Россия и Украина: газовое перемирие

Маршруты в обход Украины дорого обойдутся «Газпрому»

Россия, будучи крупнейшим поставщиком природного газа в Европу, в течение долгого времени воспринималась европейскими потребителями в том числе и как угроза энергетической безопасности – не только как гарант ее обеспечения. Дело здесь в так называемом «газовом рычаге», которым обозначали склонность России приостанавливать поставки газа в Европу или завышать цены на них, руководствуясь исключительно политическими мотивами. Особенно недобросовестно Россия вела себя в отношении стран, важных для транзита природного газа в Европу, – прежде всего в отношении Украины. Между Россией и транзитными странами (Украиной, Беларусью и Литвой) периодически разгорались так называемые «газовые войны», а цена газа для Украины и Литвы в течение длительного периода времени была необоснованно завышенной.

Однако, в течение последних трех лет тема «газового рычага» (за исключением последнего конфликта с Беларусью, который, к тому же, обусловлен другими причинами) и проблем с энергетической безопасностью Европы из-за проблем в отношениях с Россией практически не возникала. Как свидетельствует многие данные, причина тому довольно простая – падение цен на нефть.

Устойчивость контрактов

Цены на российский природный газ в странах Европы в большинстве случае не являются спотовыми, но составляют предмет долгосрочных контрактных договоренностей. В предыдущие годы цена на природный газ в таких контрактах привязывалась к цене нефти. Такая привязка была крайне выгодной для России: цены на нефть были высокими и периодически росли, а руководству «Газпрома» казалось, что так будет всегда.

С падением цен на нефть упала и цена на природный газ, поставляемый из России. Текущая цена в целом устраивает европейских потребителей, у которых поэтому меньше причин вести с Россией переговоры о снижении цены, скидках или новых контрактах – а значит, меньше конфликтных точек и меньше возможностей для маневров России с использованием «газового рычага». Возможности же перевести контракты на спотовые цены у России практически нет, поскольку «Газпрому» трудно будет обосновать: а) необходимость отхода принципа формирования цен на газ, которого сам же «Газпром» придерживался долгое время, б) обоснованность перехода на контракты, цена которых будет выше текущих контрактов (исходя из принципа формирования цен).

Устойчивость транзита

«Газпром» и «Нафтогаз», осуществляющий оперирование инфраструктуры, отвечающей за транзит российского природного газа в Европу, давно были «заклятыми друзьями». Хотя «Газпром» периодически обвинял (чаще всего – по надуманным предлогам) «Нафтогаз» в недобросовестном исполнении контрактных обязательств, неустойчивости поставок, и даже строил дополнительную инфраструктуру для «избавления» от украинского транзита, украинская ГТС всегда оставалась была крупнейшим путем транзита российского газа.

Тенденция к конфликтности «Газпрома» в отношении «Нафтогаза» исчезла с началом конфликта в Украине и с началом падения мировых цен на нефть. С начала 2015 года и по сегодняшний день объем транзита природного газа через украинскую ГТС только растет (см. график 1). В конце 2016 года «Газпром» в своем годовом отчете сделал сенсационное заявление (с учетом предыдущей склонности конфликтовать): транзитные услуги «Нафтогаза» являются устойчивыми и надежными, а сезонная и краткосрочная гибкость поставок газа через украинскую ГТС выше, чем по Северному потоку.

Россия и Украина: газовое перемирие

График 1. Динамика объемов транзита российского природного газа через украинскую ГТС и Северный поток.

Источник: eegas.com

Гибкость поставок крайне важна для потребителей газа. Объемы поставок сильно колеблются в зависимости от погоды, сезона, или требований потребителей газа. Северный поток, в отличие от украинской ГТС, предназначен для поставок постоянных объемов газа, и не способен реагировать на краткосрочные изменения спроса или пиковые нагрузки. Кроме того, Северный поток из-за своих особенностей требует периодического обслуживания с остановкой транспортировки газа (точки “Sheduledmaintenance” на графике 1). В целом, такие темпы роста объемов прокачки газа через украинскую ГТС говорят о постепенном укреплении технического сотрудничества между «Газпромом» и «Нафтогазом» – факт, немыслимый еще буквально пять лет назад.

Причин для укрепления сотрудничества, с учетом предыдущих конфликтов, вероятнее всего, две. Во-первых, к функционерам «Газпрома» очевидно пришло осознание того, что конфликты с гибким транзитером газа, и, как следствие, неустойчивость поставок потребителям вынуждают этих самых потребителей искать другие источники поставок. В свете развития проектов по поставке сжиженного природного газа в Европу новые конфликты могут дорого обойтись «Газпрому» в долгосрочной перспективе. Кроме того, потребители газа вправе выбирать, по какому транзитному пути они хотят получать газ, что позволяет европейским потребителям включать уже собственный «газовый рычаг» – отказ от транзита газа по Северному потоку хорошо виден на графике (период “Putineffect”). Этот отказ стал реакцией на поддержку России сепаратистов на юго-востоке Украины.

Во-вторых, свою роль играет снижение цен на нефть, которое повлекло за собой снижение контрактных цен на газ и падение доходов «Газпрома». Дело в том, что затраты на транзит газа не включаются в конечную цену для потребителя – транзитные тарифы «Газпром» оплачивает сам. Маршрут через Украину, при этом, сильно дешевле других маршрутов в отношении стоимости перекачки газа. Конечно, всегда есть возможность прокладки дополнительных маршрутов в обход Украины, но они потребуют также и строительства дополнительных хранилищ газа – все это, в условиях падения доходов, может оказаться слишком дорогим для российской газовой монополии.

Поэтому мы, вероятно, еще нескоро услышим о новых трениях в отношениях «Газпрома» и Украины. По крайней мере до тех пор, пока не вырастут цены на нефть, и как минимум до 2019 года, когда «Газпром» и «Нафтогаз» будут обсуждать условия нового контракта на транзит российского газа по территории Украины.