Малый и средний бизнес: чрезмерные ожидания

Ассамблея деловых кругов, организованная Республиканской конфедерацией предпринимательства, проходила 1 марта 2017 г. в атмосфере легкой эйфории. Функционеры от некрупного бизнеса радовались, что власти их снова заметили и даже пообещали поддержку. Но оправданны ли их ожидания?

Власть действительно захотела развивать малый и средний бизнес. Это связано с ростом безработицы и потребностью стимулирования самозанятости в предпринимательском секторе. Кроме того, стагнация производства уменьшила поступления в бюджет и ограничила финансовые возможности госорганов. Поэтому им нужно увеличение налоговых поступлений от частного бизнеса. Но этого не происходит, поскольку предпринимательский сектор в стране также свертывается. За 2013-2015 годы общее число работников малых и средних предприятий сократилось на 8,2%. Если в 2010 году доля малого и среднего предпринимательства (МСП) в общем объеме инвестиций составляла 39,7%, то по итогам 2015 года – 36,7%. В условиях чрезмерной зарегламентированности ведения бизнеса в Беларуси МСП так и не стало тем средством, которое могло бы смягчить растущую социальную напряженность.

После пинка сверху чиновники вдруг стали проявлять повышенную заботу о предпринимателях.  Было объявлено об упрощении процедуры открытия и закрытия предприятий, сокращении проверок, значительном смягчении санитарных норм, принятии других мер по удалению препятствий для повышения деловой активности.

Принятые государством меры функционеры некрупного бизнеса, подзуженные либеральными идеологами, восприняли как ослабление позиции властных структур, чем и решили воспользоваться, пытаясь расширить видимые им одним трещины в административной системе. Поэтому в разработанном Республиканской конфедерацией предпринимательства проекте «Национальной платформы бизнеса Беларуси-2017» одной из основных причин кризисных явлений в экономике было объявлено сохранение роли государства как главного инвестора, производителя и потребителя товаров и услуг. В связи с этим от органов государственного управления потребовали радикального сокращения их полномочий. Частичное упразднение функций государства должно осуществляться путем снижения величины «предельного показателя налоговых доходов органов государственного управления, включая ФСЗН: в 2018 г. – 32% ВВП, в 2019 г. – 29% ВВП, в 2020г. – 27% ВВП». При этом предложено оперативно сократить долю льготных кредитов в общем объёме кредитования с 44 до 20% (п. 54 «платформы»).

Но это еще цветочки. Осмелевшее руководство конфедерации желает «полной прозрачности доходов и расходов всех органов государственного управления – с публикацией результатов на сайтах этих органов. Кроме того, по их мнению, на сайте Минфина должна вывешиваться полная, детальная информации о прошлых, настоящих и будущих бюджетных расходах органов государственного управления в рамках бюджетного процесса (пп. 76,77 «платформы»). Настаивая на ограничении роли госорганов, одновременно предлагается направлять на поддержку частного бизнеса «не менее 1% от собственных доходов консолидируемых бюджетов областей и г. Минска», а также снизить «налоговую нагрузку и регуляторное бремя».

Повышенная самоуверенность предпринимательских функционеров проявилась и в ходе проведения Ассамблеи. Замминистра финансов Д. Кийко в своем выступлении сказал, что серьезного дополнительного бюджетного финансирования предприниматели не получат из-за недостатка средств. В ответ был предъявлен демарш: поскольку предприниматели недовольны работой главного финансового органа страны, то они сами придут в министерство и там будут разбираться в ситуации. Был также сделан «тонкий» намек, что Я. Романчук на каких-то курсах уже прошел обучение на должность министра финансов…

Создается впечатление, что функционеры от предпринимательства так не поняли главную причину ослабления регулирования бизнеса. А она проста. В старину, ранней весной, когда в деревнях начинался голод, хозяева отпускали собак с цепи для самостоятельного поиска пропитания. В аналогичном положении оказалась сегодня и власть: у нее все меньше возможностей финансирования бюджетных расходов. Поэтому госрегулирование слегка и ослабили, но дополнительно кормить бизнес из бюджета власти не собираются. Они также не намерены отдавать и властные полномочия.

А функционеры от малого и среднего бизнеса со своими советниками хотят не только льгот и послаблений, но и прямого вхождения во власть на плечах недовольных предпринимателей. Ослабления цепей госрегулирования им мало, хочется еще в хозяйские хоромы попасть и с одного стола с хозяином кормиться.

Есть серьезные сомнения, что такие амбициозные мечты могут быть реализованы на практике. Республиканская Конфедерация предпринимательства – это лишь одна из лоббистских структур, обладающая весьма ограниченными возможностями и минимальным влиянием на правительство. Их амбиции – ничто по сравнению с влиянием агарного, банковско-финансового и промышленного лобби.

Чем раньше предпринимательские функционеры правильно поймут свое реальное место в системе госуправления, тем большую пользу они смогут принести малому и среднему бизнесу. Их будут слушать, будут приглашать в разные комиссии, их мнение будет частично учитываться при разработке нормативных документов. Но не более того. Если же понимание так и не придет, то вполне вероятна смена подходов к оценке роли наиболее активных предпринимательских объединений в общественной жизни. Дразнить власть – рискованное занятие. Да и пользы политика конфронтации предпринимателям не принесет.

С властью на современном этапе нужно сотрудничать. Поэтому подготовленный работниками Министерства экономики, учеными и склонными к прагматике бизнесменами проект Стратегии развития малого и среднего предпринимательства на период до 2030 года под весьма амбициозным названием «Беларусь – страна успешного предпринимательства» имеет гораздо больше шансов на реализацию, чем «Платформа…».

Интересы предпринимателей нужно защищать, но делать это следует без мелкобуржуазной истерики и в рамках той системы общественных координат, в которую на сегодняшний день влип малый и средний бизнес. В будущем ситуация может измениться. Вот тогда и появятся новые лозунги. Но оценивать ситуацию нужно всегда трезво.