Площадка раздора

Кастинг на роль миротворца не завершен

Выступая перед журналистами в день выборов в местные советы Александр Лукашенко весьма жёстко прошёлся по казахстанскому лидеру (не называя, впрочем, имён) из-за желания последнего перенести переговорную площадку по Украине в Астану. Соглашаясь с коллегами-аналитиками по поводу малоперспективности такого переноса, хотел бы, однако, обратить внимание на несколько моментов, которые высветила вся эта история.

Во-первых, стало окончательно понятно, что и Минские соглашения, и сам формат переговоров себя исчерпали. Выглядит так, что все стороны конфликта не заинтересованы в выполнении достигнутых в Минске договорённостей; конфликт превращается в «замороженный», и для его урегулирования необходимы новые подходы и, возможно, новые участники переговорного процесса. Отсюда – с одной стороны, желание Минска перевести конфликтное регулирование на более высокий уровень (идея «Минского процесса» по безопасности в Европе), а с другой – предложения по переносу переговоров в другое место, что, по мнению инициаторов, вероятно, могло бы открыть новый раунд переговоров и привести к подписанию новых соглашений.

Во-вторых, кто бы там чего не говорил, но сам статус переговорной площадки является весьма действенным и дешёвым средством быстрого повышения международного престижа страны, эту площадку предоставляющей. При этом страна-фасилитатор не несёт никакой ответственности за исход переговорного процесса и имплементацию договорённостей. Казахстан всерьёз взялся за построение имиджа страны, профессионально предоставляющей услуги по проведению переговоров об урегулировании международных конфликтов. Успех переговорной площадки по Сирии ещё больше укрепил Астану в этих намерениях. Назарбаев серьёзный конкурент – отсюда такая неожиданно резкая, на первый взгляд, реакция официального Минска.

В-третьих, реакция западных столиц, как официальная, так и неофициальная, говорит о том, что Беларусь для Запада интересна не только как собственно место проведения переговоров, но, скорее, как самостоятельный игрок, способный при условии закрепления за ним определённой роли в урегулировании конфликта, внести свой вклад в обеспечение безопасности Украины и удержать Россию от размещения её контингентов и вооружений на территории Беларуси. Поэтому и в Госдепе, и в Пентагоне говорят о том, что к Минску как переговорной площадке никаких претензий не имеют. 

В-четвёртых, справедливости ради, нужно отметить, что обсуждение переноса переговорной площадки в Астану действительно имело место в ходе встречи Трампа и Назарбаева. Это подтвердила заместитель помощника президента США Лиза Кёртис 26 января 2018 г на мероприятии в Атлантическом совете, которое было посвящено визиту и которое осталось практически незамеченным белорусскими наблюдателями.  При этом она упомянула, что именно Назарбаев предложил провести новый раунд переговоров по Украине в Астану. Это не была инициатива Трампа, и никаких договорённостей по этому вопросу заключено не было.

Но насколько малореальным не был бы перенос переговорной площадки в Казахстан, Минску ещё раз напомнили, что у него есть конкуренты, и в случае утраты инициативности и проактивности в этом вопросе, Беларусь может быть вытеснена из этой благодатной и почётной ниши обратно в мировые изгои и «последние диктатуры».