Что результаты расследования катастрофы рейса MH17 значат для Беларуси?

Обнародование окончательных данных расследования Международной следственной группы о причинах крушения малайзийского «Боинга» над территорией Украины в июле 2014 года, безусловно, будет иметь самые серьёзные последствия, в том числе для Беларуси. И последствия эти будут связаны с усилением агрессивности внешней политики Москвы.

МСГ пришла к выводу, что пассажирский самолёт с 298 людьми на борту (все погибли) был сбит ракетой системы «Бук» (и установка, и боеприпас были завезены из России), «запущенной с территории, контролируемой сепаратистами». При этом имеются богатые (а возможно, и подлинно исчерпывающие) данные о самой установке, её перемещении по территории Украины и других аспектах произошедшего.

Вне всякого сомнения, реакция российского руководства на публикацию результатов расследования показывает, что интересы Москвы были весьма серьёзно задеты этим событием. Презентации итогов работы Международной следственной группы предшествовало сообщение о якобы полученных российской стороной новых данных об обстановке в небе над Украиной в день трагедии. Данное сообщение, очевидно, было направлено на то, чтобы скомпрометировать публичный доклад МСГ 27 сентября. Уже после презентации различные российские ньюcмейкеры выдвинули ещё ряд «версий» событий, в том числе – версию о том, что «ракета «Бука» «могла быть случайно запущена» по Boeing 777 Malaysia Airlines 17 июля 2014 года на востоке Украины».

Тем не менее, более показательными являются другие элементы реакции российского истеблишмента.

Первый – это инициирование масштабной информационной кампании о запрете в России абортов и бэби-боксов, которая, вполне очевидно, была нужна только для того, чтобы отвлечь внимание общества от международных событий. Данный шаг является косвенным признанием того, что российским властям по большому счёту нечем опровергать аргументы Международной следственной группы и, что более важно, не имеет смысла пытаться сделать это, но при этом необходимо купировать негативные информационные и политические эффекты, вызванные публикацией данных расследования.

Второй элемент – это, безусловно, активное обсуждение в социальных сетях и некоторых сайтах статьи знакового для российского информационного пространства журналиста Андрея Колесникова (его считают одним из «любимых журналистов В. Путина»), написанной более двух лет назад. В ней он, по сути, говорит о том, что российское руководство и лично В. Путин «откажется» от «бойцов сопротивления» на Донбассе, если подтвердится, что именно они ответственны за уничтожение «Боинга» и пошли на этот шаг хотя бы отчасти сознательно.

Данные информационные события, как и странное заявление руководства концерна «Алмаз-Антей» о возможном «случайном» уничтожении «Боинга» ракетой, выпущенной из «Бука», важны, в первую очередь, в контексте отношений между различными группами внутри российской элиты. Ведь вероятней всего войну на Донбассе начинали и затем поддерживали (в том числе – в форме санкционирования передачи оружия, включая, судя по всему, и «Бук») и всё ещё поддерживают высокопоставленные лица в Российской Федерации. Поэтому релевантные для Беларуси последствия новых событий в рамках сюжета с крушением малайзийского «Боинга» над Украиной будут связаны, прежде всего, с трансформациями в российской элите.

С данной точки зрения поведение российского руководства можно трактовать как сигнал того, что «ястребы», стоящие за жёсткой позицией Москвы и, возможно, без санкции высшего руководства России поставившие «Бук» сепаратистам на востоке Украины, скомпрометировали себя. Они либо «не оправдали доверия» и совершили трагическую ошибку в случае с уничтожением «Боинга», либо же сознательно «подставили» российское руководство, проведя спецоперацию по уничтожению пассажирского самолёта. Последнее не так уж нереалистично, учитывая тот факт, что данная трагедия и её расследование, безусловно, создаёт близкое к неустранимому препятствие для нормализации отношений России и Запада, а значит, по-крупному играет на руку «ястребам».

В данном контексте сигналы Москвы должны быть, судя по всему, прочитаны в том духе, что В. Путин и его ближайшее окружение намерены ослабить позиции скомпрометировавших себя силовиков и продолжить курс на нормализацию отношений со странами Запада (прежде всего, Германией, Францией, а также ЕС в целом).

Проблема, однако, состоит в том, что даже если подобное разделение на «ястребов» и «неястребов», а также конфликт между ними, и существуют, то дальнейшее развитие событий в рамках этой конструкции вовсе не так однозначно. Даже если В. Путин решился бы на удар по «ястребам», созданные ими препятствия для нормализации отношений России и Запада всё равно останутся непреодолимыми. И ситуация вокруг уничтожения малайзийского «Боинга» над Украиной является одним из таких непреодолимых препятствий.

На деле же гипотезы о глубоком расколе в российском истеблишменте видятся преувеличением, и не исключено, что они целенаправленно запускаются в информационное пространство кремлёвскими политтехнологами с той или иной целью. Учитывая тот факт, что в ряды «ястребов» не могут не входить такие разные, но весьма влиятельные фигуры, как Н. Патрушев, С. Шойгу, а также высшие чины ФСБ, представить себе «ослабление» их позиций едва ли возможно. Те громкие отставки, которые произошли в последнее время, были связаны, прежде всего, с оптимизацией силового и административного аппарата, повышением его эффективности, с удалением неэффективных фигур либо тех политиков, которые в силу огромных коррупционных связей стали слишком «дорогими» или в отношении которых был риск формирования вторых и третьих лояльностей.

В реальности же, несмотря на создание Национальной гвардии в России, последние события свидетельствуют об усилении позиций ФСБ (хотя в его руководстве и могут произойти изменения), а также о более агрессивном поведении России, например, в Сирии. Объявленные планы многократного увеличения в Вооружённых Силах Российской Федерации количества батальонных боевых групп свидетельствуют явно не о подготовке к разрядке, а скорей наоборот, о возможности кратного увеличения гибридной активности российской армии, что не может не быть связано с её применением в ближнем зарубежье. Едва ли возможно к предвестникам «разрядки» отнести и формирование самой Национальной гвардии.

Ввиду изложенного указанные «сигналы» Москвы, озвученные после обнародования результатов деятельности Международной следственной группы по делу о крушении малайзийского «Боинга», следует рассматривать скорее как очередную информационную операцию. Данная операция призвана, во-первых, создать коридор возможностей для продолжения игры Москвы на «нормализацию» отношений с ЕС и отдельными странами ЕС, что критически важно для реализации такого стратегического приоритета российского руководства, как подрыв трансатлантического единства. Кроме того, сохранение видимости приверженности Москвы курсу на нормализацию важно для целей содействия усилению давления на Киев со стороны Германии и Франции, других стран ЕС по вопросу выполнения «Минских соглашений» в том формате, в каком они выгодны России. Во-вторых, она призвана отвлечь внимание от происходящих трансформаций в российской политике и военной организации государства, направленных на дальнейшее наращивание потенциала Российской Федерации для реализации агрессивных намерений на различных стратегических направлениях в неблагоприятных социально-экономических и международных условиях. Наконец, в-третьих, данная операция наряду с комплексом других действий призвана решить ряд внутриполитических задач.

Перечисленные обстоятельства свидетельствуют о сохраняющихся и усиливающихся вызовах и рисках национальной безопасности Республики Беларусь со стороны Российской Федерации. В обозримом будущем следует ожидать усиления таких «либеральных» сигналов со стороны Москвы, которые, однако, будут сочетаться с дальнейшим ужесточением практической политики российского руководства в различных сферах. Если сообщения о досрочном проведении президентских выборов в Российской Федерации в 2017 году соответствуют действительности, то период до этих выборов и завершения последующей трансформации политического поля в Российской Федерации следует считать периодом нарастания военной угрозы для Республики Беларусь. Это связано с привлекательностью использования «крымско-украинского сценария» в отношении Беларуси для целей мобилизации общественного мнения в Российской Федерации в поддержку будущего Президента Российской Федерации.