Почему обвал реальных доходов населения не вызвал оздоровления экономики

«Принцип один. Есть деньги – платим, нет денег – надо потерпеть» (цитата по Onliner.by от 29.01.2015) заявил А. Лукашенко еще в самом начале 2015 года, то есть задолго до знаменитой медведевской фразы «денег нет, но вы держитесь». В Китае люди за плошку риса работали – и вон каких успехов достигли, а в Беларуси дела все же лучше, высказался как-то по данному поводу наш руководитель. Один из чиновников пониже рангом тоже как-то заявил, что зарплаты у нас сегодня низкие, и это – наше большое конкурентное преимущество. Инвестор к нам теперь точно придет. Реальные доходы населения в самом деле падают не первый год, но инвестор почему-то не идет, и «китайского чуда» тоже не происходит. В чем же дело?

Да, в Китае изначально доходы были низкими, люди работали буквально за «плошку риса», если воспользоваться аналогией нашего руководителя. Но в Китае с момента начала реформ доходы трудящихся неизменно и непрерывно росли. Растут уже четвертое десятилетие подряд и к настоящему времени составляют более USD700 в месяц, если говорить о средней зарплате. Стимулы работать были и есть: люди понимают, что активный, честный труд делает их богаче с каждым годом. В Беларуси – напротив – реальные доходы населения падают уже не первый год подряд вне зависимости от интенсивности труда. Более того, у занятых на производствах доходы падают гораздо быстрее, чем у «вертикали» и силовиков. Сейчас зарплаты уже вплотную приблизились к африканским, но скачка производительности труда и роста экономики нет и не просматривается. Похоже, снижение доходов населения ведет не к росту экономики, а ускоряет ее спад. Впрочем, как и в Африке, где низкие и сверхнизкие доходы простых людей не стимулируют рост экономики. Более того, низкие доходы блокируют рост и обновление экономики.

Плохо, когда людям выплачиваются незаработанные деньги, но для экономики гораздо хуже, когда труд, реальная работа не оплачивается или же оплачивается ниже уровня «воспроизводства рабочей силы». В обоих случаях неизбежна деградация экономики. Словом, на «рабочей лошади» можно экономить, но до определенных пределов. Если она умрет от голода, голодать будет ее хозяин. Истощенная лошадь тоже пашет плохо. Но отчего-то наши «экономисты» от власти уверены, что с людьми как-то по-другому, что люди могут интенсивно трудиться при нищенских доходах. И без перспектив улучшения ситуации.

Повысить среднюю зарплату без всяких реформ, просто ради ее повышения, тоже прогрессивного смысла не имеет – как, скажем, недавние указания на счет «по 500». Это наши экономические власти пытались сделать уже не раз, но наша архаичная экономика не в состоянии вытянуть среднюю зарплату выше USD300-350 в эквиваленте. А поскольку с «лучших времен» она сильно упала, то сегодня и USD 250 для нее будет обузой. С другой стороны, проводить реформы под лозунгом «за плошку риса» – тоже ошибка. Это значит обречь начинание на провал. В какой-то степени наш глава государства это понимает. Не понимает он только, что подлинные реформы – это вовсе не ухудшение ситуации, а ее улучшение. Согласно высказываниям А. Лукашенко, он «готов к любым реформам», однако уверен, что граждане его страны не выдержат шоковой терапии экономики и начнут «устраивать майдан».

Впрочем, многие «рыночники-реформаторы», которые, в отличие от главы государства, выступают за структурные реформы, сходят с ним в том, что они – по меньшей мере, на первоначальном этапе – приведут к ухудшению жизни трудящихся. Дескать, реформы давно назрели, их необходимо срочно начинать, но надо понимать, что сначала будет хуже, и только потом, после тягот и лишений, светлое рыночное будущее таки и наступит.

Между тем в Китае после начала реформ доходы выросли, хотя и незначительно. Но люди это заметили и поверили в реформы. В Сингапуре и в Южной Корее то же самое. И в Чехии не было значительного периода «тягот и лишений», почти сразу начался рост, а сегодня по доходам чехи обошли даже некоторые страны старой Европы». А чехам ведь еще и через распад страны пришлось пройти – изначально, напомню, они жили в Чехословакии. Может нам у них теперь стоит поучиться? Поскольку и затягивать с реформами дальше нельзя, но и начинать их под девизом «будет хуже» – значит очень сильно рисковать провалить «перестройку». В связи с этим стоит вспомнить, что перестройка в СССР привела к сильному падению доходов населения, посему народ в ней очень быстро разочаровался. Провалить реформирование экономики – это даже хуже, чем не начинать его совсем.

Хорошие реформаторы это понимают. И от плохих реформаторов они отличаются не столько набором методик, сколько умением находит правильные пути, которые в течение непродолжительного времени приводят к оживлению экономики и росту доходов населения. А вот примеры действий не очень успешных реформаторов мы наблюдаем южнее наших границ. За реформы там вроде бы взялись активно, но в результате стало только хуже. И если в ближайшее время улучшения ситуации не произойдет, все может закончится крахом или «африканизацией» страны. В Беларуси власть активно использует эту страшилку: терпите, а то будет так, как в Украине.

Хуже обычно становится тогда, когда начинают не собственно с реформ, а под их прикрытием – с «распила» наследства старого экономического уклада. Таким образом, критерием адекватности проводимых экономических реформ является улучшение состояния экономики и повышение реальных доходов населения. Если с началом реформ становится только хуже и хуже, значит либо реформы неправильные, либо под их прикрытием идут совсем другие процессы. Местные примеры – «модернизация» или «возрождение села», в результате которых ситуация ухудшилась при том, что десятки миллиардов долларов кто-то «освоил».

В целом время для преобразований сейчас даже по-своему благоприятное. Доходы населения упали, старую экономику власти постепенно добивает... Только это должны быть реальные и выверенные реформы. То есть такие, которые уже в краткосрочной перспективе смогут обеспечить оживление экономики и рост реальных доходов населения. Тогда в преобразования поверят – и они пойдут.