Нехороший сигнал

22 мая Александр Лукашенко «вынес сор из избы» и публично потребовал объяснений, почему к его человеку, Леониду Пеньковскому, председателю Оршанского райисполкома вломились силовики. По словам самого президента – это нехороший сигнал, но дело может быть не только в бытовом конфликте областной и районной администрации. Скандал, который спровоцировал новый руководитель Оршанского района, показал, что региональные власти далеко не всегда координируют свои действия с центром. Другими словами, кейс Пеньковского, актуализирует вопрос, насколько центр (Минск) действительно контролирует ситуацию в регионах.

Не выходил на связь

Накануне выездного заседания правительства, которое состоялось в Орше 23 мая, председатель Оршанского райисполкома несколько дней не выходил на связь. Скорее всего, за пару дней до выездного заседания Совмина руководством Витебского облисполкома было принято решение проверить (посредством силовиков), жив ли Леонид Пеньковский и если да, то в каком он состоянии. По слухам, председатель Оршанского несколько дней усиленно пил. Что опровергают в частности другие слухи, согласно которым, Пеньковский не пьет вообще. Так или иначе, официальная формулировка, которую обнародовала Администрация президента, Пеньковский, «в силу нахождения в болезненном состоянии», некоторое время отсутствовал на работе и не выходил на связь.

22 мая Александр Лукашенко потребовал от председателя Следственного комитета дать оценку, имели ли представители силовых структур право проникать в дом человека, который находится в кадровом реестре главы государства. В частности Лукашенко заявил: «Кто дал право к человеку, согласованному к назначению президентом, врываться в дом? Ведь для того чтобы правоохранительным органам даже вести какие-то расследования по человеку, входящему в кадровый реестр президента, надо согласие президента. Ворвались, начали что-то уточнять. Новый человек пришел работать. Клеймо на нем поставили. Нехороший сигнал».

Единственная реакция, которая позднее последовала со стороны СК – это заявление, что действия силовиков не были связаны ни с уголовным преследованием, ни с коррупционной деятельностью Пеньковского.

Указ №466

Чрезмерную осмотрительность и нервозность руководства Витебского облисполкома понять можно. Президентским указом №466 Оршанский район определен как центр экономического развития Витебской области. В ближайшее время к региону будет крайне пристальное внимание Минска. В частности, развитие городов спутников Орши (Барани и Болбасово) будет курировать управляющий делами президента Виктор Шейман; за создание на базе Оршанского района сельскохозяйственного холдинга и модернизацию поселка Копысь отвечает помощник президента по общим вопросам Николай Корбут.

Если предположить, что человек номер №1 в районе пропал, не отвечает на телефонные звонки и не появляется на рабочем месте, логично, что руководство Витебского облисполкома подключило милицию. Не логична реакция человека номер №1 в стране. Пожалуй, впервые в своей кадровой практике Лукашенко был вынужден оправдывать своего подчиненного районного уровня перед региональными элитами спустя всего 2 недели после назначения. Реакция президента говорит не столько о недовольстве действиями местных силовиков, сколько о раздражении в адрес облисполкома, который не стал координировать свои шаги с Минском.

118 районов

В Беларуси 118 административных районов, и если в режиме ручного управления (а иным способом в Беларуси ничего не работает) уделять внимание хотя бы одному району в день, то получится, что на протяжении года глава государства может быть вовлечен в жизнь конкретного райцентра в лучшем случае два с половиной дня в году. Это без учета выходных и праздничных дней, дней, посвященных «внешней политике» и прочим вопросам. На практике же ситуация такова, что внимание президента к региональному развитию в настоящее время сужено до 3-4 районов. Остальные регионы, видимо, вынуждены будут жить по-своему, то есть все больше отрываться от центра. Единственный выход – принципиально изменить ситуацию, дать свободу в развитии местного самоуправления, однако на эту тему нет даже публичной дискуссии. Напротив, все остается на своих местах, в том числе и глава Орши. А вместо 118 районов приоритетное внимание Минска, в лучшем случае, будет приковано к 4 райцентрам.

12 мая Лукашенко анонсировал, по его словам, «новую эпопею», он пообещал уделять «особое внимание на развитие крупных региональных центров», таких как Орша, Бобруйск, Борисов и Барановичи. Назначение экс-руководителя Бешенковичского райисполкома (одного из самых слабых районов не только на уровне Витебской области, но и на уровне республики) на должность руководителя Орши, в данном конкретном случае показывает, что кадрового потенциала для регионального развития нет. Что касается экономического состояния того же Оршанского района: собственных средств у большинства организаций и предприятий района недостаточно, многие из них устойчиво неплатежеспособны. В качестве драйвера развития правительство рассматривает налоговые льготы на 50 лет для компаний резидентов Оршанского района.

«Кейс Пеньковского»

«Кейс Пеньковского» показывает плавную потерю Минском полного контроля над социально-экономической ситуацией в регионах. Косвенно это подтверждается и массовыми митингами против президентского декрета №3, которые не смогли спрогнозировать в Администрации президента. Снижения управляемости регионами является результатом определенной усталости Лукашенко от вопросов внутренней политики и отсутствия конкуренции для областных элит внутри регионов. Если на уровне Минска существует хоть некоторая прозрачность в принятии решений, конкуренция спецслужб, внимание со стороны оппозиции, негосударственных медиа и гражданского сообщества, то ничего подобного в провинции нет.

Теоретически эти лакуны должен был бы закрывать институт помощников – главных инспекторов в регионах. Но даже Лукашенко был вынужден признать, что те кто формально отвечают за кадровую политику в регионах, практически не имеют доступ к первому лицу. В результате на практике местное управление замыкают на себя представители региональной номенклатуры и силовых структур. Последние характеризуются крайней закрытостью и непрозрачностью не только для местного населения, но и для Минска. Единственное, в чем заинтересованы региональные элиты в такой конфигурации, – это выстроить личные бизнес-связи и максимально быстрое обогатиться, в том числе и за счет коррупционных схем.

Текущая региональная политика привела к резкому снижению доверия к местным органам власти со стороны населения, отсутствию новых драйверов экономического развития, росту безработицы, а также росту коррупционных схем, в которые все чаще оказываются вовлечены госменеджеры районного уровня.

В принципе такое положение дел в регионах не особенно опасно для Минска в аспекте полной потери управления – в силу географического масштаба станы. Однако для местного населения это означает усиление экономической депрессии и все больший разрыв с местными органами власти. Уровень ответственности местных властей перед Минском может быть сведен исключительно к формальному обеспечению избирательных процедур (явка и прочие показатели). Учитывая, что обеспечение явки на выборах – главное светлое пятно в публичной биографии Леонида Пеньковского (99,2% в 2015 году), то ему можно в принципе вообще не ходить на работу до 2020 года.