Что ждать после выборов в Палату представителей

Выборы-2016 и допуск 2 депутатов от оппозиции в парламент показали: несмотря на внешнюю монолитность системы власти Александра Лукашенко, официальный Минск был вынужден пойти на символическую уступку, в первую очередь, Западу, а во вторую очередь гражданскому обществу в широком смысле этого слова.

Большинство оценок белорусских выборов со стороны аналитиков разделились на два блока. Первые оценки носят краткосрочный и среднесрочный характер и касаются двухсторонних отношений с Западом, в частности с Европейским Союзом. Второй блок оценок затрагивает внутреннюю политику и, возможное, это стоит особо подчеркнуть, изменение избирательной системы. Последние оценки носят среднесрочный и  долгосрочный характер, насколько они оправдались мы сможем увидеть только через четыре года. 

Эксперты «Либерального клуба», по горячим следам, поделились мнением, что в результате выборов выиграли все. «Президент сохраняет полностью лояльный парламент, который не имеет никакого фактического влияния на процесс принятия решений в стране. Запад достигает «видимых» шагов в направлении демократизации и либерализации в Беларуси».

Директор программ фонда Маршалла Йорг Форбиг, несмотря на то, что сам является сторонником жесткого диалога с официальным Минском, прогнозирует дальнейшее потепление в отношениях между Брюсселем и Минском. Более того, пока в этой ситуации Минск выглядит символическим победителем, так как именно Западу отводится роль партнера, который будет «оплачивать» либерализацию. «Режим Лукашенко сохраняет и расширяет свое присутствие в Европе. Это неизбежно потребует дальнейшей финансовой помощи и политических уступок. Одной из таких уступок, по поводу которой идут дебаты в ЕС, и которая, вероятно, последует после выборов, является активизация парламентских контактов».

Конкретные шаги, где именно европейские партнеры могут пойти на сближение с белорусскими властями, предполагает Артем Шрайбман в своем прогнозе для Московского Центра Карнеги. «Беларусь и ЕС уже три года ведут переговоры об упрощении визового режима. Судя по всему, политических препятствий не осталось, идет затянувшееся согласование технических деталей. Безвизовый режим – пока слишком далекая перспектива, она явно не в зоне видимости. Второе – подписание базового соглашения, минимального рамочного документа, который есть у Брюсселя со всеми странами СНГ, кроме Белоруссии и Туркменистана. Минск давно и настойчиво просит начать переговоры об этом, теперь, вероятно, Евросоюз прислушается».

Подобные прогнозы в двухсторонних отношениях Беларусь-ЕС звучали и ранее, однако теперь эти проекты, вероятнее всего, получают зеленый свет. Более того, визиты Макея в Варшаву и Моравецкого в Минск говорят о том, что Варшава, как минимум декларирует свою готовность быть локомотивом для Минска в ускорении/улучшении белорусско-европейских отношений.

Что касается внутриполитической повестки, тут уже нет той уверенности, что выборы в Палату представителей, каким-то образом принципиально изменят локальный ландшафт. С другой стороны, изменения, пусть и малозначительные, но уже произошли. Политический аналитик Валерия Костюгова: «Споры о том, кто именно попал в парламент и почему, не должны отвлечь внимание от главного: власть была вынуждена уступить давлению политического активизма, мнению международного сообщества и росту протестных настроений на фоне экономического кризиса. Вес этих факторов незначителен для того, что выставлять властям ультиматумы, но достаточен для принуждения к уступкам».

Юрий Дракохруст также оцениваетвыборы в парламент с точки зрения внутрибелорусской ситуации. «Можно предположить, что это (избрание Анисим и Канопацкой) – результат, скажем так, политического моделирования. Белорусская власть не готова пойти путем России и Казахстана, где, во-первых, образованы официальные «партии власти», а во-вторых, авторитарная система в куда большей степени манипулятивна. КПРФ и ЛДПР не бросают вызов Кремлю, но все же они не чистые марионетки Кремля. Но почему бы не попробовать?».

Еще более смелые прогнозы сделан со стороны экспертов Центра стратегических и внешнеполитических оценок. Вероятно даже, что перед нами запрос части истеблишмента на изменение избирательной системы. В частности, уже в 2016 году «белорусское руководство должно сделать ключевой шаг к выстраиванию будущей архитектуры партийной политики в Беларуси, то есть обеспечить представительство в парламенте тех партий, которые будут играть ключевую роль в ходе следующих президентских выборов 2020 года». Исходя из этого анализа роль Анисим и Канопацкой, считай ТБМ и ОГП в Палате представителей 6 созыва не кажется уж совсем ничтожной.

Центр Острогорского также делает свои оценки того, как внутриполитическая повестка может улучшить диалог Беларуси и ЕС. Что интересно, варианты развития событий ЦО, как и результаты последних выборов, в принципе, удовлетворяют всех. Например, в перспективе «белорусские власти могут позволить западным политическим и гражданским фондам открыть свои представительства в Беларуси. Их работа может быть подконтрольной, но деятельность таких организаций, как американский Национальный демократический институт или шведский Форум Сюд будет более эффективной, если они будут находиться в Беларуси. Их финансирование сможет достичь большего числа белорусов и поддерживать белорусские общественные инициативы; теперь же, работая в Вильнюсе и Варшаве, они остаются невидимыми».

В заключении приведем два мнения с круглого стола «Парламентаризм через призму ментальности белорусского общества». Оценки озвученные на мероприятии, которое прошло под эгидой ЦИК, показывают, что дискуссия по поводу потенциального усиления партий продолжается, и пока это открытый сценарий. Председатель наблюдательного совета Белорусского комитета молодежных организаций, аналитик Вадим Боровик: «Не стоит одновременно начинать политические и экономические реформы. Партиями нужно заниматься, но пока мы не готовы».

В свою очередь, редактор информационно-аналитического портала «Евразия. Эксперт» Вячеслав Сутырин на том же мероприятии провел параллели в развитии избирательной системы в России и Беларуси. «В Беларуси во многом действует «корпоративный» принцип. То есть коллективы выбирают и выдвигают своих представителей в парламент. И, что интересно, уже с 2010 года в России мы видим признаки формирования подобного факта».

С оценкой Сутырина, в принципе, можно согласиться, только корпорации в нашей  ситуации это не бизнес структуры, а Администрация президента, силовой блок и МИД. В контексте последних выборов, главным победителем избирательной кампании 2016 можно назвать именно главу МИД Владимира Макея. Его проект контролируемой либерализации успешно продан западным партнерам. И дальнейшее усиление роли партий, так или иначе, будет зависеть от упомянутой выше внутрикорпоративной дискуссии.

В белорусскую внутрикорпоративную среду не включены или имеют низкую степень включенности представители частного бизнеса. В Палату представителей 6 созыва не был допущен ни один представитель финансового сектора, крупного и среднего бизнеса, IT-сектор также никто не представляет. Профессиональных политиков в Палате представителей можно пересчитать на пальцах одной руки. Подавляющее большинство новых депутатов люди не публичные и в большинстве случаев, имеют нулевую узнаваемость за пределами своих избирательных округов.

И тем не менее, итоги выборов в Палату представителей, попадание туда оппозиции, другими словами уступка официального Минска – это главное позитивное событие не только текущего политического сезона, но и всей белорусской внутриполитической кухни с 2010 года.