – чисто женская обязанность. Для того, чтобы понять, какие меры могут способствовать вовлечению мужчин в воспитание уход за детьми, можно обратиться к опыту стран, где эти меры работают. Примером такой страны может быть Швеция.

Коэффициент рождаемости в Швеции – один из самых высоких среди стран западной Европы (1,88 детей на 1 женщину). При этом стране удалось преодолеть существенное снижение рождаемости в конце 90-х, когда в стране рождалось только 1,5 детей на 1 женщину. Однако даже в годы снижения рождаемости демографическая ситуация в Швеции в лучшую сторону отличалась от многих западноевропейских стран.

Скандинавские страны, и в частности Швеция, традиционно отличаются высокими показателями гендерного равенства. Шведская семейная политика направлена на предоставление обоим родителям возможности сочетания работы (или учебы) с воспитанием детей. Помимо отпуска по медицинским показаниям в течение 50 дней, который предоставляется матери, у шведских родителей есть возможность воспользоваться отпуском в течение 480  дней, 390 из которых родителю выплачивается пособие на уровне 80% его заработной платы (еще 90 дней родитель получает пособие 60 крон в день). По определению, отпуск 480 дней разделяется поровну между двумя родителями. И, несмотря на то, что по желанию семьи все 480 дней отпуска может взять или отец, или мать, пособие, привязанное к заработной плате родителя, снимает экономические барьеры для участия отцов в воспитании ребенка.

Помимо того, что отец может воспользоваться 240-дневным отпуском по уходу за ребенком с сохранением 80% своего дохода, в Швеции существует обязательный 30-дневный отпуск для второго родителя, который предоставляется в первые недели жизни ребенка параллельно с отпуском первого родителя. Эта мера, с одной стороны, облегчает уход за детьми в сложный период первых недель, а с другой – вовлекает отцов в воспитание и уход за детьми на ранних этапах, формируя соответствующие установки и практики.

Таким образом, вовлечение отцов в воспитание и уход за детьми, как показывают исследования и опыт стран, успешных в демографической политике, – действительно важное направление мер повышения рождаемости. Однако для распространения этой практики необходимо учитывать, какие барьеры существуют для её внедрения. Необязательный и неоплачиваемый отпуск для отцов детей не решает проблемы экономической целесообразности и традиционных установок, в соответствии с которыми львиную долю обязанностей по уходу за ребенком в Беларуси берут на себя матери. Отпуск по уходу за ребенком должен оплачиваться на уровне, близком к уровню доходов родителей, а также должен иметь обязательный характер для формирования у отцов соответствующих установок и навыков и изменения гендерных стереотипов. Примеры развитых стран, в частности, Швеции показывают, что такой подход к вовлечению обоих родителей в воспитание и уход за детьми может дать ощутимые результаты.

------------------

1. Исупова О.Г. Семейная политика в развитых странах // Демоскоп Weekly. 2016. № 701-702. URL: http://demoscope.ru/weekly/2016/0701/demoscope701.pdf.

2. Женщины и мужчины Республики Беларусь, 2016. Статистический сборник.

3. http://belinstitute.eu/sites/biss.newmediahost.info/files/attached-files/BISS_SA02_2016ru_0.pdf

4. Численность и заработная плата работников Республики Беларусь, 2017. Статистический сборник.

5. V. Sethna and others. Father–child interactions at 3 months and 24 months: contributions to children`s cognitive development at 24 months// Infant Ment Health J. 2017 May-Jun; 38(3): 378-390.