Сингапурский саммит: реальный прорыв или пиар?

Нобелевская премия для Трампа

Встреча американского и северокорейского лидеров, уже охарактеризованная некоторыми как «историческая», имеет шансы стать таковой. Но пока, похоже, не слишком большие.

Президент США Дональд Трамп и председатель Государственного совета КНДР Ким Чен Ын провели 12 июня на острове Сентоса в Сингапуре саммит. В преамбуле подписанной по итогам встречи декларации Трамп обязался дать гарантии безопасности для КНДР, а Ким подтвердил свою «твердую и непоколебимую приверженность плану полной денуклеаризации Корейского полуострова». Далее следуют четыре пункта соглашения:

1. США и КНДР обязуются установить новые американо-северокорейские отношения в соответствии с желанием мира и процветания народов двух стран.

2. Соединенные Штаты и КНДР будут совместными усилиями строить прочный и стабильный мир на Корейском полуострове.

3. Подтверждение Пханмунджонской декларации* от 27 апреля 2018 года, в которой КНДР обязалась провести полную денуклеаризацию Корейского полуострова.

4. США и КНДР взяли на себя обязательства по возвращению останков военнопленных, включая немедленную репатриацию уже идентифицированных.

Напомним, кризис вокруг ядерной программы Северной Кореи тянется уже почти четверть века. В первой половине 1990-х годов она заявила о начале производства плутония. В ответ США ввели санкции, на что Пхеньян пообещал «утопить Сеул в море огня».

Тогдашний глава Белого дома Билл Клинтон решил проблему достаточно быстро, отправив в Южную Корею 20 тысяч американских военнослужащих. Тем не менее, даже в период обострения отношений он не отказывался от переговоров с северокорейским режимом. Практически до конца 1990-х годов Вашингтон готовил сделку с Ким Ир Сеном, а затем Ким Чен Иром, в рамках которой предусматривалось формальное окончание войны и дипломатическое признание КНДР.

Это вполне устраивало Северную Корею, поскольку ее власти постоянно испытывали опасения, что их попытаются свергнуть внешние силы. Однако после прихода к власти в Америке Джорджа Буша-младшего переговорный процесс сошел на нет, а экономическое давление Вашингтона усилилось.

Современные угрозы Ким Чен Ына звучат практически так же, однако теперь у Пхеньяна уже есть ядерное оружие, и прежний путь – увеличение американского контингента на Корейском полуострове – может привести к непредсказуемым последствиям.

По оценке бывшего главы Пентагона Уильяма Перри, если в этой части мира начнется атомная война, погибнуть могут около 10 млн человек: «Под угрозой находятся Сеул и Токио, не говоря уже о самой Северной Корее. Кроме того, военный конфликт может задеть и Китай».

На данный момент угроза ядерного конфликта между США и КНДР, похоже, как минимум, отодвинута. Вместе с тем остается открытым вопрос, правильно ли стороны понимают намерения друг друга, и, соответственно, готовы ли они пройти свою часть пути для достижения продекларированных целей.

Как в Соединенных Штатах, так и в остальном мире появившиеся ответы на него оказались диаметрально противоположными, несмотря на то, что абсолютную расплывчатость формулировок совместного коммюнике никто не отрицает.

Критики утверждают, что Дональд Трамп, будучи первым американским президентом, который пошел на встречу с северокорейским диктатором, придал тому легитимности, которой безуспешно добивались его дед и отец, и при этом не получил ничего взамен.

Действительно, весьма убедительным представляется мнение, что нынешнему американскому президенту, уже порядком начудившему на международной арене, развязавшему торговые войны с крупнейшими партнерами, поссорившемуся с европейскими и североамериканскими союзниками, сорвавшему иранскую сделку и процесс ближневосточного урегулирования, отчаянно нужно подтверждение «эффективности» его внешней политики.

Тем самым он фактически поставил свою репутацию в зависимость от исхода дальнейших переговоров, и его задача заключается в получении хоть какого-нибудь результата, который можно было бы предъявить внутренней аудитории.

При этом на полную денуклеаризацию региона всерьез рассчитывать трудно. Крайне сомнительно, что после случившегося с Каддафи и со сделкой по Ирану северокорейский лидер согласится отказаться от своих единственных реальных гарантий безопасности.

В частности, существуют подозрения, что он может ликвидировать лишь те ракеты, радиус действия которых покрывает территорию США, но оставит достигающие Южной Кореи и Японии, а также Гавайи и Гуам.

Необходимо также иметь в виду еще один важный аспект: у западных спецслужб нет надежной информации о количестве имеющихся у Пхеньяна ядерных боеголовок и баллистических ракет. Так что даже если Ким согласится выполнять условия соглашения, будет очень сложно оценить истинную реализацию плана разоружения. Как следствие, эксперты считают, что для его реализации потребуется не менее десяти лет.

Кстати, один из экспертов-почерковедов, изучив подписи американского и северокорейского лидеров под документом,пришел к заключению, что подпись Трампа свидетельствует о его неуравновешенности, тогда как подпись Кима отчетливо демонстрирует, что глава КНДР не был искренним на этих переговорах, а свои истинные замыслы и цели тщательно скрывает…

Законодатели-республиканцы и консервативные аналитики выражают осторожный оптимизм. Однако, откровенно говоря, аргументация сторонников Трампа по сравнению с оппонентами большого впечатления не производит.

В то же время есть один фактор, который не позволяет напрочь исключить возможность достижения положительного результата, пусть и не самого кардинального.

Речь идет о позиции Пекина. Как утверждают китайские политологи, в основе совместного заявления лежал выдвинутый Китаем принцип «прекращение за прекращение», хотя напрямую на встрече он упомянут не был.

Данный принцип был сформулирован министром иностранных дел Китая Ван И 8 марта прошлого года. Суть его заключалась в следующем: Китай предлагал КНДР прекратить создание ядерных ракет, а США – проводить совместные с Южной Кореей военные учения. Это должно было помочь вернуть стороны за стол переговоров. Затем, вместе с денуклеаризацией и установлением мира на полуострове, предполагалось выработать план по установлению долгосрочного мира, при котором будут учтены интересы всех сторон.

Дополнительным свидетельством активного участия Поднебесной в разрешении кризиса является сообщение бывшего советника Владимира Путина, а ныне сотрудника Института Катона (США) Андрея Илларионова. Он процитировал секретную директиву ЦК КПК от 15 сентября 2017 г., где прямым текстом говорилось, что «если Корея настаивает на том, чтобы действовать произвольно (по своей ядерной программе – А.Ф.), наша страна дополнительно оценит такие действия и в одностороннем порядке введет конкретные карательные меры против высших руководителей Кореи и членов их семей» (курсив автора).

По мнению Илларионова, внезапная сговорчивость Кима объясняется именно совместным действием двух достаточно убедительных аргументов – реальной угрозой военного удара по Северной Корее со стороны США и более чем реальной угрозой конкретных карательных мер против высших руководителей КНДР со стороны Китая.

В таком случае шансы на успех сделки заметно повышаются, если, разумеется, Трамп своими нервными поступками в экономической сфере не испортит окончательно американо-китайские отношения. И кто знает, может тогда Нобелевская премия мира, на которую его заблаговременно выдвинули два норвежских депутата, не окажется столь уж недостижимой. Правда, делить ее придется с теми же китайцами.

-------------------

*Декларация саммита в приграничном пункте Пханмунджон, где встретились Ким Чен Ын и президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин. Стороны договорились не продолжать войну на Корейском полуострове, вместе строя «новую эру мира», а мирный договор между Кореями подписать до конца текущего года. Кроме того, Северная Корея пообещала соблюдать достигнутую договоренность о совместном решении вопросов, связанных с проблемой воссоединения семей, разлученных после войны, о начале работы по соединению железных и автомобильных дорог Севера и Юга, а также о полной денуклеаризации полуострова.