Всколыхнула ли политическое болото инициатива Канопацкой

Движение «Вперед, Беларусь!». Начало движения

Пост Анны Канопацкой о создании нового движения «Вперед, Беларусь!» стал предметом ожесточенных споров в околополитических кругах. Попробуем рассмотреть вопрос в контексте ситуации в белорусской оппозиции.

Какие цели преследуют оппозиционные группы в Беларуси? На этот вопрос и просто, и сложно ответить. Если исходить из заявлений и деклараций, программных документов, то все они выступают за смену нынешней авторитарной формы правления, за возврат к демократии и нерушимость суверенитета. При этом будущее Беларуси они видят несколько по-разному – в зависимости от своих левых или правых установок и геополитических предпочтений.

Если же говорить о практических проявлениях борьбы за власть, то приходится вспоминать, что с 1996 года политическая оппозиция в Беларуси совсем не представлена в парламенте (впрочем, на последних выборах в 2016 году депутатские мандаты получили двое инакомыслящих – Анна Канопацкая и Елена Анисим), была сведена к минимуму в местных Советах, а ныне и вовсе в них отсутствует.

Таким образом оппоненты правящего режима не имеют парламентского механизма контроля за властью и влияния на принятие важных государственных решений. Искусственная маргинализация заставляет их делать упор на уличных протестах. При этом в ходе электоральных кампаний при полном недоверии к организаторам выборов оппозиционеры не столько борются за мандат, сколько пропагандируют свои взгляды и рекрутируют сторонников.

Пока правящий режим играл роль «последней диктатуры в Европе», все понимали, что шансов не то, чтобы сместить Лукашенко, но даже чтобы просто создать фракцию в парламенте – нет. Тогда стало модно писать проекты реформ и законопроектов в стол, делать громкие заявления для единомышленников и зарубежных друзей белорусской демократии. При этом реальных поводов выйти из уютного информационного гетто к массовой аудитории практически не было. Разве что во время президентских выборов можно было использовать законное телеобращение для раскрутки своего имени или эпатажных заявлений, подобно тому как экс-ректор БГУ Александр Козулин спрашивал у действующего президента Александра Лукашенко: «Где деньги, Саш?!».

Но вот изменилась геополитическая конъюнктура, правящий режим пытается нормализовать отношения с Западом (даже почти снял вопрос с политзаключенными), а напуганные российской аннексией Крыма и конфликтом на Донбассе зарубежные друзья белорусской демократии призывают своих единомышленников в Беларуси не раскачивать лодку, а то Кремль якобы может воспользоваться ослаблением власти Лукашенко «и Путин приедет в Минск на танке».

Не случайно кампания «Говори правду» начала себя позиционировать как третью силу, искать полутона в белорусском политическом спектре и даже дистанцироваться от оппозиционности.

Красивым жестом в 2016 году правящий режим предоставил мандат депутата Палаты представителей члену Объединенной гражданской партии Анне Канопацкой. Руководство ОГП, которое громче всех кричало, что в Беларуси выборов нет, не смогло отказаться от этого мандата (сутки совещались на этот счет). Инструментальный подход возобладал.

«Я и моя команда будем позиционировать себя как оппозиционную партию – партию, которая готова предложить программу структурных перемен, и мы будем ее реализовывать. И это большое преимущество для меня как получателя мандата, что я не одна, что за мной будет стоять такая команда», – заявляла год назад Анна Канопацкая после того, как ОГП решилась брать мандат.

Год спустя Канопацкая не отрицает, что является представителем ОГП и Правоцентристской коалиции, но уже отказалась от раздражавшего коллег по Овальному залу бело-красно-белого значка, а в опубликованном 9 октября заявлении о создании движения «Вперед, Беларусь!» начинает позиционировать себя в качестве третьей силы: «Уже несколько лет большинство белорусов не верят ни действующей власти, ни существующей оппозиции и имеют веские основания для этого – отсутствие серьезных успехов и побед у власти и оппозиции привело нашу страну к тяжелому экономическому и политическому положению».

«Мне необходима поддержка большинства граждан республики», – признается Канопацкая и в этих словах многие увидели намек на президентские амбиции.

Однако, пожалуй, более важна апелляция к неопределившемуся большинству, которому вроде и нынешняя власть надоела, но и записываться в маргиналы вместе с традиционной оппозицией тоже не хочется. Не случайно председатель ОГП Анатолий Лебедько в интервью радио «Свобода» дистанцировался от инициативы Канопацкой, предположив, что «из этого может получиться «Говори правду-2».

Пока все это с большего риторика, так как кроме выигрыша в центризбиркомовской лотерее депутатского мандата и использования его для написания депутатских запросов и организации круглых столов с участием государственных управленцев среднего звена Анне Канопацкой пока нечем похвастаться. Она не стала печь законопроекты как блины на основе домашних заготовок ОГП (была такая мечта у Лебедько) и за год ее созыв Палаты представителей еще ни рассмотрел ни одного законопроекта, подготовленного депутатами.

Осталось три года, и не факт, что в итоге будет принят хоть один законопроект «снизу», инициатором которого выступит именно она. Сегодня максимум законодательной инициативы депутатского корпуса умещается в отшлифовке формулировок в предлагаемых президентом и правительством законопроектах. А еще можно задать вопрос приходящим в Овальный зал чиновником, но, например, у представителя КГБ так никто и не спросил о деле «Белого легиона» – депутаты потом оправдывались перед журналистами, что не были готовы. А может такой вопрос просто выходил за рамки отпущенной инакомыслящим депутатам свободы?

Лидер «Говори правду» Андрей Дмитриев называет происходящее усложнением политического поля Беларуси. Отчасти с данным утверждением можно согласится, так как действительно приоткрываются возможности для общения «государевых людей» для «конструктивных» инакомыслящих. Но сама политическая сцена остается вотчиной одного актора и то, что в оркестровую яму разрешили передавать петиции, никак не меняет его игру – даже если эти петиции кто-то действительно читает.

Настоящие оппозиционные структуры все еще находятся в режиме борьбы за выживание, готовятся быть полезными на случай, если власть вдруг зашатается или если народу вдруг захочется выразить недовольство какой-то явной несправедливостью государственной машины – тогда надо будет, чтобы кто-то приносил мегафон, как это было весной 2017 году, когда в Минске и регионах прокатилась волна протестов против «антитунеядского» декрета №3.

Похоже, что Канопацкая – если кроме заявления в Facebook она предпримет какие-то практические действия по созданию движения «Вперед, Беларусь!», – выходит на рынок борьбы за волонтеров. Люди нужны всем, но ярких идей и финансовых ресурсов для увлечения людей за собой сейчас нет ни у одной из оппозиционных структур. Уже были прецеденты, когда бывший глава ФПБ Владимир Гончарик, бывший министр сельского хозяйства Василий Леонов (кстати, он создавал в 2001 году движение «За новую Беларусь»), бывший министр внешнеэкомических связей Михаил Маринич и др. вкладывали в свой политический проект собственные средства и связи, но их хватало, как правило, только на одну электоральную кампанию, а не на полный цикл от местных до президентских выборов.

При этом не исключено, что Канопацкая не ожидала такого внимания к своему посту в Facebook о создании нового движения «Вперед, Беларусь!», так как ранее аналогичную виртуальную инициативу «Народный закон» никто особо не заметил.

Но если за инициативой «Вперед, Беларусь!» действительно стоят серьезные намерения, то она вполне укладывается в общую для оппозиционных кругов тенденцию кристаллизации команд вокруг тех или иных лидеров, обладающих амбициями и выходам к ресурсам. Другое дело что в основном этот процесс сейчас идет тихо, поскольку и делить особо нечего, и в бой никто не зовет.

Канопацкая поступила по-иному – сделала именно громкое заявление, и теперь до сих пор не может объяснить политсовету ОГП чего добивается на самом деле, тем более что анонсированной ею создание конкурирующих партии структур на период местных выборов оказалось для коллег по партии настоящим сюрпризом. Неужели идея «Вперед, Беларусь!» настолько сложная, что политтехнологи из ОГП не смогли ее понять?

Еще одну популярную версию действий Канопацкой предлагают те, кто в свое время выдвижение рядового члена «Говори правду» Татьяны Короткевич кандидатом в президенты считал проектом правящего режима по созданию спарринг-партнера для главы государства. Теперь они говорят, что «вместо Тани теперь Аня», а политолог Павел Усов в шутку предложил скрестить оба проекта в один «Говори, двигаясь!»

Так или иначе, но пост Анны Канопацкой о создании «Вперед, Беларусь!» пока не превратился в реальное действие, хотя бы как отказ депутата-оппозиционера от бело-красно-белого значка. В архиве новейшей истории Беларуси много громких заявлений, о которых забыли через очень короткое время. Давайте судить по делам, а не по словам.