Полезен ли парламент для белорусской оппозиции?

Результаты последних парламентских выборов в Беларуси, по результатам которых в парламент прошли два оппозиционных кандидата, вызвали у многих удивление: в течение последних 20 лет в состав белорусского парламента не был включен ни один из оппозиционных политиков, а предпосылок для появления в парламенте лиц, не включенным в государственную вертикаль власти, в последнее время не было.

Кроме удивления сам факт наличия оппозиционных политиков в новом парламенте вызвал еще и подъем настроений: многими это было воспринято как сигнал к возможной либерализации политического поля и готовности существующей власти к диалогу с оппозицией.

В действительности же такое поведение белорусских властей не является чем-то необычным, и в долгосрочной перспективе не может служить сигналом о либерализации политической системы. Сравнение поведения диктатур в международном контексте на примере 558 диктаторов, проводимое в теории политических институтов в диктатурах, показывает, что такое поведение властей – а именно включение оппозиции в работу госорганов, прежде всего в избираемые институты власти – зачастую имеет под собой вполне рациональные цели, и в перспективе опасно для демократии (см. Gandhi, 2008). Обычно за счет включения оппозиции в избираемые институты диктаторские режимы преследуют четыре цели.

Деятельность в фасадных институтах. В диктатурах избираемые институты власти не являются действительно функционирующим госорганом, но используются исключительно для легитимизации действующего политического режима. По этой причине к оппозиционным политикам, избранным в такие институты, со стороны общества могут выдвигаться завышенные требования относительно результатов их деятельности. Поскольку избираемые институты не влияют на политическую повестку дня, результатом может стать разочарование общества в оппозиции, которая, будучи избранной в парламент, так и не смогла ничего изменить.

Кооптация и раскол оппозиции. Оппозиционные политики, начавшие работу в избираемых институтах власти, после своего избрания могут быть восприняты обществом либо некоторой частью оппозиции как «пособники» диктатуры. В результате, общество либо оппозиция могут дистанцироваться от таких политиков и/или оппозиционных структур, которые они представляют. В этом случае оппозиционный политик в составе избираемого органа власти может стать легкой мишенью для кооптации действующим политическим режимом и в результате вовсе выйти из состава оппозиции. Даже если дистанцирования от такого политика не происходит, присутствие его в избираемом органе власти так или иначе повышает риски кооптации.

 «Туннелирование» деятельности оппозиции. Получая места в избираемых институтах власти, оппозиция тем самым получает легальное «окно» для деятельности. Однако, поскольку избираемые институты власти в диктатурах являются лишь фасадными, эта деятельность мало влияет на конфигурацию политического поля и политическую повестку дня, что подталкивает оппозицию к политическим действиям иного рода. В свою очередь, такие действия могут быть расценены обществом как сигнал о низком организационном потенциале и общей слабости оппозиции (ведь она уже включена в институты власти, в «которых ничего не может сделать»), снижая тем самым уровень ее поддержки.

«Карликовая оппозиция» против «титана государства». Диктатуры склонны позволять лишь крайне небольшое представительство оппозиции в избираемых органах власти. Тем самым политический режим демонстрирует превосходство над оппозицией и указывает на якобы низкую поддержку со стороны общества.

В перспективе такие особенности диктатур, содержащих номинально демократические избираемые институты власти, снижают вероятность демократического транзита. Как показывают исследования, вероятность демократического транзита в диктатурах, имеющих номинально демократические избираемые институты власти, ниже, чем в «не институционализированных» диктатурах, а срок жизни диктатур с номинально демократическими институтами выше.  В свою очередь, наиболее важным фактором, позитивно влияющим на вероятность демократического транзита в институционализированных диктатурах является не представленность оппозиции в избираемых институтах, а ее способность заручиться поддержкой общества (Gandhi, Przeworski, 2007; Cheibub, Limongi, 2002; Kendall-Taylor, Frantz, 2015 ).

Библиография

Cheibub, J., Limongi, F. 2002. Democratic Institutions and Regime Survival: Parliamentary and Presidential Democracies Reconsidered. Annual Review of Political Science, Vol. 5: 151-179.

Gandhi, J., Przeworski, A. 2007. Authoritarian Institutions and the Survival of Autocrats. Comparative Political Studies, Volume 40, Number 11.

Gandhi, J. 2008. Political Institutions under Dictatorship. Cambridge University Press.

Kendall-Taylor, A., Frantz, E. 2015. Mimicking Democracy to Prolong Autocracies. The Washington Quarterly, 37:4.