Евразийский тандем: романтизм vs реализм

Белорусско-казахские отношения в контексте евразийской интеграции

В текущем году отмечается 25-летие установления дипломатических отношений Беларуси и Казахстана, и это очередное юбилейное событие в серии подобных в связи с 25-летием белорусской дипломатии в целом. Проводятся семинары, конференции и круглые столы в Минске и Астане. Официальный дискурс исключительно положительный и даже романтичный. Апелляции к «общему историческому прошлому», к тому, какой Казахстан замечательный «рынок для белорусских товаропроизводителей» и главное – к «стратегическим союзническим отношениям». Об отдельных «пятнах» на солнце дружбы говорят скороговоркой и добавляют, что эти «пятна» уже бледнеют.

Прагматизм, или как «базис определил надстройку»

Еще три года назад белорусские аналитики, включая независимых, отзывались о Казахстане как об идеальном партнере для Минска. И торговля растет, и на одном языке говорим, и экономики комплиментарны, политических проблем нет, торговое сальдо положительное. Успехи торгово-экономического партнерства даже ЕАЭС стали приписывать. И ничто, казалось, не способно омрачить горизонтов. Сегодня картина несколько потускнела. Почему?

В 2014 году был достигнут торговый пик (объем товарооборота USD966,8 млн), который сегодня кажется почти недостижимым. Положительное сальдо составляло было USD 879,4 млн.

Итоги 2016 года показывают драматичное падение двусторонней торговли – до USD419,1 млн, а для белорусского экспорта падение в 2,5 раза до USD363,7 млн. Снижение объема торговли произошло за счет традиционных статей экспорта – молоко и молочные продукты, а также тракторы и седельные тягачи. Кроме того, снизилась торговля нефтепродуктами, сахаром, замороженной говядиной, мебелью.

Первоначально в 2015-2016 гг. было принято объяснять подобное падение такими стрессовыми факторами как девальвация национальных валют стран ЕАЭС, санкциями против России, снижением покупательной способности населения Казахстана и Беларуси, в целом мировым финансовым и экономическим кризисом, а также рецессией национальных экономик. Но сегодня все более очевидно, что протекционистские меры, которые были предприняты правительствами государств также стали отрицательным фактором снижения торговли.

В официальных отчетах все больше акцент делается на достижениях в области производственной кооперации – создании сборочных производств в Казахстане: за счет этого сектора сегодня уже отмечается рост объема торговли за первое полугодие 2017 г. Среди таких «прорывных» направлений считается сборка тракторов, грузовой и дорожно-строительных техники. Почти все гиганты промышленного сектора Беларуси имеют свою сборку в Казахстане. И снова зазвучали оптимистичные фразы – рост, сотрудничество, перспектива.

Но, несмотря на спады и подъемы, структура двусторонних отношений за эти годы стала претерпевать изменения, которые носят долгосрочный негативный характер. Оживление торговли связано с несколькими аспектами.

Во-первых, белорусские экспортеры пытаются адаптироваться к новым, ухудшающимся условиям. Было сделано немало для диверсификации экспорта. Например, был расширен список товарных позиций за счет совсем новых статей – таких, как рельсы, трубы, кислоты карбоновые, растения для парфюмерии или фармацевтики, панели, плитки, блоки, изделия из растительного волокна. Одновременно расширился список казахстанского импорта: уголь, легковые автомобили, нефтепродукты и лекарства. Сырая нефть как традиционная статья экспорта Казахстана сейчас уже не является единственной.

Во-вторых, в связи с новыми амбициозными планами казахстанского руководства по «третьей волне модернизации» предполагается существенное вливание в индустриализацию экономики. Поэтому: трубы, плиты, рельсы.

В-третьих, все еще востребованы белорусские услуги и качественный человеческий капитал – инженеры, технологи, строители, врачи.

Казалось бы, Минск находит свою нишу, адаптируется, и вновь Казахстан становится идеальным партнером. Но стоит обратить внимание на то, что теперь все чаще востребована не готовая товарная продукция, а материалы и услуги. Если ранее благодаря таким партнерским отношениям были заказы для производств в Беларуси, а значит вопросы загруженности производств, занятости населения и в целом стабильного экономического благосостояние решался в привычном индустриальном ключе (Беларусь – «всесоюзная сборка»), то сейчас игра изменилась.

Казахстан не намерен мириться со своим сырьевым статусом и совершает индустриальную революцию с интеграцией новейших элементов экономики-4.0. Например, известны планы по строительству производства 3-Dпринтеров. Прощай эпоха «твердых» индустриальных представлений! Прощай Маркс!

Немного геополитики

Модно стало говорить о возвращении геополитики в современную мировую повестку. И если рассматривать Беларусь и Казахстан, то у стран есть много общего, но оно не мотивирует к объединению, скорее – напротив.

Обе страны не имеют выхода к морю, а это значит, что торговля обходится довольно дорого. Исходя из экономистичного мышления, которое все еще сильно, невзирая на геополитические игры, для таких государств выгоднее интеграция со странами, имеющими надежный выход к морю, с развитой инфраструктурой и находящиеся поблизости, то есть по соседству. При этом партнеры, имеющие выход к морю, не должны слишком давить и завышать цену на свои услуги. Для Беларуси это страны Балтии и Украина, для Казахстана ситуация обстоит сложнее. С другой стороны, общность инфраструктурных стандартов (колея, технические регламенты и пр.), географическое положение между крупнейшими политическими и экономическими игроками делает Беларусь и Казахстан такими сухопутными кластерами Европы и Азии – олицетворяя биконтинентализм Евразии в прагматичном прочтении.

Россия-матушка

Бессмысленно рассуждать о сотрудничестве, торговле и перспективе интеграции без старшего партнера по Евразии – России. Характеризуя политику Москвы, эксперты склонны больше прибегать к оценкам в духе геополитики и стратегии. Подобная традиция вполне обоснована, но в этой статье, хочется предложить рассмотрение российской политики как институционально-рациональной.

Для успешного белорусско-казахстанского сотрудничества проект ЕАЭС был почти подарком, если бы не слишком спешная интеграция с перепрыгиванием через ее ступени. Беларусь интересует казахстанские ресурсы, а для Казахстана была важна технологическая поддержка Минска. И для «полной идиллии» не хватало единых железнодорожных тарифов, единых цен на энергоносители. Но российские бизнес- и политические элиты имеют свои планы. В условиях санкционного режима принятые программы «импортозамещения» приводят к усилению российской товарной экспансии как внутри страны, так и в соседние регионы, например, в Казахстан, где торговый климат мягче белорусского. Нормы ВТО также способствуют все большему российскому товарному присутствию. Это касается молочной и машинной продукции. Кроме того, Китай, найдя «прорехи» в ЕАЭС, стал ставить заводы и фабрики в Казахстане, участвуя в индустриализации Центральной Азии, что совпадает с планами местного руководства.

Для Минска в ЕАЭС, и в Казахстане в частности, сформированы такие конкурентные условия, что несмотря на то, что белорусы «умельцы на все руки», круг возможностей сокращается как «шагреневая кожа». Даже Парк высоких технологий в целом не может компенсировать главный пробел – устаревшие технологии управления и реагирования на высокоскоростные изменения.