Информационная безопасность Беларуси: от зачисток к созданию альтернативы

Власть строит новую медийную вертикаль

В посткрымской реальности перед Беларусью остро стал вопрос обеспечения своей информационной безопасности. Много лет силы государства были направлены сугубо на запад, боролись с «Белсатом» и негосударственными общественно-политическими медиа, получавшими финансовую поддержку из Европы и США. Однако оказалось, что власти не готовы к серьезной угрозе, которая может исходить с востока: российское телевидение и различной степени маргинальности сайты теперь не просто критикуют политику Александр Лукашенко (как это делал тот же «Белсат»), но зачастую вообще отрицают белорусскую независимость. И даже та российская пропаганда, которая не связана напрямую с Беларусью, но поддерживает «защитников русского мира» в Украине, не отвечает интересам официального Минска.

Введение тотального информационного железного занавеса с Россией очевидно не является приемлемым вариантом для белорусских властей: ни по эффективности, ни политической целесообразности. Даже временные блокировки отдельных телеканалов (например, такие, как позволяет себя Литва) в случае Беларуси могут иметь непредсказуемые последствия: как для белорусско-российских отношений в целом, так и для белорусской безопасности в частности.

В результате Беларусь выбирает более тонкую (хоть и более медленную) комбинированную стратегию: точечно применяет индивидуальные методы к конкретным информационным угрозам и пытается выстроить новую медийную вертикаль власти.

Точечные методы: лишение эфира, суд, дипломатический протест

Вручая 9 января премии «За духовное возрождение», Александр Лукашенко раскритиковал современное телевидение, которое «в угоду рейтингам приучает зрителя к … скандальным-ток-шоу». Ток-шоу белорусских государственных телеканалов можно критиковать за многое, но уж точно не за скандальность, так что из транслируемого в Беларуси контента этот упрек очевидно относится именно к ток-шоу российского телевидения.

Впрочем, их количество в Беларуси постепенно сокращается. Так, с телеканала НТВ-Беларусь полностью убрали ток-шоу «Место встречи» (на которое ранее публиковала карикатуру президентская газета «СБ. Беларусь сегодня). Ток-шоу Первого канала «Время покажет» в эфирной сетке ОНТ было передвинуто с дневного времени ближе к полуночи, причем одновременно было заявлено о подготовке нового собственного ток-шоу на замену российским. Ранее из эфира НТВ-Беларусь уже убирали сатирическую программу «Международная пилорама».

Все это происходило после выпусков российских программ, критически посвященных Беларуси. Ранее в таких случаях неудобные материалы просто цензурировались: например, как это было в 2010-2011 годах с серией фильмов «Крестный батька». Теперь же официальный Минск подходит более радикально, удаляя программу из эфира не единожды, но на постоянной основе.

Реагируют власти и на белорусофобские публикации российских сайтов. Блокировке подвергся только «Спутник и погром», зато досталось белорусским авторам «Регнума», которые попали под суд и уже больше года провели за решеткой в ожидании заседаний. Оправдательный вердикт крайне маловероятен, так что самый мягкий сценарий – обвиняемым присудят только уже фактически отбытые сроки и освободят в зале суда (хотя ч.3 ст.130 УК РБ, по которой возбуждено дело, предусматривает от 5 до 12 лет лишения свободы). Но даже в таком случае их опыт будет серьезным уроком для белорусских сторонников русского мира (и тем более, если подсудимые получат реальные сроки).

Официальная дипломатическая реакция последовала на высказывания Леонида Решетникова, директора Федерального государственного научного бюджетного учреждения «Российский институт стратегических исследований», о невозможности существования независимой Беларуси и искусственности белорусского языка. Тогда советник-посланник Посольства России в Беларуси Вадим Гусев был вызван в МИД, где ему был заявлен протест.

Еще чаще следуют такие же медийные ответы: в программе «Клуб редакторов» на Беларусь-1, в ток-шоу «Нана жизнь» на ОНТ или в редакторской колонке «СБ. Беларусь сегодня».

Новая медийная вертикаль

Параллельно с этими оперативными мерами, в Беларуси фактически началось строительство новой медийной вертикали власти. Стартом можно считать заявления Александра Лукашенко из послания к народу и парламенту 2016 года: «В нынешних условиях особенно важна защита нашего информационного пространства. Не секрет, что Беларусь простреливается различными информационными потоками. Поэтому необходимо умело и системно противостоять негативным явлениям, настойчиво проводить свою линию, защищая интересы белорусского народа и государства. Клевете, различным инсинуациям нужно давать решительный отпор… Вот эту боевитость, умение активно и профессионально вести дискуссию, отстаивать конструктивную позицию сегодня как никогда важно взять на вооружение нашим газетам, журналам, телеканалам и радиопередачам».

Контролировать этот процесс была назначена пресс-секретарь президента Наталья Эйсмонт. В феврале 2017 года ее приравняли к помощнику президента, а функции расширили до координации деятельности главных государственных СМИ и иного медийного обеспечения работы президента. В новом статусе пресс-секретарь оказалась выше идеологической вертикали (для выполнения своих функций имеет право привлекать не только все госорганы, но и главное идеологическое управление Администрации президента) и фактически равной министру (имеет право участвовать в заседаниях Совмина). Все это очевидно выходит за рамки обязанностей обычного пресс-секретаря.

«После» – не значит «из-за», однако Лилию Ананич, вместе с российским телепропагандистом Дмитрием Киселевым открывавшую пресс-центр «Sputnik Беларусь», в сентябре 2017 года на посту министра информации сменил белорусскоязычный писатель Александр Карлюкевич. Его заместителем в январе 2018 года был назначен Павел Легкий – он был советником-посланником белорусского посольства в России, а в 2003-2013 годах возглавлял пресс-службу президента, куда попал после недолгой (около года) работы журналистом ОНТ в президентском пуле.

Таким образом, новая медийная вертикаль власти формируется из людей, которым президент персонально доверяет и сразу поднимает на высокие посты, белорусизированных (Карлюкевич) и имеющих опыт взаимодействия с Россией (Легкий). Это контрастирует с биографией Лилии Ананич, которая с 1992 года последовательно строила аппаратную карьеру в ответственных за СМИ ведомствах (Министерстве культуры и печати, Госкомпечати и Мининформе), 13 лет проработала заместителем министра.

Альтернативы буксуют

Новая медийная вертикаль уже частично справляется с задачей фильтрации нежелательного для власти контента из России. Это нарушение свободы слова или необходимая информационная оборона страны – спорный вопрос даже для правозащитников. Некоторую эффективность такие меры демонстрируют, однако их эффект крайне ограничен, необходимы более системные шаги: не только что-то убрать из информационного поля, но и создать достойную альтернативу.

Об этом говорится в двух независимых исследованиях, посвященных информационной безопасности Беларуси на современном этапе: «Модернизация медийного законодательства Республики Беларусь в сфере защиты национального информационного пространства» (РЕФОРУМ) и «Информационная безопасность Беларуси: проблемы и пути улучшения» (EAST Center). Обобщая и упрощая, их рекомендации можно свести к двум: 1) развивать национальные медиа – как через общественное телевидение, так и прекращая давление на независимые СМИ; 2) открыть доступ на белорусский рынок европейским телеканалам.

На этом этапе белорусская власть буксует, опасаясь выпускать из-под контроля медийное пространство. Давление на негосударственные СМИ продолжается, активизируясь в период уличных протестных выступлений. О допуске «Белсата» к эфирному вещанию в Беларуси нет и речь, он воспринимается сугубо как враждебный инструмент.

В декабре 2016 года глава МИД Польши Витольд Ващиковский заявлял, что «Безусловной альтернативой [«Белсату»] является то, то предлагают белорусы, — разрешение на трансляцию «TVP Polonia» по всей территории Беларуси» (позже он добавил, что уже есть договоренность о вещании первого тематического канала TVP – «TVP Культура»). Белорусский МИД, напротив, говорит, что идею выдвинула Польша и что договоренность пока не достигнута: «такая инициатива была озвучена нашими польскими партнерами в этом году и она будет изучаться… имеется ряд технических аспектов, а также юридических нюансов, связанных с выходом на белорусский информационный рынок иностранных СМИ. Все они требуют серьезной проработки, в том числе с учетом принципа взаимности».

В сходной ситуации оказался и проект вещания в Беларуси украинского телеканала. Договоренность на уровне двух президентов вроде бы была достигнута еще в декабре 2014 года, однако во время их новой встречи в июле 2017 года тема снова обсуждалась и «были даны поручения конкретным людям проработать вопрос». По информации посла Украины в Беларуси Игоря Кизима, присутствовавшего на последней встрече Лукашенко и Порошенко, «в этом деле больше вопросов технического характера. Желание есть взаимное, более того – политическая воля тоже есть. И, как мне показалось, больше в этом заинтересован как раз белорусский президент, который ясно сказал, что хотел бы видеть в информационном пространстве Беларуси альтернативную точку зрения на Украину, в том числе события на Донбассе».

Таким образом, новая медийная вертикаль хороша уже хотя бы тем, что в принципе реагирует на исходящую с востока угрозу белорусской информационной безопасности и нащупывает возможности для создания альтернатив российскому контенту в самом узком месте – телевещании. Однако впереди у нее стоят более сложные задачи, нежели просто зачистка пропаганды. Если достигается договоренность о вещании в Беларуси украинского телеканала, но даже при наличии политической воли более чем за три года вопрос не решается – это наглядная иллюстрация того, что работу нужно ускорять.