Россия теперь часть «оси зла». Следствия для Беларуси? (II)

США переходят в отношении России к стратегии принуждающей мощи

Недавно подписанный американским президентом закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» переводит конфронтацию между Россией и США на качественно новый уровень. Главный его замысел заключается не в том, чтобы ужесточить ограничительные меры против России в сфере финансирования государственных долговых обязательств, инвестиционной активности, кредитования государственных корпораций и компаний с госучастием, усилением давления на российских партнёров и ограничением трансфера технологий в нефтегазовой сфере, а в том, чтобы бросить вызов самому политическому режиму России, основанному на государственно-олигархическом капитализме, и подорвать сети его влияния в мире. США переходят от видимости сдерживания к стратегии принуждающей мощи в отношении России.

Продолжение. См. Часть I

Охота на российскую элиту

Если предыдущие американские санкции против России вводились за нарушение территориальной целостности Украины, то нынешний закон по сути объявляет охоту на российскую элиту и развязывает руки США для введения новых санкций за те или иные действия российских элит, которые США посчитают враждебными. Закон также открывает двери для применения санкций на практически неопределенный круг российских юридических и физических лиц в будущем.

Теперь задачей Вашингтона является не просто наказание России за нарушение территориальной целостности Украины, вмешательство во внутренние дела США и другие агрессивные действия на международной арене, но выявление наиболее значимых высокопоставленных политиков и олигархов на основе их близости к российскому режиму и размеру их состояния. Вашингтон также намерен оценить отношения между ними и президентом Владимиром Путиным или другими членами правящей российской элиты, определить их вовлечённость в коррупцию и связь с «квазигосударственными cтруктурами», а также определить состояния и источники дохода данных лиц и членов их семей (включая супругов, детей, родителей и братьев/сестер), их активов, инвестиций и бизнес-интересов.

При этом Министерству финансов США, Управлению Директора национальной разведки и Госдепартаменту предписывается не просто выявление незаконных финансовых потоков, связанных с Российской Федерацией, но их пресечение если таковые затрагивают финансовую систему США или их союзников, прежде всего в Европе. В частности, США намерены работать с отдельными странами Европы и Евразии для того, чтобы гарантировать неиспользование их финансовых систем для сокрытия незаконной финансовой деятельности членов правительства Российской Федерации или лиц в ближайшем окружении президента Владимира Путина, наживающихся на коррупции. По сути, это означает экстерриториальный характер данных мер.

Для обеспечения финансирования мероприятий по расследованию незаконных и сомнительных финансовых операций российских олигархов и представителей правительства даже учреждается «Фонд противодействия российскому влиянию» (которому выделяется на 2018 и 2019 финансовые годы USD250 млн).

От видимости сдерживания к стратегии принуждающей мощи

С учетом ранее принятых санкций в отношении России, а также мер военного сдерживания в Восточной Европе (которые многие американские аналитики считают недостаточными), новый санкционный закон свидетельствует о том, что США переходят в отношении России к стратегии принуждающей мощи, которая с 2016 года была выделена в отдельный тип национальной мощи США.

Инструменты принуждающей мощи объединяют в себе в основном невоенные методы и средства принуждения (но не исключают их полностью), наиболее перспективными из которых американскими аналитиками из корпорации RAND были признаны финансовые санкции, наступательные кибер-операции и поддержка ненасильственной политической оппозиции. В состав инструментов принуждающей мощи входят также торговые санкции, эмбарго на поставки вооружений и запрет на трансфер технологий, использование энергоресурсов, блокировка транзитных коммуникаций (прежде всего морских), поддержка противников врага и др.

Целью стратегии принуждающей мощи является принуждение к уступкам и изменению внешней и внутренней политики, ослабление мощи и влияния государства или негосударственного актора, в отношении которого она применяется.

Теперь закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций», по сути, вводит недостающие элементы санкционного пазла против России и объявляет в качестве цели системное сдерживание и принуждение России к изменению ее политики. Так, новый санкционный закон не просто ужесточает финансовые санкции, но сигнализирует о возможности введения новых санкции против российской элиты. Теперь США включаются в борьбу за энергетический рынок Европы с целью уменьшения ее зависимости от России (посредством блокирования российских трубопроводных проектов и в перспективе перекраивания европейского рынка углеводородов). Специальная секретная программа, предполагающая выявление уязвимостей в критической инфраструктуре России для последующих кибер-операций со стороны США, была санкционирована еще Бараком Обамой в последние месяцы президентства в ответ на российское вмешательство в президентские выборы в 2016 г. Пентагон параллельно с принятие нового санкционного закона разработал программу поставок оборонительного вооружения Украине, для сдерживания возможных наступательных операций сепаратистских формирований ДНР и ЛНР при поддержке российских вооруженных сил.

Американские стратеги подчеркивают, что применение стратегии принуждающей мощи обычно знаменует переход на новую ступень лестницы эскалации. И нет сомнений, что именно так новый американский санкционный закон рассматривается кремлевскими стратегами. Тем более, что практически сразу американские конгрессмены заявили о готовности ввести дополнительные санкции против России за нарушение Договора о ракетах средней и малой дальности (РСМД), а также лишить Россию права проведения Чемпионата мира по футболу-2018. У США имеются подозрения, которые косвенно подтверждаются данными южнокорейской разведки, относительно возможного участия России в северокорейской ракетной программе, за что также предлагается наказать Кремль.

Несмотря на это, Вашингтон не заинтересован в полном разрыве всех коммуникаций с Москвой, сохраняя некоторые формальные и неформальные каналы. Наоборот, стратегия принуждающей мощи предполагает, что в силу оказываемого давления в российских элитах произойдет фрагментация и они сами начнут искать каналы для коммуникации Вашингтоном (кстати, именно это произошло в случае с Ираном).

«Осажденная крепость» или «эскалационное доминирование»

Главный вопрос заключается в том, какой сценарий реагирования на новые санкции США выберет Россия. У российского руководства не так много возможностей в плане симметричного ответа в финансово-экономическом измерении, однако сохраняются опции для ассиметричного реагирования военно-политическими инструментами.

И с учетом того, что в России уже началась предвыборная президентская кампания, этот сценарий ответа во многом ляжет в основу как внутри-, так и внешнеполитической повестки дня следующего президента. Тем более, что первый доклад о российских олигархах и квазигосударственных структурах, а также их связях лично с Владимиром Путиным и другими высокопоставленными лицами, должен быть подготовлен американскими ведомствами приблизительно к концу января 2018 года, т.е. в самый разгар президентской избирательной кампании Владимира Путина на пост президента (выборы должны пройти 18 марта 2018 г., в годовщину аннексии Крыма), что создает, безусловно, ряд новых вызовов и рисков для международной позиции России и интересов российской элиты, которые Кремль не сможет проигнорировать.

Исходя из этого можно выделить два возможных сценария – «Осажденная крепость» и «Эскалационное доминирование».

Окончание следует.