Разыграть партию. Кто усилится после 11 сентября

Белорусские партии выдвинули практически две трети кандидатов в депутаты в текущей избирательной кампании. Несмотря на то, что до дня голосования почти две недели, ЛДПБ и Сергея Гайдукевича можно поздравить с камбэком в законодательную власть. А вот роль остальных игроков под большим вопросом. Тем не менее, уже можно сказать, что эти выборы обозначили две главные тенденции. В публичное пространство вернулась дискуссия о возможности усиления роли партий в политической жизни. И второе – правящая элита более настойчиво посылает сигналы о своем желании создать партию власти. Тренд на маргинализацию классических оппозиционных партий остается.

В нынешнем году оппозиционные партии через партийные съезды выдвинули 207 кандидатов, в 2012 году – 128. Рост числа претендентов в кандидаты произошел и за счет партийного выдвижения от лояльных власти партий – 180 сейчас против 136 четыре года назад. При этом количество выдвижений через сбор подписей выросло незначительно – с 223 до 245. Какое это имеет значение? Да никакого, отвечает Юрий Дракохруст.  

Особенность нашей избирательной ситуации в том, что ни от кандидатов в депутаты, ни от избирателей, в принципе, не зависит состав Палаты представителей. С другой стороны, есть то самое «но», которое и определяет, если не интригу, то хотя бы интерес к текущим выборам. «Есть, впрочем, и некие внутренние импульсы, пожелания, так сказать, отечественных современных баронов и сословий. Например, «Белая Русь» давно и безуспешно просится в партии. Есть идеи расширить представительство лояльных власти партий и общественных организаций, опереться на цветущее (и при этом вполне согласное с властью) гражданское общество. Это, в принципе, даже тому же Западу скормить можно». 

То, о чем мы писали в предыдущем обзоре, желание официального Минска «продать» текущую кампанию западным партнерам, создает определенный фон востребованности политических структур. Об идее расширения влияния ряда государственных институтов, той же «Белой Руси», и говорит Юрий Дракохруст. Другие аналитики идут еще дальше, в частности Алексей Дзермант еще в середине текущей кампании обозначил потенциальную фракционную раскладку в Палате представителей. «Уже сейчас очевидны лидеры партийной и общественной активности: РОО «Белая Русь», КПБ и ЛДПБ. КПБ представляет левый фланг белорусского общества, для которого важны ценности социальной справедливости. ЛДПБ ориентирована на средний класс, мелкий и средний бизнес, интересы которого она готова представлять в парламенте. «Белая Русь» – безусловные центристы, которые готовы уравновесить и сбалансировать разные фракции и группы белорусского общества в интересах государственного развития».

Почему именно сейчас всё активнее стали обсуждать усиление роли ряда проправительственных институтов объясняет последний (к сожалению в полном смысле этого слова) опрос НИСЭПИ. За последние 10 лет в общественном мнении произошла кардинальная переоценка «точек опоры» А. Лукашенко. Произошла рутинизация харизмы «всенародноизбранного президента». Из политика, опирающегося на народ (жителей села, пенсионеров и простых людей), он трансформировался в политика, основной опорой которого служит бюрократия.

Таблица 1. Динамика ответов на вопрос: "На Ваш взгляд, на кого, прежде всего, опирается президент А. Лукашенко?", % (возможно более одного ответа)

Вариант ответа

08`06

06`16

Изменение

На президентскую "вертикаль"

37.0

54.4

17.4

На государственных чиновников

20.5

32.1

11.8

На директоров крупных предприятий

13.5

17.4

3.9

На бизнесменов

4.5

5.5

1.0

На специалистов

9.9

9.2

–0.7

На военных, МВД, КГБ

48.6

47.1

–1.0

На культурную и научную элиту

8.3

4.4

–3.9

На жителей села

30.2

11.5

–18.7

На пенсионеров

41.4

21.8

–19.4

На простых людей

34.2

8.2

–26.0

*Таблица ранжирована по последнему столбцу

Динамика ответов на вопрос: «На Ваш взгляд, на кого, прежде всего, опирается президент А. Лукашенко?» – говорит о том, что и Лукашенко уже, в некотором смысле, такой же заложник своего номенклатурного аппарата, как и отдельные члены вертикали заложники воли президента страны. В условиях, когда номенклатурное сообщество осознает увеличение своего веса (например выборная кампания), активней идет поиск дополнительных инструментов, которые повышали бы уровень безопасности белорусской элиты и гарантировали бы определенную политическую стабильность (или хотя бы создавали у номенклатуры надежды на укрепление ее позиций). Исходя из анализа НИСЭПИ, рано или поздно, Администрация президента и лично А. Лукашенко должны были бы согласиться с желанием элиты пропостулировать свою партию.

По мнению экспертов НМ в увеличении роли партий заинтересованы не только сами политические структуры, но и официальный Минск. Парламент – это институт, который обеспечивает не просто ротацию людей, которые принимают те или иные законопроекты, но в состоянии стабилизировать государственный кризис (например, как это было в Украине в конце 2014-начале 2015 гг.). Следовательно, разные группы в парламенте должны быть нужны не только как предмет торговли для западных партнеров, но и как механизм внутренней стабилизации. «Партийная система, равно как и представители партий в парламенте, – все это нужно не только и не столько партийным активистам, оппозиции или Западу, – это необходимо прежде всего самому правящему классу Беларуси. Чтобы иметь надежные механизмы воспроизводства государства». 

В любом случае, в текущей ситуации корректнее пока говорить даже не об усилении роли партий, и не о навязывании ими своей повестки Администрации президента, а о минимальном выходе в публичное поле, из которого большинство игроков были исключены. «В случае с партиями в маргинез отправлены все партийные организации, которые с конца 90-х трансформировались в политические клубы. Во-первых, это связано с тем, что в стране отсутствует полноценная социальная база для формирования партий и групп интересов. А во-вторых – нет публичной политики.  Показательно и то, что сейчас в Палате представителей вообще нет фракций – ни партийных, ни внепартийных. Власти заблокировали основные каналы коммуникации между партийными организациями и населением». 

Рискну предположить, что разблокировка каналов коммуникации, в частности для тех структур, которые называет Дзермант (РОО «Белая Русь», КПБ и ЛДПБ) будет напрямую зависеть от выхода из кризиса и накопления дополнительного социального и финансового капитала группы интересантов. Анализ доходов кандидатов в депутаты по Гомелю и Гомельской области, который сделали эксперты «Стратегической мысли» показывает следующую динамику. Четыре года назад средний годовой доход кандидатов в депутаты в регионе составлял чуть более 10 тысяч долларов. Годовой доход большинства кандидатов в депутаты в этом году приближается к 20 тысячам долларов. Например, Иван Корж начальник «Института национальной безопасности», в прошлом году официально заработал чуть более 21 тысячи долларов. Есть также кандидат, ежегодный годовой доход которого составил 107 тысяч долларов – это Иван Щербаков, директор ООО «ДатаЦентр». В этом тоже есть доля абсурда, как директор фирмы, которая занимается производством программного обеспечения идет на выборы в Палату представителей, и не имеет своего сайта, но это отдельная тема подготовки к кампании кандидатов в депутаты. Для нас интересно другое: по прогнозу МВФ годовой доход белорусов в 2016-м составит 4855 долларов, это на порядок меньше чем в 2015 и в 2014 гг.

Это кстати то, что принципиально отличает текущую ситуацию от 90-х. Востребованность в партии власти подкрепляется ростом финансовых доходов номенклатурной элиты и увеличением зависимости действующего президента от своего аппарата. А вот те, кто в таблице НИСЭПИ проходят по последней строке, т.е. простые люди, остаются без своей партии. Да и желание снизу иметь свою политическую силу, по-прежнему, не артикулировано.