Франция: движение к новому «глобальному контракту»

«Речь последнего европейца»

«France is back». Выступление президента Эммануэля Макрона на Всемирном экономическом форуме в Давосе французские СМИ назвали «речью последнего европейца». По словам Макрона, Франция не просто «вернулась», но вернулась «в сердце Европы», без успеха которой не может рассчитывать на успех и сама Франция.

Тональность речи закрепила за Макроном статус «неолиберального голлиста». От классического голлизма во внешнеполитическом инструментарии нового французского президента осталось не так много. Голлистская традиция четко прослеживается в признании приоритета французской внешнеполитической субъектности над субъектностью «коллективного Запада», и в том, что проект новой Европы и тесное франко-немецкое сотрудничество для реализации этого проекта представляются важнейшими принципами внешнеполитического курса.

Подчеркнуто неолиберальная идентичность внешнеполитической линии «Франции Макрона» обусловлена тем, что страна, как предполагается, должна вписать себя в некий единый для цивилизованного мира идеологический код. И Э. Макрон в своей Давосской речи перед экономическими и политическими элитами ясно дал понять, что, по его мнению, этот код должен из себя представлять. Реализация (при непосредственном французском участии) европейского проекта на ближайшие десять лет должна обезопасить уже существующие достижения глобализации. Для этого должен быть заключен новый «глобальный контракт». Он, в свою очередь, будет основан на трех обязательствах: обязательстве инвестировать, обязательстве распределять богатства и обязательстве защищать.

Если анализ общих очертаний внешнеполитической активности Макрона не упрощают полдюжины уже существующих журналистских клише (в т. ч. политика «красных линий», политика «но в то же время» и т.д.) то настойчивость, с которой он популяризирует французскую версию нового европейского проекта, можно считать закономерной. В его предвыборной программе единственным полноценно проработанным внешнеполитическим направлением было европейское. Во время избирательной кампании, достаточно абстрактная на тот момент идея «возвращения» Франции на международную арену стала ключевой во внешнеполитической повестке будущего президента.

26 сентября 2017 г. Макрон в своей яркой Сорбонской речи проясняет основные пункты франко-немецкой дорожной карты для реформирования Европейского союза. О создании проекта этого документа канцлер ФРГ и президент Пятой республики объявили еще в мае того же года.

Для того, чтобы «вернуть Европу людям», французский президент предлагает комплекс действий по самым разнообразным направлениям.

В сфере безопасности и обороны предлагается усиление общеевропейского потенциала. В частности, до 2020 г. планируется создать «общеевропейские силы», способные на вмешательство в ситуацию, представляющую опасность для евробезопасности. Речь идет о разработке европейского бюджета на оборонные цели и общей доктрине, предполагающей возможный комплекс совместных действий. Новой представляется идея о создании общеевропейского разведывательного центра, Академии, на базе которой разведывательные службы стран-участниц ЕС смогли бы объединить усилия.

Широкое понимание безопасности французской стороной включает в себя и безопасность экологическую, что, по мнению Макрона, может потребовать создание гражданских инициатив по борьбе с экологическими угрозами в целом и последствиями локальных экологических катастроф на местах, в частности.

В вопросах миграции французский президент поддерживает линию, проводимую А. Меркель. Он предлагает упростить процедуру получения статуса беженца, считает необходимым разработку и внедрение биометрических документов для пребывающих на территорию европейских государств мигрантов, а в будущем – организацию общеевропейской программы образования и интеграции для беженцев. Общая тональность риторики президента по миграционному вопросу и по вопросам социальной инклюзивности мигрантов ультралиберальна: это выражается не только в программных заявлениях, но и в медийном имидже, который, очевидно, последовательно и целенаправленно создается «командой Макрона».

В экономической сфере французской стороной предлагается на европейском уровне создать ввести ряд налогов, в т.ч. «налог на финансовые операции», доход от которого будет полностью идти на помощь для развития, и корпоративные налоги.

Для того, чтобы сохранить конкурентоспособность стран зоны евро, предполагается создать «более устойчивую бюджетную политику», которая позволит финансировать совместные инвестиции. Упоминается возможное создание министерского поста для работы с финансовыми вопросами в зоне евро. Эта работа, как и финансовые процессы, затрагивающие общий интерес, должны быть максимально прозрачны и подчинены механизмам контроля.

Вопросом, закономерно следующим за экономической повесткой, можно считать вопрос экологической безопасности. Это уже традиционный для риторики Макрона вопрос, с помощью которого он неоднократно подчеркивал свою позицию адепта «безопасной» глобализации. Среди конкретных мер, реальных в европейском измерении – налоговая политика относительно выбросов углерода, которая будет влиять деятельность загрязняющих отраслей.

Что касается инноваций и высокотехнологичных разработок, французской стороной предлагается создать европейское агентство по инновациям, с помощью которого можно было скоординировать финансирование исследований. В каком-то смысле прототипом этой организации должно стать управление Министерства обороны США, отвечающее за разработку новых технологий для использования в интересах вооруженных сил – DARPA.

Немаловажную роль, по мнению французской стороны, играет развитие общеевропейских институтов и демократизация политических процессов. Новый европейский проект должен быть реализован «с народом», который, как предполагается, должен быть рад возможности включиться в общеевропейский диалог, «открытый, свободный и прозрачный». Французский президент, которого, к слову, собственные соотечественники, тот самый условный «народ», считают «слишком высокомерным», предложил усилить к выборам в мае 2019 г. Европейский парламент через «транснациональные избирательные списки». Впрочем, в начале февраля 2018 г. усилиями консерваторов в Еропарламенте это предложение было отклонено.

Сейчас французская политика на европейском направлении отличается инициативностью и, отчасти, наличием ценностного содержания. Закономерным представляется и усиление франко-германского сотрудничества, без чего инициатива не имела бы смысла, и фрагментарное противопоставление европейской Франции, которая неравнодушна (или должна быть, мнению президента Макрона, неравнодушной) к глобалистским ценностям, замкнутой на себе «Америке Трампа».