Российский синдром

Сразу после президентских выборов, едва успев расстаться с образами нашей политической действительности, в дискуссиях с российскими коллегами пришлось столкнуться с такими императивами. Будет ли проводиться в 2006 году референдум по созданию союзного государства? Реально ли введение в Беларуси в этом году российского рубля?

Мы сами по себе рефлексируем по поводу, и без оного, о судьбах страны и ее политической элиты. Россияне также сами по себе: когда придете к нам? Что мешает? Зачем тянете резину?

Это же надо, все стремятся куда-то вступить и стать членом европейских структур, а мы туда не можем. А не туда не хотим. Хотя раньше что ни день, то говорили о нашем стремлении слиться с Россией в экономическом и политическом экстазе.

Практицизм суверенной демократии

Свершилось интеллектуальное действо, и российская партия власти наконец-то нашла эликсир любви к своему настоящему. Называется он концепция «суверенной демократии». Ну просто чудо. Замечательно то, что не только мы становимся социальными изобретателями. Мы изобрели модель белорусской государственности и свою кейнсианско-патерналистскую экономику. Они – политологическую макромодель – «суверенная демократия».

То, что происходит, – замечательно. Период неполноценности белорусской и российской элиты постепенно заканчивается. Нефть и высочайшие доходы от ее продажи на мировом рынке наддали куражу и нам и им. Надо сказать, что славянские изобретения имеют давние традиции. Больше всего умиляет такой феномен – проект, который был еще в начале прошлого века. Назывался он «свинтопрульный пулемет».

К одному из будущих генеральных конструкторов явился чудо-изобретатель, который горел желанием помочь русской армии изобрести контроружие против ядовитых газов. Говоря современным языком, создатель «антихимического» оружия. Его главная идея заключалась в том, чтобы к каждой пуле приделывать моторчик и винт сзади. После того как такие пули будут выпускаться из пулемета, они, жужжа моторчиками, сразу ядовитое облако газов перенаправляют от русских окопов к немецким. Или к любому другому противнику.

Такой «свинтопрульный» («прет с винтом») проект – дитя нашей славянской «чудости» и непревзойденной талантливости. Если придумаем, то такое, что все присядут. Или сядут и рот откроют. Такие суверенные демократии, которые партия чиновников «Единой России» изобрела для личного пользования, могут быть использованы во всех частях мира.

Нам по душе такой богатый и щедрый подарок. Но восстановим истину и правду. То, что происходило и будет происходить в белорусской политической и иной действительности, и было всегда «суверенной демократией». Просто мы этого слова не знали. Мы чуть-чуть не дотянули до такой прелестной штучки, цены которой нет в перебранке с Западом и другими заморскими недоброжелателями.

Теперь что? Они нам меморандум или заявление? А мы им хлоп по лбу – ответ! Чего кричите, читайте на воротах: «суверенная демократия»! Это наша родная, исконная в поту и слезах найденная демократия. За нее и стоять будем, пока не застоимся. То есть до очередного застоя.

Неономенклатура двух стран постепенно приходит к новоязу, адаптируется к новым условиям рынка и мнимых демократических ценностей. Прошел испуг от первой демократической волны. Вторую волну вообще сделали «тише воды, ниже травы». Или наоборот? Где там Явлинский или Хакамада? Одного совсем не видно, как Плутона. Вторая только и допускается, что к спорам возле телевизионных барьеров.

Наши белорусские демократические персоналии вообще затерялись среди деревьев. В лесах и полях проводятся маевки и встречи последней волны демократических фигур. Пора сделать собственную телеигру «Последний герой». Бывших посланцев новой жизни. А то они, как привидения, где-то на Западе с кем-то встречаются. Дают интервью и готовятся к новым историческим свершениям. Иногда мелькают в печально-черных костюмах на приемах и брифингах. Но что с того?

Им также надо готовиться к новым жизненным условиям. Пора дерзко и радостно крикнуть: «Мы за суверенную демократию»! Мы всегда ее так и представляли. Белорусский суверенитет + демократия. Это россияне украли наши ценности и гуманитарно-вербальные драгоценности.

Такой подход не будет незамечен. И действительно, исконные демократы Беларуси всегда стояли насмерть за две ценности: Суверенитет и Демократию. Никто не сможет опровергнуть! Доказательство тому – Зенон Позняк, который из-за суверенитета вынужден до сих пор быть там, где не знают суверенной демократии, а лишь обычную. Не суверенную. Да и какая в странах Евросоюза суверенная демократия? Сломались они на обычной, а потом и суверенитет стали постепенно прятать в неизвестные места в брюссельских кабинетах власти.

Конечно, обвинить в заимствовании надо. Поставить придумщиков из соседней страны на место. Указать, кто прав, а кто «просто так». Компиляторов – к гвоздю. Нашему, крепкому, белорусскому. А то что происходит? То Путин всё хорошее заимствует у Александра Григорьевича (вертикаль, контроль, управляемость экономики, социальную ориентированность), то правительство российское переписывает наши документы и идеи берет втихомолку. Они сами ничего придумать не могут. Разве что футболистов покупать? Или на горных лыжах кататься? А мы стараемся и стараемся, придумываем и придумываем. И всё для них? Хотя горные трассы сами для себя построили. И катаемся туда-сюда. Под Минском и никакие Швейцарии с Австриями нам не нужны.

Славянская конвергенция – наше новое коромысло

Действительно концептуальная ограниченность российском элиты уже видна даже плохо вооруженным взглядом. Что это? Зрение стало ухудшаться? Нанюхались нефтяных паров, и всё остальное в экономической и политической сферах стало малозначительным? Сами собой загордились на фоне золотых рек от экспорта?

При этом стали и нами понукать. Начали пугать новыми тарифами на газ, денонсацией договоров. Странности какие-то. Кремлевские аномалии.

Нет и не было у России в последние 15 лет более терпеливого и преданного друга, чем Беларусь. Кстати, вообще нет у России ни одной поистине дружественной страны. Такова ее судьба и ее нынешняя геополитическая данность. Из «славянского треугольника» без Украины получилось странное и неудобное сооружение – славянское коромысло. Хотя кому как! Коромысло – штука удобная, с ним по воду ходить можно. Да и частенько бабы славянские этим самым коромыслом учили уму разуму всех, кто под него подвернется. Может, и пригодится в таком качестве это наше славянское коромысло. Будем с ним ходить по нефть и газ. Вместе, рядышком и обоюдно. С совместным, а не разделенным интересом.

Что же будет происходить в отношениях России и Беларуси? Рост экономического сотрудничества идет как-то странно. За время усиленного единения мы стали продавать на запад, а реально в страны ЕС, уже 50% всех вывозимых из Беларуси экспортных товаров. Доля России как покупателя белорусской продукции снизилась до 1/3. Чего никогда не было в нашей совместной экономической жизни. Всё меняется не в пользу интеграции. Не в пользу союзного государства. Да и какое строительство, когда таких свиней подкладываем друг другу.

Пора честно сказать следующее: более глупых партнеров среди дружественных стран, чем славянские, трудно найти. Судите сами, мы должны помогать друг другу. Делать более удобными наши отношения и экономическое сотрудничество. Но что получается?

В отношениях Беларуси и Украины сплошные антидемпинговые угрозы. Своей родной и близкой соседке мы с радостью продавали в 90-х годах рубероид, искусственный мех. Простыми спичками обеспечивали майданы и не только их. И чем закончилось всё это? Нам стали вменять демпинг. Спичками и рубероидом мы стали угрожать украинскому рынку. Представляете: соседка соседке грозит пальцем из-за спичек.

Ничего не скажешь. Чуть не развалили украинскую экономику белорусским искусственным мехом и спичками. Накрыли до темноты фирмы и корпорации белорусским рубероидом. И это маленькая и скромная, я бы даже сказал, застенчивая страна. Такой бы и была. Спасибо Александру Григорьевичу – он страну постепенно от застенчивости вылечивает. Мы теперь расправили плечи и делаем такое! Что же именно?

Теперь мы засахарили Россию. Тоже ее пуганули как следует. Сделали это классически красиво, как в мексиканском сериале. А дело обстоит таким образом.

Следите внимательно за ситуацией. Такое не повторяется. Наше правительство дает 100 очков вперед любому умному бизнесмену. Например, было у нас в 2004 году всего два клиента – Россия и Эстония. Большому соседу продали за год 370 тысяч тонн, а маленькой, либеральной, рыночной и независимой Эстонии – 10 тысяч тонн. Казалось бы, ничего удивительного, страны отличаются размерами своего потребительского рынка.

Но наши сделки имели выборочный характер. Точнее, они не соответствовали рыночным аксиомам. Два года назад Эстония покупала белорусский сахар по 28 центов за килограмм, а россияне, которые находятся с нами в одном экономическом и братском союзе, – по 44,2 цента. Относительно дороже, но и это не останавливало наши поставки и российские покупки. Наши экспортные цены даже в таком стоимостном выражении были низкими для российского производителя-конкурента. Это и есть часть сахарной аномалии. На этот раз совместной. Дальше – больше.

Кстати, эстонцев сейчас «лечит» ЕС. Мы им столько дешевого сахара продали, что они вошли в свою унию со сверхнормальными запасами. Теперь получат штрафы со стороны Евросоюза. Нового президента избирали, думали, что отобьется от этих штрафов. Ох, как, интересно, мы им продали столько сахара? Долго они нас помнить будут. А это всё им «Европа», да «Европа». Хотели в Европу, а получили проблемы с белорусским сахаром. Да, именно то, о чем вы подумали!

В 2005 году наши цены на продаваемый в Россию сахар составляли 44,9 цента за килограмм. Прежняя, по существу, цена. На внутреннем рынке Беларуси сахар продавался населению более чем по 80 центов. И выше – под 90. Даже если бы мы стали на собственном внутреннем рынке продавать часть этого сахара по цене для России, то это вызвало бы собственный демпинг. Что называется, для самих себя.

Наша сахарная белорусская авантюра цветет и процветает. В прямом смысле. Усилия по росту производства сахара, особенно из импортного сырья, дали хорошие результаты. В 2004 году мы уже выпускали 768 тысяч тонн. Это примерно по 78 килограммов сахара на одного жителя страны. Много и явно рассчитано на внешний рынок. В основном России, продавать сахар в Украину – дело неинтересное. Там своего столько, что хватало на весь бывший Советский Союз. Крупные сахарные украинские заводы обеспечивали и армию, и детские сады, и бесчисленное число самогонщиков от Тихого океана до Черного моря.

Что касается белорусского производства, то мы его «раскрутили» значительно. Сопоставимо с возможностями малой экономики. Только за первую половину 2006 года наши сахарные заводы произвели 400,5 тысячи тонн сахара, то есть по 40,8 килограмма на одного жителя страны. Часть объемов производства была отправлена на экспорт. В стоимостном выражении сахар составил 82 миллиона долларов экспорта, но уже только в Россию. Это за полгода, притом что и сам экспорт сахара в Россию уменьшился по сравнению с 2005 годом. Тогда он дал нам 112 миллионов долларов дохода от продаж на российском рынке только за первую половину 2005 года.

Следует ожидать ухудшения условий экспорта сахара в страну, с которой мы создаем уже немало лет единое государство. Но сахар придется каждому есть свой собственный. Получается, что Россия нас выталкивает со своего сахарного рынка, хотя она сама готовится к вступлению в ВТО и откроет рынок сахара для иностранных трейдеров. Понятно, что это произойдет не одномоментно, но будет сделано рано или поздно.

Что же мы сделали? Каков результат? Успешно раскрутили закупки сахара-сырца в Бразилии, Кубе, странах Латинской Америки. При этом «стратегуем» достаточно интересно. Выбирая того или иного продавца, показываем свою политику. Скажем, перестали покупать в Колумбии, но нашли ей замену в лице Гондураса. Самый главный секрет нашей инициативы в ценах на сахар-сырец. Они находятся на уровне 25-26 центов за килограмм. Когда переработаем, то могут стать на уровне 30 центов. И дальше чуть-чуть дешевле, о чем свидетельствует опыт продаж сахара в Эстонию.

Пример нашего и российского аграрного лоббизма налицо. Причем за всё время никто не осмелился сказать правду о происходящем «сладком» лоббизме. Но мы пошли дальше. Решили посадить на нашу «сахарную иглу» россиян. Что в целом получилось, но ненадолго. Рассердили соседа. Теперь дали тему. Они будут нас прессинговать по продуктовому полю. Чего мы никогда с ними не делали.

Ждут нас и будущие расследования по молоку и молочным продуктам. А вы говорите, союзное государство? Войдем в него, и потеряется интрига. Будем незаметными и серыми, как мыши под веником. Это уже из образов нашей внутриполитической вербалистики. Чего-чего, а ярких сравнений у нашего руководства хватает. Пора издавать цитатники.

Союзное государство как перманентная эволюция

Как много ярких страниц истории Беларуси было посвящено союзному государству. Дедушка Ельцин и впрямь чуть не подписал объединительный документ, после которого история пошла бы по нашему, белорусскому пути. Жаль, Чубайс и тут вмешался и подложил свинью. Зачем? Всё равно Россия идет по белорусскому пути.

Однако пора писать о моделях союзного государства. Время пришло, а то забудем, с чего начинали и как думали. Сначала было слово. Двух лидеров – Ельцина и Лукашенко. Потом пошли «мухи и котлеты». Между двумя президентами – Путиным и Лукашенко.

Скоро в России появится новый лидер, и мы напишем, что появилась новая данность союзного государства. Новый союз между NN и Лукашенко. Всем должно быть понятно, что для Александра Григорьевича нет мочи упражняться на тему конвергентного некоего оригинального государства. Которое лучше, чем ЕС. И красивее, добротнее, милее бывшего СССР.

А что нам остается? Столько бьемся в попытках сделать союз по типу: одна страна – один голос. Сначала россияне молчали, кивали головами. Дескать – гуд, найс. Мы рассупонились, разрадовались. А они потом стали говорить про мух. И попрекать котлетами из своей Тюмени и Уренгоя. А кто, как не мы, там всё и делали. Стояли на вахтах и добывали и нефть, и газ. Самолеты специальными рейсами возили рабочих и специалистов. ГУМ минский выезжал на месяцы в Лангепас, и торговал там в 70-80-е годы самым что ни на есть дефицитом. Дубленками и итальянскими туфлями одевали эту провинцию России.

Чем всё закончилось? Российские взрослые дяди говорят нам как неразумным детям, что всё на рынке дорожает. Надо больше платить и чаще говорить спасибо. Чтоб не заморозили. У нас остается только два варианта.

Первый – перейдем на дрова. Хорошие, брагинские и гомельские, и будем топить до черного дыма. Он чернобыльский, жутко интересный по составу. Этим дымом и покроем всю европейскую часть России. Дальше не долетит. Тогда они нам сразу и газ, причем бесплатно. Кстати, именно этим аргументом на одном из слушаний в Государственной Думе автора этой статьи и убедили российские коллеги. Газ нам продают дешевый не из братских чувств. А для того, чтобы дров не жгли да не забрасывали радиацией российскую территорию.

Второй аргумент – газа будем покупать меньше. Уходить от наркотической российской зависимости. Построим собственную новенькую и ладную атомную станцию. Но только не на российском оборудовании. Только не при российском участии. Обратимся к французам, и они нам помогут. Давно пора это сделать. Многому у них ведь научились. Конституцию и государственное устройство скопировали. И хорошо получилось для нас. Запад не в счет.

Конечно, возможно, что будут мешать американские политики. Как-никак дело серьезное. Ядерное производство в Беларуси – что это? С Ираном не сладить, а тут и Беларусь начинает свой «нуклеарный танец». Но и с американцами договориться можно. Поручим это дело оппозиции, назначим послом в США известного физика и оппозиционера, профессора Ходыко Ю.В. Юрий Викторович умница, всё объяснит и со всеми согласует. Ведь атомная станция – оплот будущей независимости Беларуси. Той новой и демократической. Энергетически и политически.

Вот тут-то россияне и всполошатся. Исчезает вариант союза. Сообщества равных государств и народов. Беларусь уходит в свое собственное плавание. Становится лидером африканских и азиатских стран неприсоединения. Создает новую энергетику. Сближается с Францией и США в этих вопросах. И что делать?

Не надо сбрасывать со счетов, что сейчас в России по существу не с кем договариваться. Любимый народом ВВП уходит в историю. Обычно на Западе таких политиков называют «хромой уткой». Ему осталось совсем немного. А кто потом?

Нам же пора делать собственную игру. Никаких референдумов по объединению. Что, принести ВВП на блюдечке с голубой каемочкой целую страну? Такого подарка Александр Григорьевич не сделает. Не на того напали. Как политик он обыграет и следующую тусовку кремлевских «зиц-председателей». Наше дело – тянуть резину с играми в союзное государство. До тех пор, пока сами не попросят – идите и берите нас. Всё возможно, много смуты в российских умах и делах.

А пока будем интегрироваться и интегрироваться. Так, чтобы никто ничего не понял. Всех запутаем и перепутаем. Акты и суперакты, дополнения и уточнения. Меморандумы и совместные заявления. Все средства хороши. Цель – ничто, движение – всё. Это нам подходит. Всерьез и надолго. И при этом можно предложить нечто особое – новый свинтопрульный аппарат для союзного государства. Пусть крутятся политические пропеллеры. Там и сям.

Метки