Разбитое зеркало НИСЭПИ

Атака официальной пропагандистской машины на Независимый институт социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ) на старте избирательной кампании, а также вялая реакция оппозиционного сообщества на это событие обозначили интересную и симптоматичную проблему современного политического процесса в Беларуси. Возникает вопрос: каковы роль и место независимой социологической институции, проводящей и публично презентующей регулярные исследования общественного сознания в сложившейся политической системе?

Неприязнь авторитарного режима ко всему независимому и неподконтрольному понятна и даже предсказуема. Июньский опрос НИСЭПИ стал своего рода детонатором очередной атаки, потому что продемонстрировал и нарастающую эрозию основ режима, и тяжелую фрустрацию в умах социума, и скептицизм электората в отношении возможных альтернатив. Наверное, это исследование не порадовало в белорусском политикуме практически никого. И власть на это ответила грубой инвективой и примитивными угрозами наказывать, запрещать, давить и преследовать.

Результаты этого социологического опроса, с одной стороны, продемонстрировали кризис существующей социально-экономической модели, неэффективность и ущербность официальной пропаганды, усталость электората от затянувшегося «театра одного актера», все меньше способного меняться и адекватно адаптироваться к новым вызовам времени. А официальная пропаганда, в свою очередь, вновь показала свою неэффективность, ответив ударом по «зеркалу», отразившему «рожу криву». Ответив глупо и контрпродуктивно.

Почему контрпродуктивно? Потому, что пропагандисты режима де-факто сделали бесплатную рекламу НИСЭПИ. До этой атаки массовая публика едва ли что знала и про сам НИСЭПИ, и про его исследования, и про их неприятные для власти результаты. Вероятно, количество посетителей сайта НИСЭПИ после этой пропагандистской атаки существенно выросло, и многие новые читатели увидели в опубликованных результатах отражение своих собственных взглядов и сомнений, но что еще важнее – подтверждение тому, что они не одиноки в своих суждениях, что такого же критичного мнения придерживается огромное количество белорусских граждан.

А для интеллектуального класса страны официальная пропаганда в очередной показала свою вопиющую некомпетентность, использовав в качестве основного аргумента критики в адрес НИСЭПИ – «отсутствие аккредитации».

Все эти рассуждающие с телеэкранов государственных СМИ псевдо-доктора и профессора социологии из провластной обоймы, похоже, не понимают как в современном мире устроен рынок социоисследований. Конечно, фактор заказных «соцопросов» присутствует не только на постсоветском пространстве, но и во многих странах Восточной Европы – членах Евросоюза, к примеру, в той же соседней Польше. Не говоря уже о России или Украине. Иногда это принимает совершенно гротескные формы. Приведу пару примеров.

Мой друг, известный российский социолог рассказал мне такую историю времен эпохи Б. Ельцина. Ему заказали опрос для предстоящих выборов губернатора одной из областей. Он два часа презентовал результаты, честно объясняя клиенту, что шансов у него нет никаких. «И х…ле?», – спросил клиент. «Не надо Вам позориться», – был ответ. На выходе из здания обладминистрации социологов встретили бандиты из службы безопасности с требованием:

– Верните бабло!

– Почему?

– Босс считает, что вы врете! А если не врете и на выборы ему идти не надо, то почему он должен на вас тратиться?

Другой пример из более демократичной страны. В 2008 году во время досрочных выборов мэра Киева в официальной городской газете десяток кандидатов на своих предоставленных по законодательству страничках опубликовали десяток взаимоисключающих «опросов». Это были «исследования» кампаний-однодневок, специально зарегистрированных накануне выборов. Абсурд? Но в демократических странах никто даже не пытается на законодательном уровне бороться с фиктивной социологией. Потому, что «социологам»-однодневкам изначально мало кто верит, доверяют только авторитетным брэндам, которые много лет присутствуют на рынке и в информационном пространстве, у которых есть репутация, и которые дорожат своим имиджем.

У НИСЭПИ репутация есть – и в экспертном сообществе Беларуси, и в социологическом сообществе соседних стран. Недаром штатные «профессора» призывали уголовно преследовать не тех, кто причастен к фактам фальсификации социологических исследований, но просто – проведение исследований «не аккредитованными» структурами. Причина очевидна: они сами боятся наказания в будущем за фальсификации, потому что зачастую их цифры заметно опережали в своей комплементарности в адрес власти даже официальные данные Центризбиркома.  

Проблема не только в топорности официальной пропаганды. Не менее симптоматично то, что первые атаки на НИСЭПИ начали представители титульной оппозиции. Еще два года назад глава одной из оппозиционных партий С. Шушкевич публично назвал руководителя НИСЭПИ профессора О.Манаева «изменником», аргументировав это следующим образом: «он на следующий день после выборов говорит, что Лукашенко поддерживает 52-53% белорусов. Это когда в это время в тюрьме сидит Санников». Столь противоестественное «соитие» политических моральных императивов с наукой выглядит особенно абсурдным в устах человека с регалиями профессора и академика. Но в данной ситуации он мало чем отличается от вышеупомянутого российского губернатора-гангстера. Это просто менталитет, образ мышления.

К сожалению, все эти перлы – наглядное свидетельство того, что часть оппозиции стала своего рода обратным отражением власти, этаким псевдодраконом, порожденным большим драконом. Некоторые оппоненты власти тоже мыслят императивами сталинщины и видят в науке «продажную девку империализма». Им также не нравится все независимое и неподконтрольное. Они также ненавидят независимую социологию, как и власть. Потому что это «зеркало» общественного сознания демонстрирует им, что их пафосные лозунги и призывы, иллюзии и мечты о революции, «площади» и бойкоте несовместимы с реальными ожиданиями и запросами социума.

Но значит ли это, что независимая социология действительно никому не нужна в закрытом белорусском авторитарном обществе? Конечно, это не так. Независимая социология нужна интеллектуалам, которые хотят (пусть даже для самих себя) понимать, в каком обществе они живут. Она нужна политикам-прагматикам, которые готовы бороться за симпатии электората – «кровью и потом» бороться за то, чтобы стать в глазах большей части электората реальной альтернативой нынешнему режиму. Как бы это не выглядело пафосно, но именно независимая социология показывает реальный путь политикам. Главное чтобы у политиков-прагматиков всегда хватало здравого смысла правильно видеть ориентиры, которые дают им социологи.

P.S. Согласно последним новостным сообщениям, руководство института решило свернуть проведение опросов общественного мнения в Беларуси. Как долго продлится эта ситуация – пока неизвестно.