Демокрадура vs диктабланда: спор Кыргызстана с Казахстаном

ЕАЭС на пороге серьезного внутреннего конфликта

Игра слов на испанском с такими терминами, как: «диктатура» и «демократия», а также dura – жесткая и blanda – мягкая, привела к рождению одного из самых известных концептов политического транзита Г. О’Доннела и Ф. Шмиттера. Суть заключена в том, что при переходе от авторитаризма к демократии возникают гибридные политические режимы, сочетающие разные инструменты преобразований.

Диктабланда – это мягкая диктатура, при которой прежние правители пытаются защитить свои интересы путем «прививки» авторитарных приемов рождающейся демократии. Это либерализация без демократизации. Демокрадура – это проведение выборов, но при гарантированной победе правящей партии, исключающей определенные политические группы из процесса.

Выборы

В Кыргызстане – президентские выборы! Есть ли причины для волнения? Как мы помним, из всех республик Центральной Азии эта горная страна не единожды выступала возмутителем регионального спокойствия. Тюльпановая революция 2005 года и более – кровавая 2010 года, – а также следовавшие за ними межэтнические столкновения в Оше и Джелалабаде становились «головной болью» соседей – Узбекистана и Казахстана. Президентские выборы служили контекстом этих событий. Поэтому президентские выборы в Кыргызстане – это всегда вопрос о том, насколько ситуация стабильна. Но настоящие выборы проходят еще и в условиях меняющейся политической системы и перехода от президентской формы правления к парламентско-президентской. Дискуссия вокруг перехода была очень оживленной.

Президентские выборы, прошедшие в минувшее воскресенье, запускают новый цикл политической истории страны. Президент Алмазбек Атамбаев впервые не просто слагает полномочия, но и передает страну в руки не только нового президента, но и премьера. Все те жертвы, которые были принесены на алтарь кыргызской демократии, не были бессмысленными. Но, как нас учит теория политического транзита, прежде чем демократические институты закрепятся в обществе, возникают гибридные формы, – такие как демокрадура. Атамбаев, руководствуясь своими интересами, не просто уходит, а желает оставить наследие и наследников.

В отличие от предыдущих грубоватых форм прямого кровного наследования, Атамбаев понимает наследование как преемственность кланово-политическую. Поэтому его ставка на Сооронбая Жээнбекова, главу правящей СДПК (социал-демократической партии Кыргызстана), фигуру не столь яркую, как он сам, но призванную советоваться с ним, вполне оправданна. В целом это хорошая политическая практика, когда предыдущее поколение правителей выступает в качестве эдаких аксакалов, мудро направляющих еще не очень опытных молодых руководителей. Этот акая китайская практика, схожая с тем что сделал Дэн Сяопин после радикалов маоистов. Но демократия – это такая форма политических отношений, когда многое идет не по плану.

В Кыргызстане после двух революций сформировалась далеко не одна политическая группа, а в условиях еще и геополитической неопределенности риск внешнего влияния очень высок. Поэтому среди множества кандидатов на пост Президента появился серьезный соперник – Омурбек Бабанов.

Бабанов – молод относительно своих соперников (47 лет), имеет опыт ведения бизнеса и участия в политике, в том числе и на посту премьер-министра. И, что немаловажно, он с севера страны. Региональное деление все еще актуально для демократического Кыргызстана.

Импульсивный Президент Атамбаев рано или поздно должен был выдать свое предпочтение. Но прежде чем мы перейдем к обзору его эмоциональных речей последней недели, хотелось бы отметить, что последние год-полтора отмечается постепенное ухудшение ситуации с демократическими правами и свободами. Прессинг в отношении оппозиционных СМИ, политиков и групп стал ощутим, что отмечалось в отчетах международных правозащитных организаций.

Кыргызстан и Казахстан – братья навек?

7 октября, во время церемонии вручения правительственных наград, А. Атамбаев неожиданно обрушился с обвинениями во вмешательстве в выборы в адрес Казахстана и лично Президента Назарбаева. Практически не сдерживаясь и не стесняясь в выражениях, он назвал Бабанова «марионеткой» и «шестеркой», а казахстанские власти – воровскими. Поводом стала встреча Омурбека Бабанова с Назарбаевым, а трагически отягчающим фактом – гибель вице-премьера Темира Джумакадырова, который отвечал за избирательную кампанию.

Скандал нешуточный. За три дня двусторонние отношения ухудшились почти до кризисного уровня: состоялся обмен нотами протеста и резко ухудшилась ситуация на границе. Ужесточение прохождения границы людей, товаров и грузов со стороны казахстанской таможни и пограничной службы привело к огромным очередям. Кыргызский президент, тем не менее, продолжал подливать «масло в огонь». Конфликт был фактически вынесен на региональную площадку, так как А. Атамбаев не приехал на саммит СНГ и ЕАЭС в Сочи. А в связи с давкой на границе заявил о намерении в случае дальнейшего ухудшения созвать саммит ЕАЭС, на котором призвать Казахстан к ответу.

Это не первый случай, когда Кыргызстан и Казахстан сталкиваются в рамках евразийской интеграции. В декабре 2016 г уже был конфликт в связи с обвинениями со стороны Бишкека и лично Атамбаева в адрес Астаны по различным пунктам взаимной торговли и поставок. В своей конфликтной риторике кыргызский глава государства апеллирует к ЕАЭС, так как движение товаров и грузов внутри Союза находится в компетенции ЕЭК.

Но теперь в связи со новым конфликтом между Кыргызстаном и Казахстаном возникает несколько вопросов. Во-первых, действительно ли ЕЭК уполномочена решить эти вопросы, и какие меры она может предпринять. Во-вторых, какую позицию займут страны-члены ЕАЭС в этом конфликте, особенно Россия. В-третьих, действительно ли Президент Кыргызстана может созвать такой саммит. И последнее: если, как он говорит, ЕАЭС это – «Скотный двор», – то какова дальнейшая судьба Союза?

Самый опытный и мудрый аксакал СНГ – Н. Назарбаев хранит молчание, но страсти в виртуальном пространстве, а также на границе могут вылиться в нечто малоконтролируемое.

Несмотря на то, что Москва традиционно играла роль если не медиатора, то сдерживающего фактора, на этот раз ситуация складывается весьма неоднозначно. Посредничество может обернуться разными негативными эффектами. Во-первых, ставится вопрос о состоятельности ЕАЭС – приоритетного проекта России в СНГ. Во-вторых, для России Казахстан – более важный партнер, нежели Кыргызстан. В-третьих, роль личности Назарбаева очень значима для российского руководства. А вот кыргызский президент не может претендовать на полную поддержку. И ставка кыргызского президента на идею о создании второй российской базы на территории горной республики не была поддержана Москвой. В-четвертых, и в-главных, модель кыргызского политического транзита не является привлекательной для российского руководства.

Вместо Заключения

15 октября прошли выборы. Есть предварительные результаты. Победил президентский фаворит – Сооронбай Жээнбеков, который получил больше 50% голосов. Это значит, что второго тура не будет. В отношении основного соперника Омурбека Бабанова уже возбуждено уголовное дело, и готовится повсеместная травля его сторонников. За него проголосовало больше 35%. Есть ряд фактов нарушений, насколько они массовые, пока сложно говорить. Теперь самое главное: как будут развиваться события на севере страны? По последним данным, Бабанов собирается вернуться на свою родину в Талас (север Кыргызстана), а на границе контроль стал еще более жестким. ЕАЭС на пороге серьезного внутреннего конфликта и возможно кризиса. Таков предварительный итог президентских выборов в Кыргызстане.