Что стоит за кадровыми изменениями в руководстве ОО «БРСМ»?

Процедура смены руководства выглядит как неожиданная опала

30 мая 2018 г. в Минске прошел 43-й съезд ОО «БРСМ». Несмотря на то, что на съезде подводились итоги работы организации в 2015-2018 гг., а также произошла смена руководства, включая и первого секретаря, мероприятие получило весьма скромное информационное сопровождение. Пожалуй, основным пиарщиком выступил через несколько дней президент Александр Лукашенко, прокомментировавший 2 июня результаты съезда, а также ожидания власти от нового руководства организации.

За сухой формулировкой «подведение итогов работы за 2015-2018 гг.», безусловно, скрывалось снятие с должности уже бывшего первого секретаря Андрея Белякова, триумфально избранного на свою должность в январе 2015 г.

Очевиден и факт некоторого чрезвычайного характера съезда. Предыдущие – 41-й и 42-й – проводились зимой (в декабре 2011 и январе 2015 соответственно), а также значительно шире освещались государственными СМИ. Кроме того, наблюдается небольшое нарушение п. 6.1 Устава организация: съезд должен проводиться не реже одного раза в три года, поэтому были все основания ожидать проведение съезда зимой 2017-2018 гг. Необычный характер 43-го съезда по сравнению с двумя предыдущими подчеркивало и отсутствие президента А. Лукашенко. Правда, приветствие от него участникам съезда зачитала глава Администрации президента Наталья Кочанова.

На самом съезде первым секретарем был избран мало кому известный даже в кругах ОО «БРСМ» Дмитрий Воронюк, который, как ехидно отметил телеканал «Белсат», «за тридцать один прожитый год ни дня не работал. Если не считать работой, конечно, членство в БРСМ»[1]. По сравнению с биографией Андрея Белякова, который все же стал первым секретарем ЦК с должности второго секретаря ЦК,  биография у Дмитрия Воронюка достаточно непрезентабельная. Свою нынешнюю должность он занял с должности первого секретаря Минского областного комитета ОО «БРСМ»[2].

Вместе с первым секретарем была заменена значительная часть руководства  ЦК, однако эти кадровые изменения практически не нашли свое отражение в информационных сообщениях. Вторым секретарем стал выходец из БНТУ Олег Дикун, секретарем ЦК утверждена Александа Гончарова (и.о.  с ноября 2017 г.), секретарем ЦК Юлия Зиневич (из Минского горкома ОО «БРСМ»), председателем Центральной контрольной комиссии переизбрана Светлана Петрашкевич.

Примечательно, что ничего не сообщается о возможном трудоустройстве Андрея Белякова, который является по совместительству еще и членом Совета Республики. Его предшественник на посту секретаря, Игорь Бузовский, в 2014 г. был отправлен на повышение, став заместителем Главы Администрации президента.

Безусловно, послужной список новых руководителей не производит никакого впечатления (впрочем, аналогичное можно сказать и о предыдущем руководстве). Наверное, только ленивый не критиковал ОО «БРСМ». Часть этой критики 2 июня озвучил и Александр Лукашенко: очковтирательство и формализм (то есть, раздутое пассивное членство, показушность и формализм значительного количества акций, зависимость от государственного финансирования при многолетнем планировании выхода на самообеспечение); сведение работы к акциям (отсутствие системности и, как следствие, доверия со стороны общества, а особенно со стороны молодежи); незначительный вклад в формирование кадрового резерва (тесно связано с формальностью членства в БРСМ и деятельностью организации).

Подобные претензии высказываются по отношению ОО «БРСМ», пожалуй, на протяжении всей истории существования организации. Представляется, что и сами власти понимают ограниченный потенциал БРСМ. Никакой принципиально новой (да и вообще сколько-нибудь внятной) программы действия новый первый секретарь не сформулировал. Сама процедура смены руководства выглядит как неожиданная опала. Безусловно, в таких закрытых политических системах как белорусская очень сложно точно выяснить причину опалы того или иного руководителя, тем более, что открытой критики против Андрея Белякова на съезде не прозвучало. Косвенно причину озвучил Александр Лукашенко, который поручил своей Администрации начать тесную работу с ОО «БРСМ». В свете существующих реалий это поручение выглядит более, чем странно. В структуре Администрации президента существует отдел по работе с общественными объединениями, непосредственно курирующий деятельность крупнейшей молодежной организации страны.

Можно осторожно предположить, что ротации в руководстве ОО «БРСМ» и фраза президента о необходимости тесной работы между его Администрацией и молодежной организацией, связаны с назначением 5 апреля 2018 г. нового заместителя Главы Администрации президента Владимира Жевняка, который в настоящее время курирует идеологическую работу в стране[3]. Если это так, то отстранение Андрея Белякова связано с продолжающейся зачисткой идеологической вертикали от людей бывшего куратора идеологической работы – Всеволода Янчевского. К сожалению, в условиях отсутствия точной и достоверной информации мы можем только строить догадки. В одном нет сомнения – сколько бы Александр Лукашенко ни критиковал ОО «БРСМ» и не переставлял руководство организации, принципиальных изменений в ее работе ждать не приходится.


[1] http://belsat.eu/ru/in-focus/komu-nuzhen-brsm/

[2] Справедливости ради следует отметить, что в 2015 г. по итогам 42-го съезда он был избран секретарем ЦК (http://brsm.by/news/brsm-vozglavil-andrej-belyakov/), но, по-видимому, не сработался с А. Беляковым и был отправлен в Минский обком. Факт его, пусть и кратковременного, нахождения в должности секретаря ЦК практически не находит отражения в распространяемых СМИ версиях биографии.

[3] http://nmnby.eu/news/analytics/6590.html