Параметры экономической политики глазами белорусов (III)

Цены и ценообразование

Половина белорусов являются сторонниками жесткого административного регулирования цен. Так, 49,7% респондентов согласны с утверждением, что «большинство цен должно устанавливаться и контролироваться государством»; в то время как только 36,5% – с утверждением, что «большинство цен должно устанавливаться на основе спроса и предложения без государственного вмешательства».

Таким образом, очевидно, что, несмотря на признаваемый факт наличия умеренного (44%) или высокого роста цен в стране (48%), большинство населения не знает об отсутствии свободного ценообразования в стране (см. «Инфляция и искусство победы над ней»). Предприятия любой формы собственности (с недавних пор даже иностранные инвесторы) должны соблюдать установленные нормативы повышения цен в месяц (квартал), согласовывать уровни новых цен, они не свободны в установлении нормы рентабельности, а состав затрат жестко контролируется правительством.

Как показало предыдущее исследование (там же), люди в целом верно понимают реальную природу инфляции – государственные предприятия устанавливают высокие цена на товары и услуги (48%); государство устанавливает слишком высокие налоги (25%), отсутствует конкуренция (13%), государство печатает всё новые и новые деньги, не обеспеченные товарами (12%). Только 36% отметили, что государство не контролирует их должным образом, а 12% – что предприниматели взвинчивают цены с целью получения большей прибыли.

Таким образом, у многих людей в голове «каша» о том, что первично, а что вторично в вопросе роста цен, а также о составе, результативности и последствиях прямых административных (контроль, регулирование, прямое установление цен) и косвенных (снижение налогов, стимулирование конкуренции, жесткая денежная политика) методов регулирования цен.

Естественно, существует разница в понимании необходимости свободного ценообразования для поступательного экономического развития страны между городским и сельским населением. Однако разница эта не настолько высокая, чтобы говорить о том, что город является более рыночно ориентированным, а деревня – преимущественно социалистической. Так, сторонниками госрегулирования цен являются 58% сельского и 46% городского населения. При этом разница между городами в 100-500 тыс. населения и Минском среди сторонников свободного ценообразования более значительна: 36,6% vs. 46,8%. Однако в целом как в этой проблеме, так и других, речь не идет о двукратной разнице в ответах респондентов.

Опять же, существует четкая зависимость между возрастом респондентов и отношением к рыночным ценностям, при этом 40% молодых людей придерживаются отнюдь не либеральных ценностей (табл. 1). В то же время наличие высшего образования не является определяющим: так, 47% респондентов с высшим (незаконченным высшим) образованием согласны с первым утверждением, а 42% – со вторым.

Таблица 1. Зависимость межу возрастом респондента и отношением к политике государственного регулирования цен

18-24

25-34

35-44

45-54

55-64

65+

Согласны с 1-м утверждением

35.7%

39.6%

48.0%

51.5%

63.1%

67.5%

Не согласны ни с одним утверждением

17.0%

15.2%

13.3%

13.3%

13.5%

9.9%

Согласны со 2-м утверждением

47.3%

45.1%

38.8%

35.2%

23.4%

22.5%

Итого

100.0%

100.0%

100.0%

100.0%

100.0%

100.0%

Источник: Исследовательский центр ИПМ.

Как и следовало ожидать, доход респондентов в этом смысле играет важную роль: чем более обеспеченной является семья, тем более рыночными являются ее ценности. Количество сторонников свободного ценообразования увеличивается с 21% при доходе в 75 долл. на человека до 67% в случае дохода свыше 500 долл.

Внешнеторговая политика

Состояние экспорта и импорта в Беларуси всегда было и будет определяющим для экономического развития: мы много импортируем (в первую очередь промежуточных товаров в виде сырья и материалов), а также много и экспортируем (емкости внутреннего рынка для продажи всего, что производится в стране, явно не достаточно).

При этом в силу неэффективности многих производств (в первую очередь высокой энергоемкости), страна зачастую производит то, что можно образно назвать «золотыми унитазами». При мировых ценах на сырье и материалы, газ и воду, издержки становятся выше цен, по которым товар можно продать. Правительство тщательно скрывает точный объем бюджетной помощи отдельным флагманам индустрии и топ-экспортерам за грифами «ДСП» тех постановлений, согласно которым предприятия освобождаются от уплаты таможенных пошлин или тех или иных налогов.

По экспертным данным, если многие из этих заводов заставить работать по единым для остальных предприятий правилам, то они должны будут серьезно реструктуризироваться (сокращать затраты, увольняя часть людей, повышая мотивацию рабочих и менеджеров, изменяя кадровый состав топ-менеджмента), в то же время налоговую нагрузку для остальных предприятий, как государственных, так и частных, можно было бы значительно сократить.

Однако это не белорусский путь. Традиционное миллиардное превышение импорта над экспортом планируется решать опять же традиционным административным способом – введением повышенных пошлин на импорт (в первую очередь продовольствия) или даже его запрета; стимулирования программ импортозамещения (да здравствуют белорусские макароны) и т.д.

Объяснить населению, что стоит за одобрением контроля государства над экспортно-импорными потоками, т.е. сколько рядовой белорус переплачивает, покупая как белорусский, так и импортный йогурт, колбасу или сок, – задача альтернативных политических элит.

А объяснять есть кому. Так, 49% населения согласны с утверждением, что «экспорт, импорт и торговля валютой должны жестко контролироваться государством». В то время как только 32% – с тем, что в Беларуси должно быть «минимальное регулирование экспорта, импорта и торговли валютой, соответствующее международным нормам».

В населенных пунктах с населением менее 10 тыс. чел. сторонников рынка 26%, в городах от 10 до 100 тыс. – 40%, от 100 до 500 тыс. – 34%, в Минске – 32%. 

Опять же, отношение к анализируемой проблеме в ответах разных возрастных групп несколько отличается, табл. 2.

Таблица 2. Зависимость межу возрастом респондента и отношением к политике государственного регулирования внешней торговли (лет)

 

18-24

25-34

35-44

45-54

55-64

65+

Согласны с 1-м утверждением

40.7%

39.6%

50.5%

42.9%

59.5%

60.0%

Не согласны ни с одним утверждением

19.2%

24.4%

17.9%

17.3%

23.4%

21.3%

Согласны со 2-м утверждением

40.1%

36.0%

31.6%

39.8%

17.1%

18.7%

Итого

100.0%

100.0%

100.0%

100.0%

100.0%

100.0%

Источник: Исследовательский центр ИПМ.

Кстати, в случае с регулированием внешней торговли, разница в ответах респондентов с разным уровнем дохода не является очень значительной: количество сторонников рыночных ценностей в области внешней торговли варьируется от 24% при очень низких доходах (бюджет прожиточного минимума на человека) до 32% при высоких доходах (свыше 300 долл. на члена семьи).

Занятость и зарплата

В вопросах занятости и регулирования зарплаты распределение ответов респондентов является наиболее прорыночным. Видимо, именно эти вопросы респонденты могли должным образом «приложить к себе» и, соответственно, понять, в чем их личный интерес.

Так, с утверждением, что «занятость и зарплата должны жестко регулироваться государством даже на частных предприятиях» (1) согласно 34% респондентов, в то время как с тем, что «вопросы занятости и зарплаты должны быть предметом трудового договора между работником, нанимателем и профсоюзом» (2) согласилось 51% респондентов. Таким образом, число сторонников второго утверждения (где нет места государству) впервые в случае с 11 различными утверждениями анкеты оказывается более 50%. Каким образом это можно использовать в споре со сторонниками действующего порядка вещей (а в Беларуси, естественно, наблюдаются явления, описываемые первым утверждением, когда даже частные фирмы привязаны к государственной единой тарифной сетке, не говоря о госпредприятиях и политике в области профсоюзов) – предмет отдельного разговора.

При этом в Минске за дерегуляцию политики занятости и зарплаты (т.е. трудовых отношений) – 61%, в сельской местности – 40%, в городах – 55%. Что интересно, в этом случае почти отсутствует возрастная или доходная разбежка в ответах респондентов.

Собственность на землю

Для анализа отношения населения к либерализации рынка купли-продажи земли использовалось два утверждения:

1. Земля должна находиться в собственности государства, за исключением небольших участков, купля-продажа которых также должна быть ограничена.

2. За небольшим исключением, земля может свободно покупаться и продаваться, в том числе иностранными гражданами.

Сторонниками первого подхода являются 56,7% респондентов. Второго – 30%. То есть достаточно типичное распределение ответов. По-видимому, население не увязывает реформу купли-продажи земли с повышением эффективности сельскохозяйственного производства. Часть респондентов вполне оправданно не знает истинных масштабов государственной поддержки сельского хозяйства (варьирующейся, по самым скромным подсчетам, от 1 до 3 млрд. долл. в год, что почти сопоставимо с расходами на медицину). То есть именно в силу неэффективности сельского хозяйства, мы переплачиваем за свои продукты питания (могли покупать дешевые импортные), тратим бюджетные средства на посевные-уборочные, вместо того чтобы модернизировать больницы или оказывать адресную социальную помощь сельским жителям.

Без кардинальной реформы собственности на землю невозможен рост эффективности сельского хозяйства, изменение мотивации работников села, изобилие на полках в магазинах белорусских продуктов питания. Однако мифы о продовольственной безопасности (80% продуктов питания по 9 основным группам должно производиться в стране!) и богатых иностранцах, которые спят и видят, как скупить плодородные белорусские поля, сильны, и более того, усиленно культивируются сельскохозяйственным лобби, зарабатывающем огромные деньги на бюджетной помощи селу. Контролировать ее результативность в действующих правовых условиях всё равно невозможно – дешевле и эффективнее напрямую раздать их людям в виде пособий по безработице или как субсидии на открытие фермерского хозяйства.

Именно реформы в сельском хозяйстве позволят повысить уровень жизни на селе и создать средний слой в виде фермеров. Новые технологии, например, в животноводстве, как показывает опыт России или Украины, приходят со стороны крупных пищевых холдингов, созданных с участием иностранного капитала. Для производства качественных молочных или мясных продуктов им нужны свои фермы со своими животными. Отсутствие аграрных реформ тормозит развитие белорусской пищевой переработки. Более того, закрытие колхозов и прекращение распыления бюджетных денег на производство убыточных продуктов питания позволит значительно увеличить адресную помощь сельским пенсионерам, число которых каждый год увеличивается, потому что молодежь массово уезжает из деревни.

Именно это и нужно объяснять сельским жителям, 78% которого являются сторонниками госсобственности на землю против 48% городских, причем как работающим, так и пенсионерам, как пожилым, так и молодым.

Метки