Цены: статистика и метод жены Александра Лившица

Журналисты “Радыё Свабода” ежемесячно мониторят динамику цен на базовые для населения товары и услуги. В начале каждого месяца они фиксируют цены на свинину, картофель, яйца, хлеб, молоко, растительное масло и сахар, на автомобильное топливо, проезд в общественном городском транспорте и билет в кинотеатр.

По данным мониторинга (цены 5 апреля 2017 года по сравнению с 5 января 2017 года) цена корзинки подешевела на 2,32%. За указанный срок не изменились цены на масло и проезд, свинина (килограмм шейной части) подешевела на 20%. Видимо, благодаря этому подешевела вся корзинка, хотя остальные продукты подорожали. Как и культурные платные услуги – билеты в кинотеатр.

Для своих оперативных целей журналисты предельно сузили выборку товаров и услуг, реализуемых на розничном рынке, полагая, что официальная статистика вводит в заблуждение граждан. И пришли к выводу, что нет, что партия и правительство движутся правильным курсом. Трудным, тернистым и пр., но вот «потребительская корзинка» дешевеет. Хотя, удивляются журналисты, “нямытая, беларуская” картошка подорожала на 42,1%. Это не нормально? Нормально. К этому времени растут накладные расходы на хранение картофеля и его реализации. К тому же действует сезонный фактор – осенью он снижал цену картофеля, зимой – особенно весной, повышает.

Этот метод ценового мониторинга можно назвать «методом жены Александра Лившица». Когда к нему, советнику президента Ельцина по экономике, приставали с вопросами о ценовом беспределе на потребительском рынке, он советовал обращаться за ответом на вопрос к женам, поскольку те всегда знают, что и почем. Мол, нельзя ставить под сомнения данные Росстата и собственной жены.

Так вот, если верить Белстату (пока имеются только по февралю), индекс потребительских цен в феврале 2017 года по сравнению с декабрем 2016 года составил 101,4%: по продтоварам – 101,7%, по непродовольственным товарам – 100,8%, по услугам – 101,8%. Иными словами, официальная статистика утверждает, что цены растут. Но медленнее, чем это предусмотрено прогнозом на год. Государственная статистика – дело серьезное. Она не свободна от присущих ей естественных изъянов, но в любом случае, даже если она создает приятную картинку для властей, она применяет вполне научные методы.

К тому же большое видится на расстоянии: для определения индекса потребительских цен отобрано более 450 наименований товаров и услуг, приобретаемых населением и характеризующих фактическую структуру потребительских расходов населения. А регистрация цен и тарифов регулярно осуществляется по совокупности выборки предприятий государственной торговли, потребительской кооперации, на городских и неформальных рынках, в предприятиях сферы услуг различных форм собственности.

С таким подходом трудно не согласиться, а приведенные данные трудно опровергнуть отдельно взятой домохозяйке или даже всеми домохозяйками в стране. Они могут заявлять, что «ананас не про нас», а им возразят, что менее половины населения знают, что такое ананас, и менее 2% этот фрукт-овощ покупают. Равно как и устрицы, и трюфели, и какую-нибудь мраморную говядину. Во-вторых, статистика дает представления о тенденциях на рынке, если сопоставляются данные по аналогичным достаточно длительным периодам: пятилетка – к предшествующей пятилетке, год – к предшествующему году, квартал – к кварталу, месяц к аналогичному периоду месяцу прошлого года. В-третьих, официальная статистика используется для целей государственного регулирования цен. Рыночные механизмы в любой экономике действует – в том числе и в белорусской – но государство регулярно корректирует цены.

В самом деле, всякий раз, когда обещалась либерализация торговли, все сводилось к административному увеличению цен. Например, по данным Белстата, в феврале 2017 года свинина (кроме бескостного мяса) подешевела по сравнению с декабрем 2016 года на 3,3%. Но по сравнению с февралем 2016 года она подорожала на 13%. Реальная средняя зарплата в этих временных рамках не повысилась, а реальные пенсии сократились. Так что это удешевление относится к особенностям статистики, которые легко используются для манипуляций.

Слабонервным людям, наверное, не следует знакомиться с официальной статистикой. Всем остальным – нужно и полезно, поскольку она позволяет располагать вполне объективной информацией о том, как правительство управляет экономикой. Например, правительство говорит о либеральной реформе ЖКХ, что в принципе, должно снизить тарифы и платежи. Но на самом деле они растут, и конца этому росту нет. Поскольку главным получателем этих средств остается монополист – тот же ЖКХ. А монополист обожает повышать цены на свои услуги.

В этом легко убедиться, получив «жировку», но для «наукообразности» приведем официальную статистику: В 2016 году индекс потребительских цен составил 111,8%, но цены ЖКХ его обогнали (130,5%). За услугами следуют цены на продтовары. Намного обгоняя общий индекс потребительских цен, в прошлом году дорожали куры, рыба, сметана, яйца, хлеб, крупа (гречневая крупа за год подорожала в 1,36 раза), сахар, чай, фрукты. И когда у правительства возникает ощущение, что народ больше терпеть не может, оно административно задерживает рост цен на отдельные товары. Или даже снижает, чтобы повысить цены на иные товарные группы, а после возвращается к ценам на первые.

И все это напоминает пресловутую мозаичную психопатию, от которой оберечься не может никто. Ни статистики, ни правительство, ни домохозяйки, изучающие цены по методу жены Александра Лившица.