Как действовать Минску для сохранения внешнеполитической устойчивости?

Рациональность в российско-белорусских отношениях

Совокупность тенденций и событий в региональной политике последних лет включая аннексию Россией Крыма, конфликт на Донбассе, снижение выгод постсоветской интеграции, а также исчерпанность белорусской экономической модели вынуждают Минск искать большей внешнеполитической устойчивости. После того как Россия для Беларуси превратилась из гаранта безопасности в потенциальную угрозу ей, а из щита от глобального рынка – в его проводника, рациональным выходом для белорусских властей становится распределение внешнеполитических рисков. Нормализация отношений с Западом – закономерная часть такой стратегии. Рационализация отношений с Россией – другая ее необходимая часть.

Для успеха политики нормализации отношений со странами Запада требуется учесть несколько соображений, и прежде всего – то обстоятельство, что эти отношения неизбежно будут тормозиться прежними подходами к взаимодействию с главным союзником – Россией.

Несмотря на тот очевидный факт, что Россия во все возрастающей степени выстраивает свои отношения со странами «периметра» в сильной зависимости от того, располагают ли последние альтернативами для доступа к услугам, аналогичным поставляемым Россией, белорусская переговорная команда не меняется сама и не меняет свои подходы к взаимодействию с союзником, выстраивая их в парадигме «братства». В основе переговорной стратегии лежат нерациональные аргументы – отеческая ответственность России за Беларусь, общая история, метальная близость и т.д. Предполагается, что за счет аргументов «родства» (то есть фактически играя на фобиях и маниях российского правящего класса) Беларусь может извлекать сверхприбыли из двустороннего сотрудничества.

Сегодня преимущества такого подхода все менее очевидны.

Во-первых, Россия – благодаря все тем же нерациональным аргументам – понимает свое взаимодействие с Беларусью преимущественного как «братскую помощь», причем в эту «помощь» включаются и кредиты по высоким ставкам, и пользование транзитными путями Беларуси по самым низким в регионе тарифам, и «жертвы» естественных монополий в виде невысоких прибылей в сравнении с богатыми и развитыми странами. Такое «снисходительное» отношение девальвирует стоимость оказываемых Беларусью России услуг (транспорт и логистика, таможенные услуги, безопасность и пр.) и снижает вес белорусских аргументов в переговорах об условиях сотрудничества.

Во-вторых, Беларусь «нормализует» свои отношения с Западом с неизбежной оглядкой на Россию и в любой момент за ее «помощь» готова пожертвовать многосторонними договоренностями о реализации альтернативных российскому торгово-экономическому доминированию проектов. Такие проекты в большинстве случаев используются в переговорах с Россией в качестве «ставки отказа».

Это может касаться как реверсивного использования нефтепровода Одесса-Броды (и любых других «вертикальных» путей доставки энергоресурсов в регионе), так и наземных магистралей в направлении юг-север. А если Беларусь все-таки участвует в континентальных многосторонних транзитных проектах, то, как в случае с контейнерным поездом Иу-Забайкальск-Рига, только в качестве простого исполнителя, а правила функционирования перевозок внутри ЕАЭС устанавливают российские лобби.

Таким образом, Минску целесообразно было бы переместить акценты в переговорах с Россией с «родственных» на рациональные. Это тем более важно, что экономики Беларуси и России, которые прежде скорее взаимно дополняли друг друга, становятся все более конкурентными – как в области производства, так и инфраструктуры. Большинство спрятанных от приватизации флагманских белорусских производств к настоящему моменту имеет прямых конкурентов в Федерации – в сфере машиностроения, пищевой, легкой и химической промышленности. Кроме того, с момента обретения независимости Россия весьма интенсивно занимается развитием собственной транспортной и торговой инфраструктуры для снижения зависимости от Беларуси и других сопредельных стран – это и строительство новых газо-нефтепроводов (Северный потоки и БТС-1,2), и развитие морских портов (Приморск, Усть-Луга), и модернизация путей сообщения (авто- и железных дорог).

Для Беларуси (и стран региона в целом) это создает в будущем вызовы, связанные с падением российского грузопотока через них и настойчивостью России в продвижении транспортно-логистических проектов на своей территории, но также и возможности: по причине внимания к развитию собственной транспортно-логистической инфраструктуры интерес России к «инфраструктурному» сотрудничеству с Беларусью, к удержанию ее инфраструктуры в монопольном пользовании, неуклонно падает. Это позволяет Беларуси и другим странам региона развивать альтернативные логистические проекты, не угрожающие российским интересам.