Хлебосольная агитация

Иногда настоящая схватка начинается на пьедестале почета.

Веслав Брудзиньски, польский писатель

Состоялся очередной, уже четвертый по счету, массовый завоз в Беларусь российских провинциальных журналистов. Целой сотне сотрудников региональных изданий соседней страны хлебосольные хозяева в течение нескольких дней демонстрировали местные образцово-показательные хозяйства, а также старое и новое в виде Августовского канала, «линии Сталина». Как водится, поездка была организована президентской администрацией, постоянным комитетом «союзного государства» и посольством Беларуси в России, и по сложившейся доброй традиции в ее завершение Александр Лукашенко провел для гостей длительную пресс-конференцию.

Как и следовало ожидать, данное мероприятие получило весьма нелестные оценки со стороны белорусской оппозиции, в первую очередь представителей негосударственных медиа. Так, Ирина Халип отметила, что, в отличие от акул пера из солидных столичных изданий, «малозарабатывающий провинциальный журналист за кров и жратву будет работать в поте лица, отработает свои обеды и ужины так, что славословить будет еще полгода» (www.charter97.org, 28.09.06).

Однако, как представляется, столь уничижительная оценка будет полностью справедливой лишь при выполнении двух непременных условий. Во-первых, если каждый из приехавших действительно сделает хвалебный репортаж о белорусской действительности с полным отсутствием даже малейших критических замечаний. А также, что не менее важно, только если произойдет это вопреки собственным убеждениям и впечатлениям побывавшего здесь журналиста.

В противном случае, то есть когда человек искренне верит в то, что ему показывают и рассказывают, обвинять его в продажности и/или лицемерии неправомерно. Здесь речь следует вести о каких-то других индивидуальных личностных характеристиках, например о неспособности, мягко говоря, к критическому мышлению или, скажем, о беззаветной любви к нашей Родине и ее властям, но никак не о двуличии. Судя даже не столько по содержанию, сколько по форме задававшихся вопросов, такие люди в группе, несомненно, были, и немало. В конце концов, наше посольство в России тоже не спит в шапку и производит отбор в соответствии со строго установленными критериями. Возможно, конечно, что не обходится и без ловко замаскировавшихся отщепенцев, но тут уж ничего не поделаешь, в душу каждому не заглянешь.

Кроме того, само по себе проведение такого рода выездов не является чем-то предосудительным. Подобные акции организуются и в других странах, причем, как правило, с той же самой целью – в чем-то убедить представителей средств массовой информации, с тем чтобы это свое обретенное убеждение они бережно донесли до населения своей страны. Правда, там многочасовые пресс-конференции с главами государств отнюдь не являются обязательным атрибутом таких познавательно-воспитательных мероприятий, но тут уже срабатывает чисто белорусская специфика: известно, что белорусский лидер никогда не упускает возможности донести свои взгляды до жителей российской глубинки, тем более что возможность выйти на них напрямую в последние годы предоставляется ему совсем не часто.

Так в чем же хотели убедить белорусские власти граждан соседнего государства? В силу того, что в настоящее время белорусско-российские отношения переживают не самый лучший момент, что вызвано обострившимися разногласиями по извечному газовому вопросу, этот вопрос вызывает особый интерес. Очень хотелось бы также из первых рук узнать, как же все-таки представляет себе наше руководство складывающуюся ситуацию, и, соответственно, ожидают ли нас катаклизмы в виде останавливающихся предприятий и холодных квартир или зашкаливающих сумм в жировках. Да и вообще, как жить будем, сами по себе или слившись в экстазе?

Начнем с последнего. Как известно, в какой степени наше будущее окажется совместным, должен определить так называемый конституционный акт «союзного государства». Поначалу его разработку стороны намеревались завершить еще в 2001 году, однако, как выяснилось, задача эта оказалась не слишком простой. В последнее время периодически кем-то, чаще всего неисправимым оптимистом Пал Палычем Бородиным, в СМИ вбрасывается информация, что всё, наконец, готово, и вот-вот, на ближайшей встрече на высшем уровне… Но, как ни обидно, всегда возникает какая-то неувязка, которая все портит.

Кроме того, случаются какие-то вообще малопонятные вещи. Так, на прошлогодней подобной пресс-конференции Александр Лукашенко сказал: «Вчера, как мне сообщили, в Конституционный акт, проект, который был уже более или менее разработан совместной группой (со стороны России – Грызлов, со стороны Беларуси – Коноплев), они уже вроде вышли на какой-то согласованный проект, вдруг неожиданно поступили предложения из администрации Президента России, которые, конечно, нуждаются в доработке» (http://www.president.gov.by, 23.11.05).

За прошедший год слухи о готовности документа появлялись неоднократно, но, как уже отмечалось, результата пока нет. И уже на нынешней пресс-конференции было заявлено буквально следующее (во избежание кривотолков заметим, что здесь и далее цитаты без указания источника даются по стенограмме, опубликованной в нашем главном официозе (Советская Белоруссия, 30.09.06)): «Мы создали совместную белорусско-российскую комиссию, которую возглавляют с вашей стороны Грызлов, с нашей стороны – председатель Палаты представителей Коноплев. И они уже договорились, специалисты и депутаты, и выработали проект Конституционного акта. Но совсем недавно, когда этот проект должен был лечь на стол Высшего Государственного Совета, двух Президентов, членов Госсовета для одобрения и рекомендаций на референдум, вдруг из Администрации Президента Российской Федерации пришли в Конституционный акт, который был выработан, исключающие дополнения – и снова процесс застопорился».

Вот и думай, то ли помощники-растяпы подсунули прошлогоднюю заготовку, то ли Кремль опять выкинул тот же финт… Но, как бы там ни было, переезд в коммунальную квартиру, похоже, снова откладывается. Как, кстати, и введение российского рубля.

Вообще, сопоставление выступлений на одну и ту же тему, относящихся к разным периодам времени, иногда приводит к довольно любопытным результатам. Например, в этом году о здешних русских, которые под давлением злобных белорусских националистов во главе с Шушкевичем уже «садились на чемоданы», дабы бежать искать спасения на исторической родине, было сказано трижды. Принято считать, что троекратное упоминание в качестве доказательства в одном выступлении одного и того же факта свидетельствует о некоторой нехватке аргументации, не говоря уже о том, что в данном случае изложение событий не вполне соответствует действительности. Однако в данном случае последнее обстоятельство не столь важно, существенно более интересно то, что такая их интерпретация постоянно используется на протяжении уже как минимум десяти лет, в том числе на всех предыдущих аналогичных встречах. На прошлогодней, например, о тех же «чемоданах» было упомянуто два раза. Впрочем, сейчас здесь присутствовали преимущественно другие люди, которые этой душераздирающей истории еще не слышали. Те же, кто прибыл повторно, с двух раз, видимо, не поняли, потому теперь и пришлось усиливать акцент количественно.

В том, что касается газа, на данный момент также нет никакой ясности. По поводу существующих противоречий уже в который раз были приведены давно знакомые аргументы: «Мы пошли на уступки по другим вопросам: транзит, территория, военные объекты и прочее, прочее, прочее и то, что я называю комфортом для россиян, – у вас нет проблем с Беларусью, таких, какие есть в других государствах». Не вызывает сомнений, что для официального Минска эти доводы выглядят абсолютно убедительными, причем вполне возможно, что и объективно они являются таковыми. Однако напомним, «согласие есть продукт при непротивлении обеих сторон», и вот этого-то непротивления со стороны Москвы явно не наблюдается. Судя по всему, некие силы там твердо вознамерились использовать Газпром для решения каких-то своих стратегических задач, невзирая на интересы ближайшего союзника.

Одно из объяснений такого поведения России дала российский политолог Лилия Шевцова: «Кремль прекрасно видит, что основной противник союза Беларуси и России – А. Лукашенко. Нынешняя элита моей страны презирает этого политика и не терпит его. Поэтому этой зимой российская элита придушит белорусского президента. Понятно, в переносном смысле – европейскими на тот момент ценами на газ и нефть» (Valstieciu laikrastis, 20.09.06).

Можно допустить, что в силу оппозиционности г-жи Шевцовой здесь имело место некоторое преувеличение. Тем не менее о том, что двусторонние отношения находятся далеко не в лучшем состоянии, наглядно свидетельствуют и недавние высказывания гораздо более лояльного к Кремлю человека, председателя комитета Государственной Думы по международным делам Константина Косачева. Он едва ли не первым среди российских высокопоставленных лиц публично признал наличие в Беларуси проблем в демократическом развитии, а также выразил неудовлетворение темпами здешних экономических реформ (http://www.rian.ru, 19.09.06).

Понятно, что, ощущая усиление давления, белорусские власти лихорадочно ищут пути выхода из создавшегося положения. При этом действуют они сразу на нескольких направлениях. Одно из них – это поиск альтернативных источников приобретения энергоресурсов. Недаром столько внимания было уделено саммиту Движения неприсоединения и отношениям с рядом его участников, в первую очередь Венесуэлой: «Что касается Уго Чавеса и Венесуэлы – это богатейшая страна. По разведанным мировым запасам, как он заявил, первая в мире… Они открывают карту: вот это – самое богатое (месторождение – Я.А.), вот тут такая нефть, берите, продавайте на мировой рынок, хоть американцам… Хотите газ, пожалуйста, разрабатывайте газ». Пока трудно сказать, насколько этот путь на самом деле перспективен, но попытка воздействовать на союзника несомненна.

Одновременно прозвучал уже даже не намек, а откровенное заявление о возможном конце «союзного государства», которое процитировали все российские информационные агентства: «Увеличение цен на газ до таких размеров – это однозначный разрыв всех отношений. В экономике – это точно». И тут же последовала попытка вызвать жалость: «Ну чего же, если нас тут не воспринимают, мы заработаем деньги и будем с братской Россией сотрудничать, как с американцами, что поделаешь. Приходится. Не рядом – могли бы заработать деньги и рассчитаться с Россией по мировым ценам за тот же газ, а за тридевять земель, 17 часов лету от Беларуси, приходится счастье свое искать там, чтобы с братьями рассчитаться».

Но, пожалуй, единственным по-настоящему новым оказалось следующее ошеломляющее утверждение: «Я не побоялся и сказал, что если, как это было всегда в истории, грубо говоря, танки пойдут оттуда (со стороны НАТО – Я.А.) на Россию, мы умирать здесь будем за Россию, и наш народ к этому должен быть готов. Назовите хоть одно государство, которое так в открытую заявило, что «мы будем умирать за Россию».

Действительно, имеются самые серьезные основания полагать, что таких стран больше не найдется. Неясно, впрочем, насколько и белорусский народ на деле готов к такому самопожертвованию. Если да, то, интересно, он ли каким-то неведомым образом поведал об этом властям, или же они пришли к такому выводу самостоятельно? До сих пор как будто никто его об этом не спрашивал, а посему представляется не просто целесообразным, но весьма актуальным проведение соответствующего опроса общественного мнения. Хочется надеяться, что это было сказано фигурально или в полемическом запале, однако весьма ощутимый морозец по коже все-таки пробежал.

Так в чем же, в конце концов, заключалась все-таки главная цель столь масштабного пропагандистского мероприятия: отбор огромного количества людей из разных концов России, организация их поездок по нашей стране с немалыми, надо полагать, затратами, наконец, предоставление им возможности столь долгого общения с первым лицом? Почти наверняка это стремление обрести в российской глубинке максимум сторонников именно своих интеграционных инициатив и, прежде всего, белорусского варианта конституционного акта. Дальнейшее же ожидаемое развитие событий нетрудно представить на основании вопроса, адресованного отсутствующему руководству соседней страны: «Что же вы боитесь, что на вашем политическом поле появится кто-то из Беларуси?» (Интересно, задавался ли он когда-нибудь в беседах с российским коллегой?)

Как раз эта-то аудитория, судя по ее настроению, такого развития событий не только не боится, но готова его приветствовать. Вот только в России (по нашему, между прочим, примеру) выстроена сейчас столь жесткая вертикаль власти, что провинция при всем желании никоим образом повлиять на Москву не может. А посему все усилия и средства, затраченные на такого рода агитацию, являются, увы, напрасными.

Метки