Почему новые санкции являются торговой войной

Изменение структуры поставок газа на европейские рынки – вопрос времени

28 июля Конгресс США одобрил новые санкции в отношении России. 2 августа закон был подписан президентом США Трампом, и прописанные в нем меры вступили в действие.

Хотя политически мотивированные санкционные меры как таковые ограничивают потенциал попавших под них государств в определенных сферах – в том числе потенциал развития торговли и экономики – ситуация, в которой политические санкции создают для конкретных государств конкурентные преимущества в отдельных сферах, достаточно редки. В случае с новыми американскими санкциями против России мы, вероятно, наблюдаем ситуацию, близкую к торговой войне.

В числе прочих мер новый «пакет» американских санкций включает в себя ограничительные меры в области нефтедобычи и экспорта нефти и газа. И если санкции в области нефтедобычи являются, по сути, углублением уже существовавших мер, то санкции, касающиеся экспорта нефти и газа – абсолютно новая мера, фактически дающая США и другим экспортерам энергоносителей (в первую очередь, газа) конкурентные преимущества.

Суть санкций

Более детально, санкции в отношении российского топливо-энергетического комплекса касаются следующих областей:

Нефтяные проекты. Новые санкции позволяют наложить санкции на компании, участвующие в любых проектах по освоению глубоководных месторождений, а также месторождений в Арктике и на шельфе совместно с российскими компаниями. По сути это расширение предыдущего санкционного пакета, запрещавшего американским компаниям сотрудничать с российскими при освоении шельфа России. Российские компании теперь не смогут участвовать ни в одном проекте совместно с иностранными партнерами, если доля российской компании в проекте превышает 33%.

Экспортные трубопроводы. Принятый Конгрессом список санкций предусматривает для президента США возможность наложения санкций против любых лиц или компаний, участвующих в проектах по созданию или обслуживанию российских экспортных трубопроводов в случае, если сумма проекта составляет не менее USD1 млн единовременно разово или не менее USD5 млн в течение года.

На что санкции могут повлиять?

В отношении нефтяных проектов на сегодняшний день санкции являются практически «беззубыми». Все дело в том, что российские компании сейчас участвуют только в двух проектах по освоению глубоководных месторождений совместно с иностранными компаниями. Эти проекты – разработка газоконденсатного месторождения Шах-Дениз (в нем участвует Лукойл), и средиземноморское месторождение Зохр (российский участник – Роснефть). Однако, в проекте по освоению Шах-Дениза Лукойл владеет всего 10%, а в проекте по освоению Зохр Роснефти принадлежат 30%, что ниже доли в размере 33%, необходимой для наложения санкций.

В долгосрочной перспективе санкции, однако, могут практически поставить крест на других потенциальных проектах российских энергетических компаний с иностранными. Даже в случае, если доля российской компании в проекте будет равна или будет меньше 33%, иностранные компании с высокой вероятностью будут отказываться от совместного участия в проекте из-за высоких рисков – просто говоря, «на всякий случай».

Список экспортных трубопроводных проектов (реализованных или реализуемых) участники которых могут попасть под санкции из-за сотрудничества с российскими компаниями включает:

  • Северный поток и Северный поток-2,
  • Южно-Кавказский газопровод,
  • Голубой поток,
  • Каспийский трубопроводный консорциум,
  • СПГ Сахалин-2,
  • Балтийский СПГ,
  • Турецкий поток.

Как видно, среди «рискующих» проектов – одни из крупнейших экспортных газопроводов России и все российские проекты, включающие постройку заводов по сжижению природного газа, основными потребителями продукции которых, согласно бизнес-планам, будут являться европейские страны.

Почему торговая война?

Обновленная энергетическая стратегия США прямо называет Россию конкурентом на рынке энергоносителей, и если ранее энергетическая стратегия Соединенных Штатов фокусировалась на обеспечении энергетической безопасности, то теперь ее приоритетом называется «энергетическое доминирование». Фактически новые санкции должны затормозить развитие проектов экспортных трубопроводов и проектов СПГ, которыми владеют российские компании. Трубопроводы нельзя будет не только строить, но и ремонтировать с привлечением иностранных компаний – а этот вопрос является критически важным для безопасности энергопоставок по трубопроводу. Это неизбежно отразится на устойчивости и объемах поставок газа из России в Европу. При их снижении США, которые (согласно прогнозам Международного энергетического агентства) к 2022 году будут обеспечивать 20% мировой добычи газа, с легкостью смогут их заместить своим природным газом.

Хотя европейские страны выразили опасение в связи с новыми американскими санкциями, утверждая, что они могут навредить энергетической безопасности Европы, последние 15 лет взаимодействия с Россией в области поставок природного газа показали, что для европейского потребителя нет ничего лучше диверсификации источников энергопоставок. В случае, если замещение российских поставок американскими будет градуальным и основанным на переговорах с европейскими партнерами, изменение структуры поставок газа на европейские рынки, скорее всего, является лишь вопросом времени. Собственно, одним из важных пунктов новых американских санкций является оговорка о том, что применение санкций, касающихся экспортных трубопроводных проектов, возможно только после консультаций с «локальными партнерами».

Иными словами, санкции будут тогда, когда США договорятся с европейскими странами о поставках своего природного газа.